Вениамин Левицкий «Стажировка первых выпускников училища на Северном флоте»

Как я уже говорил, ежегодно после завершения учебных занятий в классах курсанты разных курсов училища отправлялись на флоты страны для прохождения корабельной практики (для курсантов выпускного курса это была стажировка). Руководителями  корабельной практикой курсантов (или их стажировкой) назначались преподаватели-офицеры с разных кафедр и строевые офицеры курсантских батальонов. В течение службы в училище мне пришлось дважды побывать в такой роли (в начале службы в июне 1971 года и за два года до её завершения, в августе 1983 года).

Июнь 1971 года… Меня назначили одним из руководителей стажировки группы курсантов выпускного курса на Северном флоте (почти сто человек). Прошло четыре года их обучения в нашем училище. Всем им было присвоено звание «мичман». После возвращения выпускников училища со стажировки в начале июля 1971 года должен был состояться первый выпуск политработников флота. На Северном флоте они дожны были стажироваться на кораблях тех соединений, куда они были уже распределены.

Я прибыл в училище в октябре 1969 года. Дисциплина «ЭЛТ И ЭОК»  читалась на втором курсе, выпускники 1971 года были в это время уже на 3-м курсе. Поэтому я был мало знаком с ними. Помню, что старшим группы стажёров на Северном флоте был старшина их роты. Запомнились несколько историй…

В начале июня мы ехали на Северный флот на поезде (по-моему, это был прямой поезд Киев-Мурманск, курсирующий только в летнее время). Пассажиров в поезде было немного. Курсанты-выпускники располагались в одном из плацкартных вагонов, руководители стажировки – в купейном. Утром, в день прибытия поезда в Мурманск, меня пригласил к себе… директор поездного ресторана:

– Вчера несколько ваших курсантов в ресторане взяли коньяк, водку, несколько бутылок вина, потом они, как вам сказать …  «отдыхали» всю ночь вместе с нашими официантками… Я понимаю… Ребята молодые… Но вот платить за вино они почему-то не хотят… Да к тому же разбили посуду, пепельницы… Я не хочу вам неприятностей, но надо как-то решить этот вопрос…

 – Сколько стоит решение этого «вопроса»?

Директор назвал мне сумму… Я не помню точно, сколько это было, – по тем временам довольно внушительная цифра, свидетельствующая, что мои подопечные очень хорошо  «отдохнули»…

Вызвал старшину нашей группы, рассказал о ситуации и предложил участникам «отдыха» заплатить за «приятно проведённую ночь»… Ответ старшины группы меня, мягко говоря, поразил и озадачил:

– А у них нет денег… Вот они приедут на Север, попросят «жён» (?!) выслать им деньги и потом заплатят…

Мы подъезжали к Мурманску. Надо было избежать скандала… Подумал и о чести нашего училища, и о своей роли в глазах командования: первый раз доверили руководить стажировкой выпускников училища и допустил такой безобразный их поступок (на флоте всегда руководители виноваты)…

– Хорошо. Я сейчас заплачу за них. Когда будем возвращаться, возьмёте у них деньги и мне вернёте…

Конец июня… Возвращаемся в Киев… Поезд Мурманск — Киев… Подъезжаем уже к Ленинграду… Никто не собирается возвращать мне деньги… Вызываю старшину группы:

– Так что насчёт денег, которые я заплатил «за  удовольствие» ваших товарищей?

– У них денег нет… Они сказали, что жёны им деньги прислали, но они их… Потратили.

– ?!?!?!.. Значит так… Или вы мне через полчаса приносите деньги, или я по вовзвращении в Киев немедленно докладываю об этом случае начальнику училища. Вот тогда я не уверен, всё ли благополучно произойдёт у вас и ваших товарищей с выпуском…

Через 15 минут старшина вернулся ко мне в купе и протянул пилотку, в которой в разных купюрах (и монетах!) лежала, видимо, именно та сумма… Надо полагать, пилотка была «пущена по кругу» для выручки своих обанкротившихся (во всех смыслах!) однокурсников…

По прибытии на Северный флот стажёры-выпускники училища были разбиты на две группы: одна из них стажировалась в Полярном (руководителем этой группы был я), другая – в главной базе в Североморске. Если мне не изменяет память, кроме меня руководителями стажировки были капитан 2 ранга В.А. Кузьмин (старший преподаватель кафедры партийно-политической работы) и капитан 1 ранга Г.С. Мажный (старший преподаватель кафедры тактики и боевых средств флота). В Полярном выпускников училища распределили по объектам их стажировки, а мне было предложено разместиться на одной из плавмастерских. Стажировка первых выпускников была непродолжительной. Уже на 29 июня была назначена дата их убытия с Северного флота (думаю, что это было связано с тем, что уже в первых числах июля должен был состояться их выпуск из училища в присутствии Главнокомандующего ВМФ Адмирала флота Советского Союза С.Г. Горшкова).

 

Стажировка группы курсантов выпускного курса на Северном флоте.  На левой фотографии – стоит третий справа инженер-капитан 3 ранга В. Левицкий;  на правой – в ожидании распределения выпускников по объектам стажировки.  Полярный, июнь 1971 года.

Стажировка группы курсантов выпускного курса на Северном флоте.
На левой фотографии – стоит третий справа инженер-капитан 3 ранга В. Левицкий;
на правой – в ожидании распределения выпускников по объектам стажировки.
Полярный, июнь 1971 года.

Во время стажировки выпускников училища в  Полярном мне приходилось решать различные организационные вопросы, для чего нужно было довольно часто бывать в Североморске (сообщение было неплохое – курсировал катер на подводных крыльях типа «Метеор»). В Североморске я был ещё курсантом летом 1954 года во время корабельной практики на крейсере «Железняков» (об этом я написал в книге своих воспоминаний «Шесть лет под Шпилем…»). Прошло почти 20 лет… Не помню, чтобы меня поразили большие изменения в самом городе… А вот флот уже стал другим, ракетоносным, океанским…

Во время одной из поездок в Североморск я повидался с моим одноклассником по училищу, капитаном 2 ранга-инженером Володей Распоповым (он служил в штабе Северного флота). До сих пор с удовольствием  вспоминаю нашу встречу и радушный приём в его семье (Люся, жена Володи, предложила мне останавливаться у них каждый раз, когда я буду в Североморске)…

Очень сожалел, что не удалось повидаться с моей двоюродной сестрой Ириной и её мужем Эриком Ковалёвым (мы заранее договорились о такой возможности в связи с моим приездом «в места столь отдалённые»). Капитан 1 ранга Эрик Александрович Ковалёв в то время служил в Гаджиево (там базировались атомные подводные лодки, он был командиром одной из них).

Капитан 1 ранга Эрик Александрович Ковалёв… Окончил с золотой медалью Первое Балтийское высшее военно-морское училище… Известный подводник, моряк, как говорят, «от бога», с 1965 года – командир ПЛАРБ К-19, в 1967 году  – командир атомного подводного крейсера стратегического назначения проекта 667А К-207 (в октябре 1969 года РПКСН К-207 впервые в истории советского ВМФ погрузился на предельную глубину 400 метров), участник шести длительных автономных походов на боевую службу, автор замечательных книг о подводниках и истории подводных флотов царской России и Советского Союза…

 

Капитан 1 ранга Эрик Александрович Ковалёв и РПКСН проекта 667 А.  Северный флот, 1971 год.

Капитан 1 ранга Эрик Александрович Ковалёв и РПКСН проекта 667 А.
Северный флот, 1971 год.

Ирина мне написала, что Эрик ушёл на боевую службу, а она со своим маленьким сыном Вадиком уехала в Ленинград к маме…

С Эриком Ковалёвым я познакомился спустя несколько лет, когда он уже служил в Ленинграде — делился своими знаниями и опытом с офицерами-подводниками на Высших специальных командирских классах ВМФ… Горжусь этим знакомством…

Мои подопечные в Полярном особых хлопот мне не доставляли. Периодически я проверял выполнение ими заданий на стажировку, бывая на кораблях, на которые они были распределены. Заодно сам изучал особенности эксплуатации электрооборудования кораблей и подводных лодок разных проектов (это было запланировано моим начальником кафедры).

29 июня 1971 года… День отъезда наших стажёров (билеты на поезд Мурманск-Киев заказывал я, поэтому хорошо помню эту дату). Накануне Начальник политотдела базы собрал всех выпускников нашего училища, стажирующихся на кораблях в Полярном, подвёл итоги стажировки, высказал много добрых слов и пожеланий. Я написал записку одному из  стажёров (он был старшим нашей группы), в которой попросил его выступить с ответным словом и поблагодарить командование базы за тёплый приём и хорошую организацию стажировки…

Поезд из Мурманска отправлялся в середине дня, где-то в районе 14 часов. Рано утром из Полярного нашу группу на буксире доставили в Североморск, откуда уже на другом большом буксире стажёры училища обеих групп должны были отправиться в Мурманск. В Североморске более высокое командование (думаю, на уровне Политуправления Северного флота) решило провести в Доме офицеров общее подведение итогов стажировки выпускников училища именно в день нашего отъезда. И хотя время отправления поезда было известно, совещание затянулось. Пришлось изрядно понервничать. Наконец все погрузились на буксир и отправились в Мурманск. По времени вроде успевали… Но в Мурманске случилось непредвиденное: капитан буксира не смог с первого раза пришвартоваться к пирсу напротив железнодорожного вокзала (места на пирсе было мало, и ему не удалось пришвартоваться лагом). Буксир развернулся и предпринял вторую попытку… Я сказал нашим руководителям, что в любом случае высажусь на берег и постараюсь предупредить дежурного по станции о возможной задержке нашей большой группы… Буксир уткнулся носом в пирс, я, не дожидаясь выгрузки наших стажёров, выпрыгнул на пирс и побежал на вокзал… До отхода поезда оставалось совсем мало времени… Добежав до вокзала (он находился на сопке, с которой хорошо были видны и залив, и причалы), обернулся – буксир в очередной раз разворачивался в заливе… Стало понятно, что к моменту отхода поезда курсанты не успевают. Я разыскал дежурную по станции и стал умолять её задержать отход поезда на несколько минут… «Я ничего не могу сделать.. Бегите к машинисту поезда и договаривайтесь с ним…» – ответила дежурная. Побежал к локомотиву, в двух словах объяснил машинисту сиуацию, стал его уговаривать задержаться с отправлением…

– Бутылка коньяка будет? – спросил, улыбаясь, машинист.

– Без проблем…

– Хорошо… Становись в конец поезда, так, чтобы я тебя видел. На отмашку дежурной  по станциии и её сигналы внимания не обращай. Как только увидишь, что твои сели – махнёшь мне своей фуражкой…

Только с третьей попытки капитану буксира удалось пришвартоваться и выгрузить своих пассажиров… Я махнул машинисту фуражкой, когда увидел, что последний курсант сел в вагон… Поезд задержался на пятнадцать минут…

Комментарий НА "Вениамин Левицкий «Стажировка первых выпускников училища на Северном флоте»"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*

code