ХИТРЫЙ МАНЕВР ПОЛКОВОДЦА

В начале 1811 года все понимали, что война с Францией будет неизбежна в самом скором времени. У России оставалась серьезная проблема — длящаяся с 1806 года война с Османской империей, которую требовалось срочно завершить.

Турецкая армия имела крупное численное превосходство. Ко времени прибытия М.И. Кутузова на турецкий театр военных действий русская «молдавская» армия насчитывала 46 тыс. человек: пехоты – 25300, конницы регулярной 7600, казаков – 6500, артиллерии и пионеров – 4900 (специалисты призванные выполнять фортификационные, мостовые и дорожные работы) и 1800 человек Дунайской флотилии. Войска были разбросаны на фронте шириной до 1 тыс. км по Дунаю. Удаленность дунайского театра, недостаток сил и неналаженность снабжения армии затрудняли ведение войны.

Турецкая армия находилась в более выгодных условиях. Поддерживаемая французским императором, она была проникнута решимостью продолжать войну и после пятилетней обороны усиленно готовилась к наступлению.

Энергичными действиями Кутузову удается в короткое время произвести соответствующую перегруппировку армии и сосредоточить войска для удара не по крепостям, а по полевой армии турок. Брать штурмом крепости, « с тем, чтобы после их оставлять… стоило бы весьма дорого и было бы бесполезно». Так сразу же по-новому относится Кутузов к продолжению войны. Он видит успех кампании в разгроме самой могущественной силы турок – их армии. Русский полководец стремился завлечь неприятеля для сражения на равнину. Разбить противника в полевом сражении – вот, по мнению Кутузова первостепенная задача, от решения которой зависит окончание войны в самые короткие сроки и, следовательно, лишение Наполеона союзника на юге России.

Сосредоточив силы в Шумле, турки решили начать наступление по двум направлениям, во главе которых стояли наиболее опытные военачальники Ахмет-бей, ставший верховным визирем, и Измаил-бей. Армия Ахмет-бея численностью до 60 тыс. человек имела задачей наступать из Шумлы через Разград на крепость Рущук, расположенную на правом берегу Дуная и занятую русскими войсками, и затем, переправившись через Дунай, продолжать движение к Бухаресту, где и нанести поражение русской армии. Армия Измаил-бея численностью до 25 тыс. человек направлялась в обход из Софии через Видин для нанесения удара с тыла.

Кутузов, уделявший большое внимание организации разведки, подробно узнал от видинского Мулла-паши о наступательном плане турецких армий. Он установил наблюдение за развертыванием турок и своевременно переправил свои силы на правый берег Дуная, где 20 июня в 4 км. от Рущукской крепости занял позицию на открытой возвышенной крутыми скатами справа.

Против почти 60-тысячной турецкой армии при 78 орудиях русский полководец смог выставить только 15 тысяч человек (не считая Рущукского гарнизона) при 114 орудиях. Войска были расположены: девять каре пехоты в две линии – пять каре в первой и четыре каре во второй, против промежутков первой линии; в третьей линии за пехотой стояла конница; артиллерия отдельными группами размещалась впереди боевого порядка. Сражение началось утром 22 июня 1811 г. яростными атаками турецкой конницы – ее было до 30 тыс. человек. Но успеха турки не имели. Кутузов уловил момент, атаковал неприятеля всеми силами. В бой вступил и гарнизон крепости Рущук. Потеряв 5 тыс. человек, турки отступили к своему укрепленному лагерю. Русские войска были остановлены Кутузовым на захваченной у турок позиции. Коннице, преследовавшей противника на расстоянии 10 км., было приказано возвратиться на поле сражения.

Дальновидный план Кутузова состоял в том, чтобы вынудить турок к новому сражению, в котором можно было бы уничтожить турецкую армию и добить тем самым решительную победу. Ради этого русский полководец совершает смелый отступательный маневр. Он приказывает войскам переправиться на левый берег Дуная и оставить единственную крепость Рущук на правом берегу Дуная, взорвав ее укрепления.

Между тем разбитый и поспешно отступивший Ахмет-бей ждал атак русских на свои укрепленные позиции. Но атак не последовало. Когда же Ахмет-бей узнал об оставлении русскими крепости Рущук и об их отходе на другой берег Дуная, он пришел, как ему казалось, к совершенно правильному выводу: русская армия обескровлена в сражении и теперь, опасаясь нового нападения, отступила за Дунай. В Константинополь полетело сообщение о победе и о занятии Рущука. Не заставили себя долго ждать поощрения и награды. Турецкий визирь получил поздравление и от Наполеона.

Наконец через два месяца, в ночь на 28 августа, турки, имевшие к этому времени 70 тыс. человек, начали переправу через Дунай в 4 км выше Рущука. Переправившиеся войска численностью 40 тыс. человек расположились в устроенном ими укрепленном лагере в 4 км юго-западе Слободзеи; остальные войска в количестве 30 тыс человек оставались на правом берегу Дуная.

Кутузов, узнав о начавшейся переправе турецкой армии через Дунай, не ставил перед собой задачи помещать переправе. «Пусть переправляются, — говорил он, — только перешло бы их на наш берег поболее».

Несмотря на большое численное превосходство противника, русский полководец не проявил ни малейшего колебания при осуществлении решительного плана. Сковав главные силы турок с фронта, он выделил отряд в 7500 человек, из них 2500 конницы с 38 орудиями под командованием генерала Маркова, которому поставил задачу скрытно переправиться на правый берег реки и внезапной атакой разгромить турецкие войска у Рущука.  Эта трудная задача была блестяще выполнена. Внезапная яростная атака русской конницы и стремительное наступление пехоты, построенной в каре, ошеломили турок. Отряд генерала Маркова, заняв правый берег реки, 2 октября установил пушки и открыл огонь по главной группировке турок с тыла. В тоже время их обстреливала артиллерия и с фронта. Чтобы достичь полного окружения турецкой армии, Кутузов сосредоточил на Дунае по обеим сторонам ее расположения 14 судов, вооруженных пушками. Положение турецкой армии, охваченной сплошным кольцом, стало безнадежным.

Скоро о разгроме турок у Рущука и об окружении большой армии облетела весь мир. Наполеон, восхищавшийся мнимой победой турок у Рущука и, следовательно, не разгадавший замысла Кутузова, теперь кричал в негодовании: «Поймите этих болванов турок: у них дарование быть битыми».

Между тем Кутузов, держа турецкую армию в окружении, начал переговоры о мире. В мае 1812 года перед самым вторжением наполеоновских войск в Россию – русская армия Кутузова, занимавшая выгодное стратегическое положение, принудила турецкое правительство подписать в Бухаресте мирный договор, по которому к России была присоединена Бессарабия. Сербия получила право на внутреннее самоуправление.

  

Полковник Г. Цобехия

Военный университет МО РФ