Владимир Макарычев – Фирма «Строкин и К°»

Из повести «Автономный дрейф». Глава десятая.

В начале девяностых каждый пытался найти свое место в рыночных условиях. Расцветало посредничество, торговля импортными продуктами, вещами. Все это было низкого качества, но пользовалось спросом у изголодавшегося по всему заграничному населения. Фирма, которой руководил Матвей Строкин, выбрала свой путь зарабатывания денег. Матвей, наладив отношения с китайскими партнерами, поставлял в Москву отделочную плитку. Он не прогадал. У людей появились легко заработанные деньги, и их требовалось быстро потратить. Высокая инфляция, постоянные денежные реформы не давали возможности долго копить денежные знаки. Поэтому люди хаотично тратили их в основном на себя. Строили дачи, ремонтировали квартиры по «европейским» стандартам, покупали импортную технику и вещи. При этом они далеко не всегда задавались вопросом о целесообразности покупки. Потребительское общество, основанное на опасениях потерять с трудом нажитые деньги из-за непредвиденных обстоятельств, заставляло не копить, а тратить. Психологию нового общества вовремя уловил Матвей и с размахом воплотил свою идею в жизнь.

Плитка, которую он завозил из Китая, стоила очень дешево, но по дизайну ничем не уступала западным образцам. Потому что с них она и копировалась. На существование авторского права и дилерского договора тогда никто не обращал внимания. Все это приносило хороший доход. Затраты, связанные со взятками чиновникам, были вполне умеренными. При этом большая часть товара провозилась контрабандным путем. За счет таких манипуляций и зарабатывалась наличность. Превращением рублей в доллары занимался сам Матвей. Под его контролем находился весь денежный поток компании. Белов держал в руках все внешние связи фирмы и контролировал движение товара. Он уже почувствовал вкус больших денег и начинал задумываться о своем деле. Появились лишние дензнаки, и их куда-то нужно было вкладывать. Бытовые вопросы, такие как покупка квартиры и строительство загородного дома, он решил за полтора года.

Но в душе Владимира росло недовольство своим положением в компании. Несмотря на доверие партнера, близкие отношения у них не сложились. Их и не могло быть по причине замкнутого характера Матвея. Тот всех подозревал в обмане и воровстве. Каждые полгода пытался менять персонал фирмы. Принцип «незаменимых людей нет» у него трансформировался в девиз — «в Москве людей много». Володе все труднее становилось отстаивать профессионалов и своих людей, которых он привел в компанию.

Белов находился в постоянном движении, много ездил по стране. Плиточный бизнес набирал обороты. Появилось новое направление — создание складских филиалов в крупных городах России. Владимир постепенно взял под контроль всю внутреннюю жизнь фирмы. Люди его боготворили и добросовестно выполняли поставленные им задачи. Растущий авторитет бывшего командира не смог остаться незамеченным со стороны Строкина. Но в силу своего слабого интеллекта Матвей пока еще не нашел способа нейтрализовать соратника по бизнесу. Конфликт интересов между тем нарастал. Володя прекрасно понимал, что волнует его шефа. Поэтому он решил сыграть на опережение, взяв инициативу по предупреждению конфликта на себя. Но обстоятельства помешали обсудить этот вопрос.

Срочный разговор у него с Матвеем состоялся совсем по другому поводу. Строкин сидел в роскошном кожаном кресле красного цвета. Тогда этот цвет подчеркивал принадлежность к богеме столичного бизнеса. В моде еще были желтые рубашки и оливковые пиджаки.

Матвей легким жестом довольно уважительно пригласил Володю присесть. Для гостей в офисе стояли кресла коричневой расцветки. Цветовая гамма, по мнению директора фирмы, напоминала посетителям кабинета, кто здесь главный.

Строкина в последнее время преследовало его флотское прошлое и то, что Белов его прекрасно знает. При виде Белова он всегда чувствовал себя неуверенно. И не только потому, что тот знал о его воровстве на корабле. Он, не обладая даже средними умственными качествами, интуитивно чувствовал интеллектуальное превосходство Владимира.

Матвей начал разговор первым.

— Владимир Сергеевич, — он звал Белова по имени и отчеству. — На московской таможне арестована большая партия нашего товара. Сумма — более миллиона долларов. Ладно бы арест, но последует конфискация. Ты же знаешь таможенников. Они наш товар за копейки отдадут конкурентам. Прощай, сезон 1993 года. И наличности у меня в этот раз недостаточно. Если ты срочно не решишь вопрос с таможней, наша фирма может развалиться.

Белов же увидел для себя в сложившейся ситуации больше плюсов, чем минусов. В голове промелькнула мысль: а если этим конкурентом выступить ему? Он уже давно подумывал, куда вложить свои деньги. Можно было вывезти товар в регионы и через своих людей продать его по демпинговым ценам. Тем самым обвалить региональный рынок плитки. Матвей тогда, скорее всего, сам отдаст ему бизнес. Все, конечно, будет зависеть от суммы выручки в результате этой рискованной сделки. Узнает ли Матвей о его истинной роли в этой многоходовой комбинации? Белов тогда не задумывался над этим вопросом. Бизнес и ничего личного.

— Матвей, без денег я с таможенниками не договорюсь. Найди компанию, решающую такие вопросы.

— Значит, отказываешься?

— Да, отказываюсь, — твердо ответил Белов.

Во время долгой паузы в голове у Владимира промелькнула вся схема возврата арестованного товара. Внезапно он отчетливо понял, что наконец-то наступил его день. От такого предложения невозможно отказаться. Но нужно спешить. Удача сама шла к нему в руки.

Компаньоны еще долго препирались. Наконец Владимир нехотя согласился. При этом выторговал для себя максимальные условия. Матвей выделил для решения вопроса крупную сумму наличности. Схема решения была проста: срочно найти в таможне нужного человека, способного решить их проблему, убедить его принять деньги за то, что он снимет арест с этой крупной партии плитки.

Уходя от Строкина, Белов уже считал, сколько своих средств придется потратить ради вызволения товара. Выходило, что денег, данных Строкиным, хватало. Свои личные средства Владимир планировал вложить в переброску груза в регионы, зарплаты своим работникам и на выплату бонусов новым компаньонам.

Всю операцию нужно было провернуть в течение месяца. Именно такой срок был обговорен с Матвеем. Следовало срочно предупредить руководителей региональных филиалов о новой ценовой политике и предложить участие в сделке. В людях Белов был уверен. Он лично подбирал и обучал их, всегда отстаивал интересы своих кадров. Плюс хорошие премиальные за продажу товара. Эти меры должны были привести к успеху сделки.

Владимир прекрасно понимал всю серьезность последствий, в том числе для себя, если афера провалится. За крупные долги и увод бизнеса тогда убивали. Но деньги обещали быть настолько большими, что он не смог отказаться от задуманного.

Для своего успокоения Владимир решил навестить семью друга. Прошел уже месяц, как тот находился в командировке. Ему стало неудобно, что за все это время он ни разу не позвонил Татьяне. Увидев ее, Владимир отметил, как та похорошела. Это уже была не тоненькая девочка — третьекурсница экономического факультета Дальневосточного госуниверситета. Перед ним сидела уверенная в себе взрослая женщина, красивая, обаятельная, в глазах которой искрились угольки счастья.

— Татьяна, а ты работала по специальности до рождения ребенка? — чтобы поддержать разговор, спросил он.

— Работала бухгалтером в одном из управлений Минобороны, — равнодушно ответила женщина.

Они поговорили о ее маленьком сыне. Володя поинтересовался, как идут дела у Алексея. Потом оставил подарки и пошел к выходу.

— Подожди, — задержала его в дверях Татьяна, — совсем забыла, Леша просил передать тебе деньги и товарную карточку на покупку стенки. Мне не с кем оставить ребенка, если сможешь, оплати ее покупку и доставку.

— Конечно, решу все вопросы, не переживай, — ответил он нехотя, забирая деньги и карточку.

— Ты сумму пересчитай, — попросила Татьяна.

В ответ он махнул рукой и скрылся за дверью.

Но о профессии Татьяны Владимир задумался, как только вышел из подъезда дома. В предстоящем деле ему срочно нужен был свой доверенный главбух. Лучшего профессионала в столь сжатые сроки он найти бы не смог. С этой мыслью Белов решил вернуться и переговорить с Татьяной.

После недолгого препирательства она согласилась работать на дому. Просто не смогла отказаться от предложенной суммы. Пять тысяч долларов за один лишь месяц оказались самым убедительным аргументом. Муж «с войны» планировал привезти тысячу долларов за месяц. Такое сравнение казалось смехотворным. Предложенные же Беловым деньги перевешивали всякий здравый смысл и основательно перечеркивали их с мужем расчеты. Семья строила планы по покупке трехкомнатной квартиры стоимостью в двадцать тысяч долларов. На расширение жилплощади в новой Российской армии надеяться не приходилось. Квартирная очередь напоминала цель социалистического общества — «построение коммунизма». О том, что вскоре жилищный вопрос будет решен, кто только не говорил — от первых лиц государства до замминистра обороны по строительству и расквартированию войск. Но путь к светлому будущему многих офицеров приводил на кладбище, а не в новую квартиру. Алексей с Татьяной вовремя поняли, насколько туманны маячившие перед ними перспективы, и справедливо решили, что, кроме как на самих себя, надеяться им не на кого.

Комментарий НА "Владимир Макарычев – Фирма «Строкин и К°»"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*

code

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.