С.Ф.ИЛЬИН (В.Белько) ЗАКОН УПУЩЕНИЙ, ИЛИ ГДЕ ТОНКО, ТАМ И РВЕТСЯ

Старый ФилинСтарый Филин

 Чаще всего провалы случаются в центре, так как самое большое внимание уде­ляется «краям» — например, разгильдяям и передовикам, всякого рода «странным» подчиненным. Поэтому центр, лишенный подпорки, может рух­нуть.

Главное в работе то направление, за провал которого могут наказать значи­тельно сильнее, чем за другие упущения в сфере вашей деятельности.

Если вы тщательно и со всей ответственностью провели инструктаж перед выполнением мероприятия, то в случае неприятности пострадает или навредит именно тот человек, который на нем отсутствовал.

Как много  подчиненных  желают быть «упущенными» и «неохваченными» новаторским рабочим стилем начальника!

Когда вы, наконец-то, пунктуально выполните весь план подготовки к ка­кому-либо важному мероприятию, то окажется, что упущены очень важные аспекты, даже не попавшие в этот план.

Наскоро и формально проверенный  на готовность к выходу в море корабль вляпается в какую-то громкую неприятность и  сразу возникнет масса вопро­сов к командованию соединения по поводу проверки.

Примечание: или вообще это мероприятие отменят за день до контрольного срока.

Если вами почему-либо нарушены любые требования, то нарушения ваших подчиненных будут производными от этого нарушения.

     Например:

а) самовольную отлучку совершит именно тот матрос, который не имеет необходимых учетных данных по вашему недосмотру (текучка заела);

б) синяки обнаружатся у того, кто, по вашему же недосмотру, не осмотрен врачом;

в) выяснится, что обратившийся без вашего ведома с жалобой к вышестоя­щим начальникам окажется единственным, с кем вы не побеседовали, и, более того, даже не в курсе его проблем;

г) забытый и невыполненный вами пункт задания при проверке не позволит вовремя обнаружить нарушение, которое разовьется в неприятный ляпсус;

д) большого начальника непременно занесет на тот командный пункт или бое­вой пост, где вы уже давно собирались побывать и устроить разгром «ав­гиевых конюшен», но … как-то все не доходили ни руки, ни ноги. Поэтому высокий гость все найдет сам, а «разгром» после его отъезда устроят уже вам. И руками, и ногами.

Следствие: как только какой-то обормот догадается сунуть свои не стира­ные носки под свой же матрас, то тут же появится высокий начальник, кото­рый собственными руками убедится в том, насколько они уже не гнутся  от грязи.

е) условно проверенное ими оборудование, и не перепроверенное вами из-за текучки или лени потребуется фактически, и окажется не только неисправным но и вообще не пригодным.

 Закон  ленивой подлости: Если ваши действия  кто-то чем-то и как-то  должен обеспечивать, прежде чем начать свои действия по плану, сначала убедитесь,  то ли было им сделано, так ли сделано, там ли сделано и делалось ли вообще что ни будь.  Иначе, виновника найдут, но уже, может быть,  после ваших поминок.[1] Даже в мирное время…

Всех и всегда подводят в самое неподходящее время и самым жестоким образом. (Друзья, партнеры, смежники и подчиненные)

Разрешение каких- либо действий в нарушение требований, неминуемо  провоцирует  цикл продолжающихся нарушений, повышающих вероятность негативных событий ( срывов, происшествий, аварий и даже катастроф)

Каким бы продуманным  план мероприятий бы не был,  его реализация полностью зависит  от его  исполнителей и их инженерно — технического обеспечения.

Какой план ни напиши, но его все равно надо выполнять,. используя какие-то средства, которых всегда не хватает.

Неожиданные жестко-безапелляционные и сверхрешительные приказы, якобы требующие быстрых и решительных же действий от командиров и начальников, особенно если их последствия резко меняют обстановку, вызывают   бо’льшие сомнения  в их продуманности, законности и необходимости, а также порождают надежду на их своевременную отмену. И даже желание, чтобы еще более старшие начальники одернули или поправили радикала-реформатора. 

«Погоди выполнять, отменят!», как  мудро говорят наши армейские зеленые друзья ПВО-шники, расшифровывая таким образом  свою собственную главную ключевую аббревиатуру «ПВО».

Если вы боитесь, что неопытный офицер не справится с ответственным зада­нием без вашего контроля, то — напрасно. Он его просто с блеском прова­лит. Если вы не боитесь — тоже.

Рядом с любыми большими воротами КПП всегда есть маленькие лазейки, тайные тропинки, которыми и те, кому нельзя и те, кому можно идти  легаль­ным путем.

Чтобы пресечь это злостное нарушение, большинство начальников не посы­лает  туда группу матросов с колючей проволокой для ликвидации этой ла­зейки. А направляет туда офицера по режиму или патруль — для переписи пер­вых попавшихся и их последующего наказания. Для пресечения также приме­няется солидол, тавот и другая жирная гадость, которой обмазываются отвер­стия и верхние срезы заборов. Любая проволока не годится — ее тут же разма­тывают обратно, те, кому и силу девать некуда, и ходить «по сумме катетов» не хочется. Гипотенуза — она всегда их короче! Но свои брюки и шинель  все же  жалко больше, чем служебное время!

Кто запрещает и закрывает удобные и короткие  пути для прохода подчиненных на службу и обратно, а, так же, создает на них инженерно- технические заграждения, тот, как правило, сам по ним не ходит и запретов не нарушает Его отвозят прямо под кабинет на служебной машине.

КПП приучают военнослужащих не только постоянно носить с собой необхо­димые личные документы, но и проявлять находчивость и изобретательность при поиске и грамотном использовании обходных путей в тех случаях, когда документов с собой не оказалось.

Ни на одном КПП не удалось поймать серьезного нарушителя или отчаян­ного «самовольщика» или беглеца. Их ловят уже далеко за ними.

Нужно очень много усилий и технических средств, чтобы заставить людей ходить там, где положено, а не там, где короче и удобней. Но, вероятно, можно и наоборот — где удобно, там и положено.

Если вам станет известно о каком-либо предстоящем событии задолго до него, все равно серьезную подготовку к нему вы начнете в минимально до­пустимый срок.

Как только появились слухи о предстоящем списании корабля, как он тут же превращается в неофициальный склад запчастей. К нему скрытно тянется очередь посланцев и просителей.

Говорят, что принципиальная разница между гражданским и военным вра­чом состоит в том, что первый доказывает здоровому человеку, что он боль­ной, а второй — больному, что он здоровый.

     Росчерк докторского пера спасает и от административного топора.

     Написанное врачебным пером не вырубишь и самодурским топором.

Не имея специальной подготовки и образования, большинство из нас все-таки считают себя крупными специалистами в политике, экономике, разведке, медицине и педагогике (воспитательной работе). И ужасно обижаются, когда окружающие в этом сомневаются.

Если к вам сосед обратится за помощью, а вы ответите ему отказом в извест­ной форме, как тут же сложится ситуация, когда в ответ на вашу просьбу вам тоже предложат аналогичный неприличный предмет. Словом или жестом.

Если деятелям военкоматов слишком очевидно, что стоящий перед ними тракторист — это почти готовый танкист, а рулевой-моторист с речного катера — почти готовый матрос, они не верят своим глазам, и первый идет служить на флот, а второй — в сухопутные войска.

Работники военкоматов, офицеры и мичманы флотского экипажа целыми днями трудятся, перерывая горы навоза! И все только для того, чтобы  в кубрики ваших МПК и тральщиков  не попало ни одной «жемчужины» с хорошим воспитанием и образованием!

Не все результаты выполнения вашего задания одним добросовестным глуп­цом можно устранить даже общими усилиями.

 


[1] В годы первой мировой войны немецкие подводные заградители повадились регулярно выставлять мины на английских ФВК, и 4 августа  1917 г командир немецкой ПЛ «UC-44»(подводный  минный заградитель) капитан-лейтенант Теббениоханс злорадно наблюдал  в перископ длительные эволюции отряда английских тральщиков, старательно утюживших море. Дождавшись их ухода, он дал команду приготовить мины к постановке и пошел под перископом к фарватеру. Как вдруг, лодка напоролась на мину, раздался мощный взрыв и она,   со страшным дифферентом, стала погружаться. Но командир, находившийся в боевой рубке у перископа, сумел отдраить рубочный люк и выбраться наружу. Англичане с тральщиков его заметили и вскоре подобрали. Разгневанный и мокрый подводник, вместо благодарности за спасение, стал ругать  экипажи тральщиков на чем свет стоит за плохую работу, что негоже оставлять на фарватере мины. Командир тральщика любезно ответил: «А мы сегодня и не собирались тралить, а просто отрабатывали совместное плавание».

Комментарий НА "С.Ф.ИЛЬИН (В.Белько) ЗАКОН УПУЩЕНИЙ, ИЛИ ГДЕ ТОНКО, ТАМ И РВЕТСЯ"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*

code

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.