Александр Вертинский

Александр Вертинский. «В Степи Молдаванской. По Бессарабии. Сигуранца». Воспоминания.

В Степи Молдаванской. На другое утро я уехал из Кишинева в турне по Бессарабии. Трудно передать чувства, которые охватили меня при виде нашей русской земли, такой зна­комой, такой близкой и дорогой сердцу и в то же время такой «чужой». Русские вывески: «Аптека», «Трактир», «Кондитерская», «Ренсковый погреб», «Бакалейная тор­говля» — вызывали во мне чувство нежности. Словно я повстречался с милыми, давно…


Александр Вертинский. «Галиполи». Воспоминания.

Галиполи в переводе с греческого — «город красоты». Трудно было себе представить, почему турки назвали так пустынное, выжженное солнцем место. Наши солдаты называли его «Голополе», и это название больше подходило. Солнце. Синие   горы   вокруг. Жара. Раскаленный камень. Ящерицы. Очень мало зелени. Так выглядел Галиполи, когда из черных закопченных транс­портов в него высадилась тридцатитысячная армия уста­лых, разочарованных, отвоевавших людей, людей без…


Александр Вертинский. «Константинополь». Воспоминания.

Рано утром мы вошли в Босфор. На­шим глазам предстала панорама из тысячи и одной ночи. Залитый огнями Золотой Рог. Сахарно-белые дворцы султанов со ступенями, сходящими прямо в воду. Море огней. Тонкие иглы минаретов. Башня, с которой сбрасывали в Босфор неверных жен. Маленькие лодочки — канки. Красные фески. Люди в белом. Гортанный говор. И флаги, флаги, флаги! Без конца. Как на…


Александр Вертинский. «Севастополь». Воспоминания.

Белые армии откатывались назад. Уже отдали Ростов, Новочеркасск, Таганрог. Шикарные штабные офицеры постепенно исчезали с горизонта. Ос­тавались простые, серые, плохо одетые, усталые и рас­трепанные. Вместе с армией «отступал» и я со своими концертами. Последнее, что помню,— была Ялта. Пустая, продуваемая сквозным осенним ветром, брошенная вре­менно населявшими ее спекулянтами. Концерты в Ялте я уже не давал. Некому было их слушать. Несколько…


Александр Вертинский. «Одесса». Воспоминания.

Говорят, душа художника должна пройти по всем мукам. Моя душа прошла по многим из них… Это была расплата за то, что когда-то я посмел забыть о родине. За то, что в тяжёлые для родины дни, в годы борьбы и испытаний я ушёл от неё. Оторвался от ее берегов. Александр Вертинский …Шел 1918 год. Одессой правил тог­да полунемецкий генерал Шиллинг. По…