ЗАЧЕМ ЩУКА В ПРУДУ? А ЧТОБЫ КАРАСЬ НЕ ДРЕМАЛ!

 Проверка — это особая область жизни и деятельности всех структур флота.

  Служебно — жизненный цикл состоит из трех периодов, непрерывно сменяющих друг друга: 1. Подготовка к очередной проверке (инспекции). 2. Собственно, проверки. 3. Устранения замечаний, выявленных в ходе проверки. И так далее, и так далее …

Проверки бывают:

— плановые;

— внезапные;

— периодические;

— попутные (они же — случайные);

— по предлогу (для отдыха, рыбалки или охоты, если есть для этого места в окрестностях соответствующих гарнизонов!);

— эпизодические;

— инспекторские; т.е. заранее запланированные, всеобъемлющие и многоднев­ные;

— «по поводу», и не дай Бог, «по случаю»… Они еще называются «проверки с садизмом». Особенно в тех случаях, когда был лично задет кто-то из высоких военачальников.

 

БЕДА НИКОГДА НЕ ПРИХОДИТ ОДНА.

(Вслед за ней обязательно приез­жает комиссия)

     Эпизодические известия  о прибытии очередной комиссии способно испор­тить настроение даже командиру с крепкими нервами. Частые же проверки вырабатывают к ним устойчивый иммунитет.

     Проверки имеют цель:

     1. До конца уяснить и без того довольно ясное положение.

     2. Напомнить нижестоящим о существовании вышестоящих.

     3. Доказать вышестоящим свою необходимость.

     4. Отработать получаемое денежное содержание. (Хотя бы показать кое-кому, что его не зря получают.)

     5. Чтобы расстроиться самому и испортить настроение другим.

   6. «Отмстить неразумным хазарам», то есть показать кое-кому из проверяе­мых начальников, что тот во многом заблуждается. (Тоже — с садизмом)

     7. Создать иллюзию «недреманного ока» и «дамоклова меча» одновременно над головами офицеров на кораблях и в частях, а также в низовых структурах управления и заставить нижестоящих хоть как-то и хоть иногда выполнять свои обязанности в той мере, в какой от них ожидают.

     8. Посочувствовать труженикам периферии и оказать им моральную под­держку.

    9. Попытаться научить офицеров подчиненных структур и частей тому, чему, как им кажется, они уже научились сами.

     Проверка камуфлируется менее кровожадными целями: «оказание по­мощи…», «обучение специалистов корабельного звена…», «изучение опыта работы…».

     Интенсивность и глубина проверки определяется предварительной установ­кой старшего начальника. В зависимости от серьезности целей проверки и ус­тановки опытный проверяющий знает, куда следует заглянуть сразу, а куда не стоит влезать вообще, что ему обязательно надо посмотреть для дела, а что — для акта.

     Возрастающее количество проверок в данный период приводит к ухудше­нию подготовки к каждой из последующих. Ко всему привыкаешь!

     Чем дольше корабль был в море, тем больше по нему соскучились всякие проверяющие и ревизоры!

    Оно же свидетельствует, что вышестоящий начальник решил прикончить период спокойной службы специалистов подчиненного ему штаба (управления).

     Цель проверки не всегда ясна даже самим проверяющим, так как в автобусе или в катере офицеры рабочей группы часто задают друг другу вопрос: «Му­жики, и чего это мы все вдруг?»

     Пришел, увидел — наследи! Хоть в каком-то в журнале.

     Пришел, увидел, … до(за)ложил.

     Пришел, увидел — устранил. Все собственные замечания. Заставили старшие товарищи. Впредь будешь умнее.

     Проверяющий — это офицер, который всегда точно знает, что, где и как должно быть, и всерьез думает, что знает, как сделать, чтобы этого добиться. Но, на практике, он это делал или слишком давно, или вообще никогда не де­лал. Хорошо зная «в целом», он уже слабоват в деталях. Руководитель же проверки заострит свое внимание именно на деталях.

    Никогда не существовало и не существует жестких критериев проверки. Пожалуй, кроме одной -способности корабля в любую минуту выполнить свойственные ему задачи фактически.

    Ни один штабной проверяющий еще не просился назначить его команди­ром корабля,  части, соединения для устранения всех выявленных им вопиющих недостатков в организации службы  и боевой подготовки.

     Проверяющий может сделать открытие в ходе работы — для себя и своего на­чальства. О том, как долго на местах можно обходиться без руководящих указаний.

     Мягкость и доброжелательность проверяющего гарантирует еще худшую подготовку проверяемых к следующей проверке.

     Наиболее опасен проверяемым тот проверяющий, который еще не утратил ближнюю перспективу службы (ему еще не надоели эти проверки) и который еще верит, что в результате проверок хоть что-то изменится.

     Начинающий проверяющий всегда хочет показать коллегам свои знания. На бедную голову проверяемых.

     Высокопоставленный проверяющий часто проявляет свое интеллектуальное и эрудиционное превосходство перед проверяемыми, опрашивая их о том, что они, по его мнению, должны знать, и демонстрируя собственные познания. Заблаговременно подготовившись. Он так же заставляет проверяемых ис­кренне удивляться не столько уровнем своих познаний, сколько тем, а на фига, собственно, им такие же глубокие, но узкие познания?

     Руководящие штабные органы управления создали столько документов «по диагностике» корабля и так преуспели в этом, что ни один живой корабль не может соответствовать им всем сразу и в достаточной степени. Еще не выез­жая на место проверки, можно априори оценить состояние корабля как «него­товое». К приему с первого предъявления. Второе предъявление — это когда будут устранены все вопиющие нарушения, зависящие от экипажа и соответствующих береговых служб, а по остальным — будет достигнут «консенсус» между заинтересованными личностями.

     Неопытного проверяющего всегда раздирает желание гордо доложить добы­тый «жареный факт» своему начальнику, но, вместе с тем, не хочется огорчать проверенного им хорошего знакомого.

     Желающий выделиться на фоне остальных, проверяющий, выкопавший забы­тый или спрятанный проверяемыми пахучий кусок «добра», старается сделать так, чтобы он «всплыл» под самым носом начальника. Впрочем,  ино­гда это делается просто из врожденной личной вредности.

     Если проверяющий соглашается «войти в положение» проверяемых, хо­рошо не подумав, то сам может влипнуть в дурацкое положение.

     Ни один хороший проверяющий не отбывал с корабля без хорошего обеда или тяжелого ужина!

   Чем  проверяющий считается вреднее, тем больше деликатесов ему будет предложено на ужин!

     Для опытного  проверяющего его легкий завтрак — это гарантируемый прове­ряемыми тяжелый ужин!

    Если проверяющий требует к себе повышенное внимание и каких-либо подношений от проверяемых,  про него возмущенно говорят: «Вот сволочь!». Если же он, проявляя последовательную принципиальность, и человеческую порядочность, отказывается от  предложенных  хозяевами обычных на флоте знаков  радушия и гостеприимства (см. ниже!), за его спиной произносятся  те же слова. И, причем, с тем же возмущением!

     При подготовке к длительному плаванию и другим серьезным выходам в море в течение недели на корабле побывает вся начальственная вертикаль по подчиненности. Это настойчиво усиливает желание экипажа быстрее оторваться от причала и уйти куда подальше от всех этих проверок и связанных с ними бесконечных «ночных бдений» по переписыванию разных документов и перманентных приборок и покрасок.

     Золотое правило проверки: «Остановитесь вовремя, копая»!

     Не надо находить ничего такого, что вас же и заставят устранять! Причем, тут же и в свое личное время.

   Не плюй в колодец — могут тебя же заставить его и  вылизывать!

     Зачисление в состав рабочей группы комиссии дает «рога власти» даже безго­ловому бычку. Безголовый бычок больнее бодается.

     Глубоко закапываясь в проверяемую проблему, проверяющий офицер все­гда невольно ограничивает свое поле зрения.

     Умный и опытный проверяющий понимает, что никто не знает состояния дел лучше «хозяев». Он всегда постарается узнать, где ест тот, кто отвечает за питание, и где лечатся те, кто отвечают за здравоохранение. А также их непо­средственные начальники…

     Сведения о любой внезапной проверке все равно поступят проверяемому за­ранее. Разве только ее проведет сам высокий начальник, а отдаленность вы­бранных объектов не превышает пятнадцатиминутного движения.

     Действительно неожиданная проверка — хуже внезапного нападения против­ника: на все случаи нападения разработаны ответные меры и утверждены ва­рианты действий. На случай приезда комиссии — не всегда, и не со всеми кате­гориями.

     Желающий неожиданно выяснить состояние дел где-то на периферии, высо­кий начальник предварительно проводит мероприятия по маскировке своего выезда и дезинформации собственного дежурного.

     Внезапную проверку провоцирует или острый характер внезапно получен­ной информации, или длительные обоснованные сомнения начальника в прав­дивости докладов «снизу».

     Приехавшая «по случаю» к соседу высокая комиссия неожиданно может за­вернуть и к вам. Для сравнения полученных результатов.

     Оказывается, проведение разных смотров высокопоставленными особами имеет давнюю историю. Проверяемые не без оснований убеждены, что осмотр будет поверхностным и строго по утвержденному маршруту! Поэтому, всякое старье в целях экономии времени и средств можно красить с одного борта. Так делали еще при осмотре флота императором Александром I, известного своим недоброжелательным и поверхностным  отношением к флоту. Осмотрев корабли, окрашенные таким образом, с берега, он остался довольным состоянием  кораблей. И … не выделил никаких финансовых средств на его содержание. Считая, что ми так все хорошо! А к тому времени корабли уже здорово подгнили…

     Проверяемые: узнав о прибытии высокопоставленной комиссии, началь­ник проверяемых объявляет своим подчиненным: «Господа, к нам едет реви­зор»! И вводит в действие сигнал «Паника» с соответствующим номером, ко­торый определяется уровнем проверки. «Паника-1» — самый высокий.

     Главная задача: перепугать подчиненных возможными «оргвыводами» и за­ставить их повысить трудоспособность, КПД служебной деятельности, про­длив рабочий день и расправившись с выходными.

     Начальнику всегда с успехом удается вызвать лютую ненависть не только к комиссии, но и к самому себе. Обещанного после проверки выходного, как правило, на кораблях ждут долго. Даже если он и будет объявлен высоким на­чальством.

    Во время действий по сигналу: «Паника» могут сделать не только нужное, но и ненужное.

1) Уничтожат то, что непременно понадобится

2) В погоне за чистотой и порядком выбросят много чего такого, что имеет практическую ценность. Причем, какой- ни будь ЗИП БЧ-5, скажем,  прикажет выбросить  командир БЧ-7, которому он помешает. Старпом же беспощадно расправится  с «техзаначками» обоих, если ему покажется, что они лежат как-то не так или где-то не там.

3) По незнанию, что либо запрячут туда, куда прятать совсем нельзя.

4) Сделают и выставят на показ то, чего быть не должно.

5) Подготовятся к показным мероприятиям таким образом, чтобы сделать их эффектными пренебрегая техническими условиями. Что и приводит к блестящим срывам… (как говорил один старый мичман о ракетной стрельбе-«готовили шик, а вышел пшик».

6) Станет достоянием то, что на корабле нет того, чему необходимо бы быть, и некуда деть то, чего никак не должно бы было быть.

Чем выше ожидаемое начальство, тем больше уделяется внимание внешне-косметическому и показному виду,  и тем меньше  технической подготовке  кораблей — участников и тактическому обеспечению этих мероприятий.

Проверяющий, как таковой, полезен как жупел угрозы над благополучием подчиненных. Пугая их этим самым загадочным и абстрактным проверяющим, можно заставить своих офицеров трудиться в выходные и праздничные дни, сваливая вину на него. Мол, я бы рад бы вам дать ваши выходные и даже больше, но вот приедет проверяющий. Он-то вас  не помилует! И это даже в том случае, когда проверка вашей части и не коснется!       Просто другого такого повода мобилизовать подчиненных может в ближайшее время и не подвернуться….

Подготовка к проверке наглядно демонстрирует, что флот мог бы вполне обойтись без выполнения требований доброй половины спущенных «сверху» документов, т.к. все отчетные материалы по ним отрабатываются лишь за по­следние 72 часа до проверки — «денно» и «нощно».

     Заблаговременная подготовка, однако, всегда имеет свои недостатки:

— выброшенный во время аврала мусор ко времени проверки успешно заменя­ется новым;

— заведенные новые журналы чаще всего попадают в руки проверяющих уже в заляпанном или испорченном виде, более того, старые журналы забывают уничтожить, и кто-нибудь дает в руки изумленному проверяющему оба вари­анта;

— на покрашенной с трудом добытой свежей краской переборке кто-нибудь что-нибудь напишет или пройдется по ней грязной тряпкой;

— замученный бесконечными однообразными приборками личный состав подготовит со скуки что-нибудь веселенькое, обеспечив головную боль своим начальникам;

— офицеры и мичманы, ориентированные, как правило, своими командирами не на результат, а на работу «с утра и до ночи», по-тихому забиваются по каютам и, коротая время, развлекаются чаем и устными мемуарами;

— теряются куда-то папки с отчетными документами по якобы проведенным мероприятиям;

— энтузиазм экипажа выдохнется задолго до проверки, как прохудившийся ре­зиновый шарик или любое  другое случайно надутое резиновое изделие.

     Ни к одной проверке нельзя полностью подготовиться заранее!

     Однако: очень свежая краска с только что покрашенных корабельных по­верхностей, попадая на рукава тужурок, полы шинелей и пальто, штанины брюк высоких проверяющих ужасно расстраивают последних, возбуждая у них потребность в кровожадной мести виновнику.

     При срочной подготовке краска наносится исключительно в маскировоч­ных целях, безо всякой технологии, и поэтому быстро отлетает от тех поверх­ностей, на которые была наспех нанесена.

     Чем выше уровень проверки, тем более спокойны низовые проверяемые — офицеры, мичманы, тем более матросы, мудро следуя древнему правилу: «клопов танками не давят».

     Проверки и комиссии к нам  приезжают и уезжают. Жизненные же силы и личное время — они от нас только уходят!

    Предстоящая проверка  всегда ближе, чем она кажется!

    При подготовке  к проверке время мчится быстро, зато оно медленно тянется, пока проверяющие бродят по кораблям и со вкусом листают ваши документы.

     При встрече высокой комиссии коридоры выкладывают коврами. Но такой ритуал при ее проводах был бы более искренен. И красиво, и от души!

     Если бы пожелания проверяемых в адрес приезжающих комиссий исполня­лись, то это был бы «конец света в одном отдельно взятом автобусе (самолете, катере)».

     Не поминайте проверку к ночи! Иначе кто-то из начальников вспомнит, что он у вас давно не был.

     Переносы проверок «вправо» расслабляют и раздражают проверяемых. Можно, конечно, продолжать готовиться и дальше, но уж лучше «ужасный конец, чем ужас без конца».

   Комиссия всегда приезжает на день раньше того, когда к ней будут оконча­тельно готовы.

   Благодаря чьему-либо головотяпству, каждой комиссии должен быть препод­несен «инспекторский факт» — достаточно серьезное свидетельство чей-то глупости и разгильдяйства.

     Начальник хочет знать от проверяемых всю правду. Но желательно, бодрую, оптимистичную и хорошую. Особенно о результатах собственной личной работы.

     Плохая забота о нас, главным образом в материальном плане, со стороны вы­шестоящего командования — результат и следствие чересчур бодрых наших докладов очередным комиссиям.

     Кто-то из ваших скучающих балбесов должен попасться на глаза главному проверяющему, который и найдет на нем 101 замечание. Однако за это доста­нется не ему, а офицеру, который не сумел спрятать это «чудо».

    Передовой корабль в соединении всегда первым (иногда — единственным) встречает все пребывающие проверяющие комиссии.

     При подготовке к проверке свои силы распределяются в соответствии с законами военной науки:

     1. Сосредоточь силы на главном направлении!

     2. Не дай «противнику» развить успех! Навяжи свою тактику!

     3. Узнай все о «противнике»! Каждый крупный проверяющий имеет свои мелкие слабости! Разведка: что, кто и где будет проверять. И как!

     4. Прикрой «опасное направление» резервом!

     5. Изуми хоть какой-то новинкой!

     6. Отведи в глубокий тыл своих ленивых, глупых и равнодушных!

     7. Свяжи свободные силы (и время тоже) «противника» каким-то общест­венно полезным занятием.

     8. Не уверяй, что у тебя совсем нет «пробелов» и «проколов». Иначе будут их внимательно искать! И найдут…

     Проверяющий:

     — более снисходителен к равному с собой по званию и положению;

     — не сделает гадости своему бывшему сослуживцу или сокурснику без край­ней нужды; (разве что, закрыв глаза и краснея от стыда)

     — каждый проверяющий знает определенные «узкие места», куда обяза­тельно будет лезть каждый раз, несмотря на чинимые ему трудности;

     — среди проверяющих найдется хоть один «компанейский» и пьющий, кото­рый совратит   всех   и  принципиальных, и непьющих;

     — действительно непьющий проверяющий вызывает у проверяемых паниче­ский ужас, они просто не знают, что с ним тогда делать…

     — обязательно полезет посмотреть, как устранили его замечания, сделанные в прошлый раз;

     — может серьезно удивить проверяемых, спрашивая о каком-то новом доку­менте, который вообще не дошел до несчастной, забытой Богом и фельдъ­егерской почтой, периферии. Вот тогда-то у него действительно есть шанс оказать помощь;

     — испытывает легкую неловкость перед корабельными офицерами, которые терпят в полной мере тяготы и лишения морской службы, в отличие от него самого.

     Слабые волевые качества проверяющего повышают риск серьезно подорвать свое собственное здоровье. Наличие же язвенной болезни у проверяющего вызывает искреннее участие и некоторую растерянность у проверяемых.

     Частые проверки вырабатывают поверхностный взгляд на проверяемые объ­екты.

     Омут потому и кажется тихим, что в нем никто глубоко не «копал».

     Проверяющий, достаточно воспитанный и из благих побуждений задавший женщине-военнослужащей самый простой вопрос, обречен выслушать лето­пись ее славных дел за ближайшие пару лет, искренне сожалея, что не укусил себя за язык перед этим заблаговременно.

     Проверяют чаще всего не там, где надо бы, а там куда легче добраться.

     Проверка в рыболовном или грибно — ягодном раю носит «полевой» харак­тер с выходом на природу, причем подписанию акта обязательно предшест­вуют шашлыки (для «продвинутых» — барбекю), качество и «алкогольное обеспечение» которых обратно — пропорционально качеству подготовки к проверке материальной части и документации. В этих краях проверки высо­кого уровня особенно часто бывают в соответствующий сезон.

     Штабы проверяются всегда. До них добраться проще, кроме того, там уют­нее и теплее, да и обстановка для проверяющего привычнее, чем на кораблях и объектах. Только климат другой.

     Любая внезапная проверка или инспекция приедет «не вовремя», в самый не­подходящий момент.

     Порядочного проверяющего «издалека и сверху»: если не мучает мания вели­чия, то мучает какой-то комплекс вины перед теми, кто вовремя не сумел перебраться куда-то туда, где из окон кабинетов не видно моря, которое все еще «пашут» проверяемые.

  Проверяемых надо любить, ибо своим существованием они обеспечивают не­обходимость выплачивать проверяющим денежное содержание и команди­ровочные, вносят некоторое разнообразие в их серую жизнь.

     Проверяющих тоже проверяют!

     Прием комиссии — если и бой, то оборонительный. Однако лучшая оборона — это активная оборона! Если не сказать, что нападение.

     Работа умных проверяемых — это целое искусство и находится на стыке ди­пломатии и торговли.

Итак,  ДИПЛОМАТИЯ:

     Важной частью ее является мягкая нейтрализация проверяющих путем их от­влечения от дел насущных и загрузки их времени чем-то, не имеющим к их задачам никакого отношения.

     Опробованные формы нейтрализации:

         а) чай;

         б) жалобы на свою тяжелую жизнь;

         в) сочувствие тяжелой жизни проверяющих;

         г) поиск общих знакомых и сослуживцев, устные мемуары;

        д) опять чай, но уже с бутербродами. Особое питание не только воспол­няет проверяющему затраченные калории, но еще и демонстрирует ему его собственную исключительность, а также участливое отношение со стороны проверяемых;

            е) сытный обед, который не только способствует позитивному воспри­ятию окружающей среды проверяющими, но и подрывает их работоспособ­ность (тем более, если им перед обедом коварно предложить зайти в уже под­готовленную каюту «помыть руки». Пояснять не надо?). Как и всяких нор­мальных моряков, после обеда их тянет ко сну, во всяком случае, куда-то идти и чего-то серьезное смотреть уже не хочется;

            ж) если проверка многодневная — в тех же целях применяется «легкая» ве­черняя затяжная баня с «тяжелыми» утренними последствиями. Бедная пе­чень у обоих сторон!

      з) экскурсия по «местам боевой славы» с пикниками различной катего­рии. Культурная программа для проверяющих строится таким образом, чтобы как можно скорее довести их до некультурного состояния;

       и) навязывание проверяющему самостоятельного выбора загрузки его времени: интересный видеофильм, товарищеский ужин или копание допоздна в бумагах со всяким бредом;

            к) дайте почувствовать проверяющему себя самым значительным и ум­ным среди вас человеком и желанным гостем. Вам что, жалко?! Ведь у себя в управлении он такой же обычный офицер, как и вы;

            л) организация какого-нибудь занятия (лучше — нескольких) с «провинци­альными младшими» коллегами. Мы все любим кого-то поучить, особенно когда считаем, что есть чему, а уж если нас кто-то об этом вежливо просит…

            м) проявите интерес к его осведомленности в планах высокого началь­ства и выразите искреннее восхищение и зависть к его познаниям. Такой баль­зам лечит любые раны самолюбия.

     Для достижения успеха при работе с комиссией все средства хороши! Осо­бенно, если за них потом не надо документально отчитываться…

   Проверку предваряет изучение заранее подготовленной справки-доклада, в которой должна быть исключена любая неоднозначность понимания все из­ложенных положений и фактов, которые могут породить у проверяющего лю­бые сомнения и вопросы к вам.

     Если проверяющий все-таки захочет «копать», дайте ему что-нибудь неболь­шое, лежащее почти на поверхности, но так, чтобы при желании копнуть поглубже он наткнулся бы на здоровенную гранитную плиту.

   При  подготовке  к проверке любая «липа» должна быть железной!

 Умные проверямые «подкладывают» что то такое, этакое, чтобы привлечь внимание к запрограммированному «замечанию»  без «криминала» и, тем самым, отвлечь от поисков вероятного (или скрываемого) «криминала»..[1]  Это называется: «Закон Громоотвода».

     Не надо выметать мелкую пыль из своей избы — лучше пустить ее в глаза.

     Если проверяющий остается один, без должного обеспечения, к нему начи­нают подкрадываться угрызения совести и умные мысли о продолжении про­верочных действий в вечернее и ночное время. Вот это-то проверяемые и не должны допустить!

     Если  проверяющий  просит шило, то не надо ему сразу  же    нести и воду с закуской, предварительно  не прояснив обстановки. Быть может, он  просто  хочет    проколоть пачку листов для шнуровки.

     Проверяющий выуживает для себя самые «жареные» факты при одиночном спонтанном брожении. Как правило…

Отступление по теме: У одного  уважаемого до сих пор и известного в прошлом  многозвездного адмирала, идущего на одном из кораблей из Североморска в отдаленный гар­низон, пока он спокойно читал свежую прессу, лежа  в каюте, незаметно унесли брюки, аккуратно повешенные на спинку стула. Когда же у него вдруг возникло желание побродить по кораблю, то он их не обнаружил на своем месте  и потребовал разъяснений. И  ему объяснили, что брюки унес гладить   приборщик  каюты  командира, который якобы всегда так делает….  При­чем, тот их гладил  тщательно и долго,  и ровно до тех пор, пока все не убе­дились, что у адмирала желание куда-то идти уже пропало. Без брюк-то ходить по палубам и отсекам как-то не принято.  Конечно, флагман был умен и все понял, но менять ход событий не стал, а  утром уже было не до того, чтобы что-то проверять и цепляться  по мелочам… 

     Народная примета: Если проверяющий ничем не будет занят, он все-таки бу­дет хоть что-то проверять.

     Радушно вываленная для просмотра гора папок и журналов может напугать только самых слабонервных из проверяющих.

     Если проверяющий у себя в управлении, в отделе занят какой-либо узкой спе­циализацией, то глубже всего он будет смотреть именно свой родной во­прос независимо от того, с какой бы там общей задачей его ни прислали.

     Проверяющий справедливо считает, что, предупреждая несчастья и страху­ясь от возможных происшествий, иной раз полезнее постучать по чьей-то де­ревянной голове, чем по столу в своем кабинете.

     Грамотный проверяющий с пристрастием исследует средний уровень управ­ления, чтобы получить полную картину о проверяемых. «Сверху» деталей не разглядеть, «внизу» детали занимают все поле зрения. Средний же уровень позволяет вполне объективно судить, как управляют начальники и как управляются подчиненные.

     Будьте внимательны и терпимы к проверяющему. Он ведь приехал к вам не по собственному желанию. Впрочем, нет правил без исключений!

     Чем хуже подготовились к проверке подчиненные, тем приветливее и госте­приимнее будет к членам комиссии (рабочей группы) их начальник!

     Если старшему проверяемому начальнику удается исхитриться и угостить прибывших проверяющих, которые младше его по воинскому званию и опыту службы (под любым благовидным предлогом — «с мороза», «с дороги», «с устатку» «за знакомство»), то их уже легко будет убедить в том, что идти с «выхлопом» к личному составу — это, простите, полный моветон. И один вечер у них уже выигран… А за вечер и ночь и исправить, и сделать можно очень многое!

     Представитель вышестоящего штаба считает «априори» качество докумен­тов, разработанных нижестоящими органами, на целый порядок ниже и хуже, чем документы «своего» штаба. И в этом его не победить!

     Уровень требований, предъявляемых к проверяемому вопросу различными комиссиями, тоже различен.

     Если оперативного дежурного спрашивают о том, где находится комиссия, это не значит, что ее собираются искать. Скоре всего, просто хотят знать, куда не следует ходить, чтобы на нее невзначай не напороться.

     Проверяемый! Если хочешь, чтобы у тебя чего-то не нашли, — лучше сделай так, чтобы и не искали!

     Самый простой способ вскрыть недостатки — это внезапно заставить кого-то сделать то, что ему положено по основному предназначению. Например, кораблю выйти в море и выполнить определенные задачи. Однако все его не­достатки тогда будут слишком очевидны. Недоработки всей «вертикали власти» — тоже. А кому это нужно?

 

«Тьмы низких истин мне дороже

Нас возвышающий обман!»

А. Пушкин, «Герой»

.

     Иной раз некоторые ретивые, но недалекие подчиненные добывают такие дан­ные, что ставят начальника в неудобное положение (а что с ними теперь делать?). Не всякое выявленное нарушение принимается с удовлетворением хотя бы одной стороной. Иногда далее следует совещание, чтобы такое пред­принять, чтобы все «ЭТО» не всплыло выше.

     Если проверяешь демонстрационное или показательное мероприятие, не старайся посмотреть больше, чем тебе покажут. Иначе придется предлагать какие-то административно-карательные меры.

     Потому что: Если  структура (система) не способна даже на «показуху», она уже неспособна ни на что!

     Отсутствие рутинной повседневной работы и должного уровня исполнения текущих документов прикрывают заботой о глобальных проблемах. Однако на поверку в итоге нет в наличии ни первого, ни каких-то достижений по вто­рому.

     Недостатки легче всего спрятать на самом виду.

     Пыль в глаза проверяющих позволяет на какое-то время закрыть призрач­ным блеском темные места ваших недоработок.

    Как и любая пыль, пыль в глаза также имеет свои пределы допустимой кон­центрации. Главное — не перестараться!

     Верхняя  палуба и надстройки  корабля — это его лицо, которое видят все его  окружающие.  Но бывает и так, что   приличнее показать  даже  совсем  другую часть тела.

     Вид очень круглых цифр, как и ровных показателей, привлекает присталь­ное внимание проверяющего и порождает его справедливые сомнения в их правдивости.

     Если вам сразу же не удается найти какой-то документ, то проверяющий сразу же настораживается, как охотничья собака, подозревая, что его нет и вовсе. (Чаще всего так оно и бывает.) Он чует в нем свою добычу! И не отце­пится, пока вы ему этот документ не представите. Если все-таки его успеют сделать хоть как-нибудь, но до отъезда комиссии.

     Чем больше проверяющих и контролирующих, тем выше вероятность того, что они пропустят что-то действительно существенное.

     Народная примета: если проверяющие отказываются от обычных элементов флотского гостеприимства — значит, они имеют более чем серьезные уста­новки от своего командования.

    Наиболее кропотлив в поиске замечаний тот проверяющий, который  уве­рен, что его лично не заставят  ни лично устранять эти недостатки,  ни орга­низовывать их устранение на месте.

     Чем серьезнее проверяемый вопрос и чем опаснее последствия «незамечен­ных» просчетов, тем меньше вероятность достижения компромисса между проверяемыми и проверяющими. 

     На всякий каверзный вопрос найдется каверзный ответ.

     Не надо искать слов для отговорок! Всегда должны быть под рукой целые фразы, предложения и абзацы!

     Если проверяющий был принят «как следует» и «от души», то в его следую­щий приезд он ожидает приема не хуже.

     Если проверяющий не загружен вашей заботой, он загрузит вас своими во­просами.

     Проверяющий имеет право задать дурацкий вопрос и ожидать умного от­вета.

     По тому, какие вопросы задает проверяющий, отчетливо видно, что он дейст­вительно знает о своем деле.

        и  ТОРГОВЛЯ:

            а) это демонстрация проверяющему лучшего, что у вас есть, и тактич­ное, ненавязчивое пресечение всяких его попыток посмотреть «товар с из­нанки»;

            б) втягивание его в спор о формах и методах вашей работы;

            в) «навешивание всех собак» на довольствующие и ремонтные органы и службы;

            г)  склонение вашего коллеги — проверяющего к употреблению доста­точно крепких напитков способствует искажению им восприятия окружающей действительности в нужную вам сторону;

            д) мягкое предложение комиссии своего варианта «перечня замечаний»;

            е) особое внимания оправданно уделяется старшему из проверяющих — именно его настроение звучит главной темой в «Акте проверки»;

            ж) совместный поиск путей предельных допусков в отклонениях в сто­рону от существующих нормативов;

            з) устранение хоть каких-то недостатков до подписания акта, доклад об этом проверяющему и уверение его в том, что все остальное уже тоже «дово­дится до ума».

     Чудес не бывает! Самих по себе, как таковых. Но при должной организации кое-что сотворить все же можно!

     Сувениры и подарки влияют на тон итогового акта проверки, а их оригиналь­ность мешает проверяющему отметить ваши банальные недостатки. Совесть не позволяет!

     Сувенир должен быть поднесен своевременно, не раньше и не позже, а по цене не должен тянуть на взятку. Взятка кусает совесть (у нормального чело­века, конечно), а не принять подарок «от души» — та же самая совесть ему не позволит! Это приятно, а человеку, который сделал тебе приятное, организо­вать неприятность морально трудно. Опять же — для нормального среднего человека, конечно.

    Глупо предполагать, что высокое   должностное лицо из политического руководства, , особенно не имеющее  отношения к морской профессии, полезет куда-то не туда,  не по отработанному маршруту. Но кто-то из его свиты, имевший хоть  когда-либо такое отношение,   оставшийся без теплого внимания, даже должен. Чтобы продемонстрировать свою необходимость и компетентность.

     В случае удачной работы на первых двух фазах начинайте совместное обсуж­дение компромиссного решения с целью накормить волков и дать ов­цам сохранить мясо на своих ребрах. Это называется «составлением акта».

     Если акт содержит только констатацию фактов и предложения по устране­нию недостатков — значит, стороны пришли к обоюдному согласию. Если же к акту прилагается проект приказа о наказании — очень похоже на то, что ди­пломатия блестяще провалилась.

     «Не спорю, может быть, вы и были готовы к бою, но «противник»  этого как-то не заметил!» — из заключительного выступления по итогам проверки боеготовности. (Быль).

            «Все, что мы увидели на этом корабле — впечатляюще, но столь же и удручающе!»

     Из акта в акт кочуют типовые недостатки. Например: «слабое знание книжек «боевой номер», или: «низкая информированность личного состава». Хоть что-то, но написать надо!

     У любого акта, как правило, есть две стороны, левая и правая. Правая — офи­циальные итоги и выводы, а левая — фактические, не афишируемые ши­роко результаты, которые могли бы иметь куда более серьезные администра­тивные (и даже хуже!) последствия. Левая часть остается «для личного поль­зования». Чтобы не сильно обрадовать, при случае, еще более вышестоящих проверяющих и контрольные органы.

     О подготовленном акте проверяющие ставят командование проверяемых в известность, а оно, в свою очередь, ставит невезучих проверенных в соответ­ствующую позу.

     Личное знакомство проверяемых и поверяющих значительно снижает ост­роту итоговых актов.

     В любом акте проверки «по случаю», можно обнаружить отражение удиви­тельного симбиоза матросского разгильдяйства и офицерского «дофенизма», которые, объединившись, уверенно привели ситуацию к несчастному случаю или происшествию. Причем, все давно за этим наблюдали, все об этом знали, все это предсказывали. Кроме тех, кому это положено по долгу службы.

     Выводы комиссии, как правило, подтверждают самые мрачные опасения на­чальников.

     Не стоит особо доверять устным  обещаниям проверяющих, о том, что у вас «все нормально». Им тоже хочется лучше выглядеть в глазах своих на­чальников.

     Дорога ложка дегтя к докладу! С миру по нитке — а кораблю — два балла!

     Если же ничего в течение года фактически не делал, то ничего и не помо­жет.

     Не пугайтесь даже ужасного акта! Сами же знаете, действительность еще хуже!

     После чтения и утверждения этого акта происходит «раздача слонов и пряни­ков» — за все упущения и «прохлопы» от собственного начальства. Причем «пряников» бывает всегда меньше, чем «слонов».

После подведения итогов проверки самим старшим начальником проверяющих и его долгожданного отбытия восвояси, начинается более жесткое подведение итогов  под руководством и с самым активным участием командира проверяемых. Он считает, что именно  его  комментарии к происходящего дойдут быстрее до всех заинтересованных лиц вместе с заслуженными и незаслуженными административно — дисциплинарными  вливаниями.

     План устранения замечаний по итогам проверки — попытка внушить прове­ряющим надежду, что их работа не прошла даром и не осталась не замеченной командованием проверяемых.

     Две регулярно повторяющиеся фазы жизни офицера: подготовка к проверке и устранение замечаний после нее.

     Устранение замечаний — форма жизни и службы военнослужащего в проме­жутке между визитами комиссий и рабочих групп.

 


[1]  Один мой знакомый, проживавший когда-то в  краю «черной икры и осетровых балыков»,  возвращаясь из отпуска, всегда привозил для угощения товарищей немного осетровых балыков и икры,  несмотря на драконовские досмотры в аэропорту отправления. Тактический его прием был прост и он   успешно повторял  его  каждый раз с тем же успехом. Икра в пакетах  укладывалась на дно  портфеля (тогда в офицерской среде были модными пузатые кожаные портфели, которые назывались «бэки», от английского «bag» в просторечье),  а  сверху всех  вещей, на самое видное место он  клал  свой  кортик. В аэропорту он открывая  на досмотр свой  портфель,  и,  тут же, заметив оружие, к нему бросался  дежурный милиционер. Он  проверял документы, сличал номера,  убеждался, что все в порядке и желал счастливого пути. Все! На этом проверка его багажа заканчивалась. И так — каждый раз! Психология!

С.Ф.ИЛЬИН (В.Белько)