Святые символы: Георгиевская лента

Продолжающееся на Украине противостояние регионов и  центральной власти высветило еще одно непримиримое противоречие. Оно связанно с символикой. И это не случайно. Устоявшиеся символы, знаки, цвета помимо нашей воли, укрепляются на уровне подсознания. Со временем они становятся не только признаком той или иной общности людей и приверженности их к определенным взглядам и идеям, но и влияют на дальнейшее поведение человека и общественных групп, наглядно демонстрируя окружающим  какие ценности им по-настоящему дороги и какие цели они в конечном итоге они преследуют. Те, кто выступает за установление справедливого порядка на юге и юго-востоке Украины с учетом интересов русскоязычного населения выбрали для себя в качестве символа оранжево-черную Георгиевскую ленту.

Эту оранжево-черную Георгиевскую ленту в Киеве тут же запретили, признали искусственно привнесенной из России и глубоко чуждой украинскому народу. Более того по инициативе оставшихся в живых и возведенных еще при президенте Ющенко в герои нации бывших бандеровцев ее начали вдруг презрительно обзывать «колорадской» — по светло-черной полосатой спинке колорадского жука, а тех, кто поддерживает справедливые протесты на  юго-западе Украины, уничижительно называть «колорадами», или, как говорят на мове, «калорады»!

В принципе этот термин не нов и ничего особо уничижительного, если вдуматься, в нем нет. Его широко употребляли в советское время местные жители Бердянска и других курортных городов Крыма и Украины в отношении отпускников из других регионов СССР: мол, приезжают «в большом количестве,  с семьями, много покупают и много едят, как из голодного края». Такой вот народный южнорусский юмор. А действительно, тогда жители других регионов СССР ехали на Украину в большом количестве и с радостью: в советское время она жила гораздо лучше и сытнее, чем они. Да и ели местные продукты, фрукты и овощи с удовольствием. Вкусно и полезно! И местные жители прекрасно понимали, что от этого им только был приварок и прибыль. И были рады курортникам.

Вот вам сценка, описанная журналистом из бердянской газеты советского времени: «Каждый день ближе к пяти вечера на привокзальной площади Бердянска начинается оживление. Меж торговых рядов и мелких «точек», предлагающих всевозможные услуги курортникам, проносится клич: «Колорады! Огурчики, картошечка, помидорчики, синенькие! Покупайте, берите, пожалуйста!» Так встречали московский экспресс. «Колорадами» бердянцы любовно окрестили пассажиров, которые приезжали к ним отдохнуть, покупали  их продукцию и платили деньги…».

Но в сегодняшнее слово «калорады» нынешняя украинская власть вкладывает другой смысл: русские и те, кто их поддерживает, не люди, а «калорады», а потому их можно убивать, как жуков. Так же, кстати, действовал и Гитлер, когда называл политических противников не людьми, а обозначал термином: «Untermenschen» (низший, второй сорт).

 Я спросил своего хорошего знакомого, врача-психолога, почему бандеровцы обратили свои взоры к названию именно этого жучка? Ведь схожую с Георгиевской лентой расцветку (если иметь воображение) можно увидеть и в полосках на шкуре азитского тигра, или африканской зебры и даже такая хорошо знакомая любителям аквариумная рыбка как суматранский барбус  имеет перемежающиеся светлые и желтые полоски. По его мнению, здесь у затуманенных ненавистью людей сработало подсознание – колорадский жук, это не только жестокий вредитель картофеля, одинаково ненавидимый и истребляемый как украинскими, так российскими и белорусскими земледельцами. Это американский продукт, т.к. был завезен в СССР из США! А американцы им теперь, как мать родная, они их любят в любом виде, ну, ничего более в голову не пришло, мозги заклинило… Я доктору верю.

В принципе, бандеровцы могут (и будут) и далее выискивать для людей, добивающихся справедливости, уничижительные прозвища и называть черное — белым, а оранжевое – серо-буро-малиновым. Им есть с кого брать пример. Но можно продолжать называть Степана Бандеру героем, якобы к 1943 году «освободившем от немцев большинство городов Украины», а бендеровскую партию «свободы» Тягнибока — демократической. Однако достаточно вспомнить, что 13 декабря 2012 г. в Европарламенте была принята поправка к резолюции по Украине, в которой была выражена обеспокоенность ростом нацистских настроений в стране, что выражается в поддержке партии «Свобода», прошедшей в Верховную Раду. При этом депутаты Европарламента отметили, что расистские и ксенофобские взгляды, исповедуемые партией «Свободы» полностью противоречат ценностям и принципам Евросоюза. Европарламент призвал Верховную Раду не сотрудничать, не поддерживать и не создавать коалиций со «Свободой». Но когда это было? Забыто и похерено… Так что с благословения Евросоюза можно уже называть черное  — белым.  Но мы так поступать не будем…

Так почему же те, кто выступает за установление справедливого порядка на юге и юго-западе Украины выбрали для себя в качестве символа российскую оранжево-черную Георгиевскую ленту? Не красный флаг, символизирующий СССР, не звезду, что тоже было бы оправдано. А оранжево-черную ленту?

Символ чести и отваги

 Черно-оранжевые цвета Георгиевской ленты стали в Российской империи символом военной доблести, чести и славы, преданности Родине и защиты её от внешнего врага. Напомню, что и Украина, была долгое время частью Российской империи, и этнические украинцы воевали в составе русской армии и немало их было удостоено георгиевских крестов и лент в Отечественную войну 1812 года и в Крымскую кампанию 1853-1856 гг. В Бородинской битве, которая состоялась 26 августа 1812 г., отважно действовали Охтырский, Изюмский, Елисаветградский, Сумской, Мариупольский гусарский и Черниговский, Киевский драгунский полки, в составе которых было немало этнических украинцев. В крымской войне покрыл себя славой Георигиевский кавалер матрос Петр Маркович Кошка. Он был родом из украинского села Ометинцы Каменец-Подольской губернии и его имя – в числе других выдающихся героев обороны Севастополя, стало символом народного героизма и неунывающего украинского характера.

Георгиевская лента была учреждена императрицей  Екатериной II 26 ноября 1769 года как атрибут ордена Св. Георгия «для поощрения верности, храбрости и благоразумия во благо Российской империи, проявленные в мужественных поступках или мудрых советах». Военный орден Святого Георгия и затем знак ордена — Георгиевский крест», учрежденный в феврале 1807 года для нижних чинов, давались лишь за реальное мужество на поле брани. Люди, получившие этот символ доблести, пользовались всеобщим уважением и почетом. «За службу и храбрость» — таков был девиз ордена Святого Георгия. Лента ордена – «шёлковая о трёх чёрных и двух жёлтых полосах». Однако здесь стоит  сделать замечание: часто на практике уже изначально использовался не столько жёлтый, сколько оранжевый цвет (с геральдической точки зрения и оранжевый, и жёлтый — лишь варианты отображения такого элемента, как золото).

Существуют различные мнения о той символической нагрузке, которую несут цвета Георгиевской ленты. Например, российский  придворный, граф Литта в 1833 году писал: «Бессмертная законодательница, сей орден учредившая, полагала, что лента его соединяет цвет пороха и цвет огня…». Однако есть и другие толкования. Некоторые специалисты по геральдике считают, что в действительности  цвета ордена — государственные с тех времен, когда русским национальным гербом стал двуглавый орел на золотом фоне. Вот как при Екатерине II описывался русский герб: «Орел черный, на главах корона, а наверху в середине большая Императорская корона — золотая, в середине того же орла Георгий, на коне белом, побеждающий змия, епанча и копье — желтые, венец желтый же, змей черный». В любом случае русский военный орден и по своему имени и по своим цветам имел глубокие корни в отечественной истории.

Орден Св. Георгия — самый почетный военный орден на Руси, дававшийся только за военные заслуги, был учрежден 26 ноября 1769 года. Его часто называют Георгиевским крестом, но это не совсем правильно. Орден был четырехстепенной, каждая степень имела свой знак: золотой, покрытой белой эмалью крест для IV и III степеней, такой же, но больших размеров крест и четырехугольную золотую звезду на грудь для III степени. Высшая первая степень имела в качестве знаков широкую «георгиевских» цветов ленту через плечо, крест и звезду. С момента своего учреждения орден предназначался в  награждение только офицерам и генералам. Но в 1807 году для поощрения нижних чинов русской армии был введен солдатский  и унтер-офицерский одностепенной «Знак отличия военного ордена св. Георгия». Он представлял собой серебряный крест с изображением Георгия Победоносца и носился на узкой оранжево-черной ленте.

Лента на оружии и на груди

Георгиевская лента долгие годы была неотъемлемой частью и другой почетнейшей награды – золотого наградного оружия. Указом императора Александра II от 19 марта 1855 года к офицерскому наградному оружию жаловался темляк из Георгиевской ленты. Но вот что интересно, он полагался не всем. Офицеры, награжденные золотым оружием «За храбрость», всегда: в строю,  при парадной или обычной форме одежды носили на нем яркий, видный издалека, Георгиевский темляк. А вот генералам, которым полагалось не золотое, а бриллиантовое, богато украшенное алмазами оружие, темляк к парадной форме одежды по закону не полагался. Взамен им предписывалось всегда носить их «бриллиантовые клинки»: хоть на параде, хоть на приеме во дворце, и даже если они «не соответствовали образцу оружия, установленного при этой форме одежды»!

Но вот какой казус: генералы обижались… Многим хотелось надеть на свою бриллиантовую наградную саблю, шашку или шпагу  темляк уважаемых Георгиевских цветов. Тогда было принято решение, что во время войн главнокомандующий за особые заслуги мог пожаловать на оружие такой темляк. Вот яркий пример, который иллюстрирует стремление высших генералов иметь Георгиевский темляк на оружии. Под конец русско-турецкой войны 1877-1878 гг., после победоносного взятия Плевны и поражения турецкой армии под командованием Осман-паши, в ноябре 1878 года в действующую армию прибыл император Александр II. Он не скупился на награды подчиненным, но не забыл и себя. Когда царь выехал верхом на смотр войск, все увидели, что к его шпаге, вопреки уставу, привязан… Георгиевский темляк. Он сам надел его и, при этом заявил своему брату, главнокомандующему, великому князю Николаю Николаевичу: «Я надеюсь, что главнокомандующий не будет сердиться на меня за то, что я надел себе на шпагу Георгиевский темляк в память о пережитом времени?».

В некоторых случаях Георгиевская лента использовалась как аналог соответствующей награды — ордена Св. Георгия, Знака отличия Военного ордена и Георгиевского креста. В тех случаях, когда кавалеры Знака отличия Военного ордена не могли получить сам знак (например, во время обороны Севастополя в 1854—1855 гг.), они носили на форме Георгиевскую ленту. В годы Первой мировой войны Георгиевские кавалеры также носили Георгиевскую ленту в зимнее время поверх борта шинели. Носили с гордостью.

Интересно отметить, что награжденные Знаком отличия Военного ордена нижние чины не считались изначально Георгиевскими кавалерами, они лишь «числились при ордене». Только в 1913 году, когда Николай II утвердил новый устав ордена, знак отличия стал официально именоваться Георгиевским крестом, и его обладатели получили статус Георгиевского кавалера. Награждение давало ряд преимуществ и льгот: освобождение от телесных наказаний, повышение жалования, исключение из податного сословия. Первоначально Знаки отличия Военного ордена не нумеровались, но в 1809 году император Александр I приказал вести «вечный список Георгиевских кавалеров». Всего к тому времени было пронумеровано и выдано около 10 тысяч крестов.

Новый период в истории солдатского Георгиевского креста начался в 1856 году после окончания Крымской (Восточной) войны 1853–1856 годов. Тогда одностепенной крест был разделен на четыре степени: I и II — золотые, III и IV — серебряные. На каждом из крестов проставлялся порядковый номер, причем отдельно по каждой степени. Сначала давалась IV степень, затем III и II. И лишь при совершении четвертого личного подвига солдат, матрос или унтер-офицер награждался высшей степенью Георгиевского креста.

Заключительный этап в эволюции высшей солдатской награды начался в 1913 году. Список подвигов, за которые присуждалась эта награда, остался по существу без изменения: взятие вражеских знамен, пленение офицера, спасение командира, офицера в бою, вступление первым на вражеские позиции и т. д. Однако с 1913 года  нумерация крестов началась заново, и  награждение стало массовым. Тогда же к  Георгиевскому кресту четырех степеней добавилась еще и номерная Георгиевская медаль, тоже разделенная на четыре степени. (Такие медали «За храбрость», носившиеся на Георгиевской ленте, существовали и раньше, еще со времен Екатерины II, однако, в систему Знаков Военного ордена Св. Георгия они не входили).  Так, что полным солдатским Георгиевским кавалером после 1913 года считался лишь тот, у кого было четыре креста и четыре медали. Герой Гражданской войны Василий Иванович Чапаев заслужил на полях сражений Первой мировой войны три Георгиевских креста и медаль IV  степени. Маршалы Советского Союза Р.Я. Малиновский и К.К. Рокоссовский имели по два солдатских Георгия.

История сохранила для нас имена первых кавалеров солдатского знака отличия военного ордена Св. Георгия. Самым первым кавалером солдатского Георгия после его учреждения в 1807 году стал унтер-офицер Кавалергардского полка Егор Митрохин, награжденный крестом за отвагу в сражении с французской армией  под Фридландом 2 июня 1807 года. После “реформы” 1913 года  первым по времени награждения кавалером IV степени солдатского Георгия стал казачий ефрейтор (приказной) Кузьма Крючков. Он был удостоен этой награды 11 августа 1914 года за то, что в неравном бою лично зарубил немецкого офицера и еще десять вражеских солдат. Но, Крючков, хоть и был первым кавалером, но получил крест только за №5501, поскольку награды в войска рассылались заранее. А крест №1 четвертой степени был вручен 20 сентября 1914 года рядовому Селенгинского пехотного полка Петру Черному-Ковльчуку за захват в бою знамени австрийского гренадерского полка.

После Февральской революции 1917 года Временное правительство продолжило награждение солдат Георгиевским крестом, но с октября 1917 года декретом Совнаркома «Об уравнивании всех военнослужащих в правах» Георгиевский крест, как и другие царские ордена, был отменен. Всего за время существования трех поколений солдатского ордена им было награждено более миллиона человек (основная масса награждений пришлась на период Первой мировой войны).

Продолжение традиции

Продолжением славной Георгиевской традиции награждения рядовых солдат и матросов за личный подвиг на поле брани стало учреждение в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов почетнейшей советской награды – ордена Славы трех степеней. Его статут, основание для награждения, порядок выдачи награды (по степеням) очень схожи со статутом Георгиевского креста. И ленточка ордена Славы была взята его создателем художником Н. Москалевым  черно-оранжевая, Георгиевская.

В годы Великой Отечественной войны много украинцев, воевавших в составе Красной Армии за совершенные подвиги стали кавалерами ордена Славы, а всего  более  2,5 млн. украинцев  были награждены орденами и медалями. 2072 украинцев  были удостоены звания Героя Советского Союза, 32 стали дважды Героями. Трижды Героем Советского Союза стал легендарный летчик-истребитель Иван Кожедуб.

Среди командного состава различных звеньев, офицерского корпуса в годы войны украинцы составляли значительную часть (до 20%), уступая лишь россиянам. Среди высшего звена – советских полководцев и военачальников, генералитета – были сотни украинцев по происхождению. Это представители Ставки Верховного главнокомандования, Генерального штаба, руководители управлений РККА, командующие фронтами и армиями, их заместители, члены военных советов фронтов и армий. Наиболее известные из них – Семен Тимошенко, Михаил Кирпонос, Андрей Еременко, Родион Малиновский, Иван Черняховский, Павел Рыбалко, Кирилл Москаленко, Дмитрий Лелюшенко, Андрей Гречко.

Среди полных кавалеров ордена Славы – высшего отличия для рядового и сержантского состава, установленного в ноябре 1943 г., – большой процент составляют украинцы. Так, из 4-х полных кавалеров ордена и одновременно Героев Советского Союза – двое украинцев: летчик штурмового авиационного полка Иван Драченко и морской пехотинец Павел Дубинда. Из двух военнослужащих, которые первыми стали полными кавалерами этого ордена, был и украинец старший сержант Константин Шевченко.

Полным кавалером ордена Славы был и украинец Григорий Ефремович Мурай.  Он родился 4 марта 1923 года в селе Ольшаное. В 1943 году был призван в Красную Армию. Окончил сержантскую школу снайперов при 20-м учебном снайперском полку в 1943 году. С декабря 1943 года участвовал в боях с захватчиками. Воевал на Западном, 3-м Белорусском фронтах. За период оборонительных боев с 2 декабря 1943 года по 17 января 1944 года на могилёвском направлении младший сержант Мурай из снайперской винтовки истребил 37 гитлеровцев. Приказом командира 174-й стрелковой дивизии младший сержант Мурай Григорий Ефремович награждён орденом Славы 3-й степени.

 К апрелю 1944 года на счету снайпера Мурая было уже 113 гитлеровских солдат и офицеров. В боях по ликвидации вражеской группировки в районе Минска и Гродно, он, находясь в передовых порядках пехоты, уничтожил из снайперской винтовки 8 врагов. Был представлен к награждению орденом Славы 2-й степени, но награждён медалью «За отвагу».

 К декабрю 1944 года личный снайперский счет старшего сержанта Мурая составлял 128 гитлеровцев. Находясь в обороне, увязал взаимодействие артиллерии со снайперами, что дало положительные результаты по уничтожению гитлеровцев. Постоянно работал над повышением своих знаний и как снайпер-инструктор передавал свои знания подчиненным, подготовил 3 группы отличных снайперов. 28 декабря 1944 года командиром полка был представлен к награждению орденом Отечественной войны 1-й степени. Командиром дивизии статус награды был изменен на орден Славы 2-й степени. Приказом по войскам 31-й армии от 9 февраля 1945 года старший сержант Мурай Григорий Ефремович награждён орденом Славы 2-й степени.

Со 2 по 17 февраля 1945 года южнее города Кёнигсберг старший сержант Мурай во главе группы снайперов отразил попытку противника захватить командный пункт полка и спас полковое знамя. Лично поразил свыше 10 гитлеровцев и подавил пулемет. Последние выстрелы снайпер Мурай сделал на чехословацкой земле, увеличив свой личный снайперский счет до 159 гитлеровцев.

 Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками старший сержант Мурай Григорий Ефремович награждён орденом Славы 1-й степени и стал полным кавалером солдатского ордена Славы.

Цвета Георгиевской ленты в годы Великой Отечественной войны с незначительными изменениями вошли не только в колодку солдатского ордена Славы. Они глубоко укоренились в отечественной наградной системе. Советский знак «Гвардия» и  «Гвардейская лента» имеет аналогичную расцветку. Колодка медали «За победу на Германией в 1941-1945 гг.» также имеет оранжево-черные полоски. Уже в послевоенные годы оранжево-черная лента украсила многие медали и наградные знаки отличившихся военнослужащих.

Георгиевская лента и ныне сохранена в наградной системе России. Восстановленным в 2008 году в наградной системе РФ орденом Св. Георгия награждаются военнослужащие из числа старших и высших офицеров за проведение боевых операций по защите Отечества при нападении внешнего противника, завершившихся полным разгромом врага, а также за проведение боевых и иных операций на территории других государств при поддержании или восстановлении международного мира и безопасности, ставших образцом военного искусства, подвиги которых служат примером доблести и отваги и которые награждены государственными наградами Российской Федерации за отличия, проявленные в боевых действиях.

Сергей КОЛОМНИН