«ВАСЯ»

В кавычках потому, что это не человек, а животина. Так называли хряка производителя с нашего подсобного хозяйства.

Кода то в недрах министерства обороны возникла идея, что каждая воинская часть должна иметь подсобное хозяйство и выращивать, поросят, используя отходы со стола личного состава. Даже спускался план вырастить в год на каждого матроса 15-17 килограмм. Верхи всегда были далеки от народа и думали, что этих отходов не меряно, а на деле было как в анекдоте еще царской армии о генерале, пшенной каше и ее остатках, которые тоже съедаются. Одним словом их практически почти не было или было настолько мало, что о прокорме всего хозяйства речи не велось. Это была головная боль для МТО, превращая эту структуру в филиал, какого-то колхоза. Начальник рыскал по округе добывая харчи для ненасытной оравы свиней. Для развития хозяйства нужно было регулярное появление потомства. Вот этим вопросом и занимался «Вася». Дело он это любил и себя не жалел, чем снискал авторитет в определенных кругах и славу за пределами. Это к тому, что ему подвозили подружек даже с соседних подсобных хозяйств. Командира хвалили на совещаниях и за это он «Васю» любил. Любовь выражалась в следующем. Когда командира доставали верхнележащие начальники, внутренние проблемы и чаша, так сказать, наполнялась, он говорил про себя, а пошли вы все… . Адресов было несколько, но в принципе все в одном направлении. Кабинет закрывался. Оперативному дежурному бросалась фраза: «Я на территории…» и командир исчезал на полдня. С учетом того, что территория нашей РТБ была, по площади сродни Сан-Марино, это было совсем не сложно. Но командир не шел по цехам смотреть, что там инженеры делают с ракетами, он это и так знал с лейтенантов. Поход начинался с посещения хлеборезки, где у хлебореза всегда наготове лежала булка белого свежайшего хлеба. С этой булкой командир и шел на подсобное хозяйство. «Вася» командира узнавал по шагам, а на голос выбегал со всей прытью своего полутонного веса. Он радостно, хотел сказать хрюкал, но это подходит «Пятачку» из мультика, а «Вася» подавал голос звучащий трубным утробным басом. Командира это умиляло. Он ласково говорил, ждешь зараза. «Вася» открывал свою пасть похожую на пушечный казенник большого калибра и ждал, пуская слюни. В эту пасть и засовывалась принесенная булка хлеба. Пасть захлопывалась. «Вася» закрывал глаза от удовольствия, крутил головой и чавкал. Командир любовался этим процессом и впадал в философское настроение. Порой «Вася» выслушивал монологи. Они в основном сводились к тому, что «Вася» счастливчик, живет без забот в окружении множества барышень и в ус не дует.

Особенно выделялось множество барышень. Любил командир этот вопрос, ох, как любил. От хорошей жизни «Вася» развивался, в смысле кабанел и в скорости стал таким, что бегемоты принимали бы его за своего. Это и сгубило карьеру. Появилась лень даже к плотским удовольствиям, а если желание  и появлялось, то заканчивалось оно плачевно. У свинок ломались ноги, а то и просто он их давил. Начальник МТО долго обхаживал командира, уговаривая, что пора «Васю» пускать на колбасу. Как говорится, вода камень точит, да и здравый смысл никуда не денешь. Решение было принято и «Васин» загон превратился в камеру смертников. Дедовским способом «Васю» кончать не решились, уж больно он был устрашающего вида и приглашенный забойщик сказал, что здоровье ему дороже. Способ был найден быстро, зачем флоту оружие, если его не применять? Дежурным по части стоял Коля Марчук, который уже третий год ходил в первом флотском звании капитан-лейтенант. По понятиям это означало, что человек уже созрел, готов на все и может решить любую проблему. Вот НикВаса ( так его в суе называла вся часть от командира до последнего матроса сократив имя и отчество-Николай Васильевич) с его табельным ПМ и вызвали на подсобное хозяйство. Осознав задачу, НикВас не обрадовался, конечно, но и отказаться он не мог, кому охота портить имидж сурового мужчинки. «Васю» подленько вызвали ласковыми словами и почесываниями за ухом на плаху, бетонную площадку, где лишали его сородичей жизни. Командир принципиально не пришел, а вот зевак набежало достаточно. Погода была отличная, небо голубое, «Вася» изображал радость, не чуя беды, и только НикВас был слегка мрачен. Он достал пистолет и передернул затвор. В голову ему, почему то лезло воспоминание прочитанного в книге «В августе сорок четвертого», как смершевец Таманцев любил говорить, что он обнажил ствол. Вот ствол и был приставлен «Васе» за ухом. Хлопнул выстрел, звякнула о бетон выброшенная гильза и ничего не изменилось. «Вася» стоял, изображая радость, за ухом была дырка, но даже кровь с нее не шла. «В сале застряла», имея в виду пулю, сказал начальник МТО, как самый опытный в этих делах. Ствол был вставлен прямо в ухо. Выстрел, передними ногами «Вася» упал на колени и  в непонимании крутил головой. Еще выстрел. А дальше пошла динамика. «Вася» с прытью молодого вскочил на ноги, в момент снес хлипкий заборчик из кирпичных поддонов и рванулся в тайгу. От неожиданности сначала все оторопели, а потом началась погоня и облава. «Васю» догнали и обложили только в полукилометре от начального места, в самых дебрях. Результат был, достигнут после расстрела всей обоймы. А дальше Сизифовы муки. Больше полтонны живого веса через подлесок на руках, облепившими, как муравьи, матросами. В намеченное время не уложились. Машины в поселок уезжали в восемнадцать ноль ноль и это было свято. Не остывшую еще тушу в спешке затащили в холодильник и бросили на полу. Утром оказалось, что от разницы температур мясо запарилось. Что мясо не пригодно по запаху поняли даже непросвещенные. Вердикт доктора только подтвердил, «не пригодно». Выступление командира в матюгах я тактично пропускаю. «Васю» скормили караульным собакам с блокпостов. Те к гурманству были не приучены и сожрали мясо с величайшим аппетитом. Вот так закончил свой земной путь «Вася».

К чему это я? Ах, да! Даже великое превращается в тлен. Или, как говорили древние греки, вот так и проходит земная слава.

11.03.2015 г.

Олег Поливянный

9-й выпуск КВВМПУ