ОГНЕННАЯ ВОДА

Предисловие  ко всем последующим публикациям: отвечая на критику, хочу сказать, что сравнительно большой объем этой главы обусловлен не тем, что мы как-то чересчур «злоупотребляем».

На флоте пьют не больше (но и не меньше), чем в других силовых, государственных и коммерческих структурах. Просто в «подогретом» состоянии мы чаще попадаем в смешные ситуации, как в реаль­ные, так и в вымышленные «для красного словца» (но тоже не чаще чем другие, о чем свидетельствует море анекдотов о представителях любой профессии). А вот забавные ситуации и являются предметом этой книги! Кроме того, как го­ворят психиатры, из средств для снятия стресса древнее и безобиднее алко­голя только секс. Если и то, и другое в разумных пределах, конечно.

     «Шило» в мешке не утаишь — его всегда выдаст запах.

     «Шило» в мешке не утаишь — разве только в бутылке или в банке.

     Среди нас живут скрытые и тайные индейцы. Иначе,  почему даже страшно себе представить сколько имущества приобретено и продано за «огненную воду»?

     Много пить — стыдно! Но в это ИСКРЕННЕ веришь только следующим ут­ром после праздника. Даже умные моряки всерьез радуются, что могут вы­пить на бутылку больше  коллеги.

     Чем больше выпито вечером, тем искреннее раскаяние утром, тем больше сам себе веришь, что больше пить не будешь.

     Абсолютное большинство из нас только думает, что знает свою норму. Но очень мало тех, кто ее значительно занижает. Каждый втайне надеется, что способен на большее.

    Говорят, что для снятия стресса достаточно 30 грамм водки  для двухметрового гренадера. Хотел бы я посмотреть на того гренадера,  который сможет остановиться на этой дозе!

     Счетчик выпитого начинает здорово врать во время застолья, причем с каж­дым часом все больше, больше  и больше. Это понимаешь уже утром.

     «Перебор» — это тот же приступ морской болезни, но уже на берегу.

     Оправдываясь перед друзьями за вчерашнее, мы завышаем количество выпи­того и занижаем объем съеденной закуски для лучшего понимания на­шего плохого поведения сочувствующими слушателями.

     Особенно много оправдываться приходиться в тех случаях, когда накануне ты уже совсем не мог говорить.

     Если в конце вечера гости корабля уже «лыка не вяжут», значит, мероприя­тие по их встрече, в общем и целом, удалось.

    Если сам  уже «лыка не вяжешь» — лучше и не пытайся вставлять его в каждую строку.

     Алкоголь — это универсальное средство для упрощения отношений и развязывания языков.

     Алкоголь укрепляет здоровья и способствует улучшению процесса мышле­ния. Но только в том случае, если его вообще не употреблять.

     Ударные дозы помогают лучше узнать себя. Но далеко не с лучшей сто­роны и, большей частью, из рассказов более трезвых свидетелей.

     Употребление алкогольных напитков — это если без ярких последствий, а вот если с последствиями — это уже злоупотребление!

     Когда о человеке узнают, что он трезвенник, то сразу возникает проблема: кто он — больной, шпион, потенциальный предатель или просто ханжа?

     Говорят, что не умеющий пить не может быть настоящим моряком. Это сви­детельствует о силе нашего мастерства в поиске оправдания своих слабостей. Даже — заблаговременно.

     Все то, что не выпито за месяцы в море, моряк пытается компенсировать на берегу. Причем, за один вечер. Некоторым это почти удается.

     Нами придумано достаточно славных традиций, в свете которых не выпить — страшный грех! И куда более серьезный, чем систематическое злоупотребле­ние «зеленым змием».

     Положительному имиджу пьющего морского офицера активно способст­вуют такие же положительные и героические его образы в кино и художест­венной литературе.

  Иронически-обозленный упрек комбрига командиру одного из кораблей, мичман с которого в пьяном виде угодившего в комендатуру при стоянке в Североморске: «Ваш  мичман — он не любитель выпить. Он выпить — просто профессионал!»

     Знающие люди говорят, что плавказармы и плавмастерские не тонут, по­тому что стоят на подводных горах пустых бутылок.

     Когда нет напряженной боевой подготовки, наблюдается подготовка и прове­дение перманентных застолий на всех уровнях, плавно перетекающих от встречи Нового года к его проводам.

     Когда наступает откладываемое по разным причинам долгожданное засто­лье, то интервал между первыми рюмками сокращается до сорока пяти се­кунд. Между первой и одиннадцатой.

     Когда пьешь большой фужер за здоровье женщин, то рассчитываешь, что им все же меньше достанется.

     Чем длиннее провозглашаемые тосты, тем меньше закуски сохраняется на столах для закуски всех последующих.

     Когда появляется водка, вся еда становится закуской..

     Если на дне рождения ты чувствуешь, что уже не можешь больше выпить ни рюмки — значит, можешь выпить еще одну. По крайней мере, тебя уверяют в этом товарищи.

     Если «перебравший» автолюбитель чувствует, что пешком до дома ему не дойти, он пытается доехать до него за рулем своей машины.

     Если бы алкоголя не было, его надо было бы придумать как средство благо­дарности: иной раз «спасибо» бывает мало, а деньги — не всегда к месту, да и обидеться могут хорошие люди.

     Тот, кто может влить в себя большое количество спиртного, притворяясь при этом трезвым, вызывает большее уважение, чем тот, кто умеет уклониться от большей дозы возможных возлияний.

    Настоящий моряк не упадет лицом  ни в салат, ни  в горячее! Он все-таки дотянет до десерта!

     Если представителей промышленности начать «благодарить» до завершения наладочных или гарантийных работ, то эти работы могут принести неожидан­ные осложнения и затянуться на неопределенное время. Тогда  кое-какие приборы им придется не устанавливать и налаживать, а менять и восстанавливать. Несмотря на то, что: «Но опыт, сын ошибок трудных, заломит даже «шила» дух». 

     Бутылка очень дорогого напитка, преподнесенная кому-либо, кроме близ­ких друзей, — заведомая взятка.

     Известие о том, что человек, сделавший для вас что-то хорошее, совсем   не  пьющий,  ставит  в тупик даже находчивых и опытных коммуникаторов.

     «Цветы и конфеты не пью!» (Объявление над столом чиновника, «Комсо­мольская правда», 1999г.)

     «Зачем офицеру портфель? Чтобы носить книги и журналы! А зачем книги? Чтобы бутылки не звенели!» — из инструктажа комбригом офицеров, убы­вающих для сдачи зачетов в вышестоящий штаб.

     Сколько водки бы запасено ни было — все равно немного не хватит и кому-то придется бежать за бутылкой, а потом еще и лезть за припрятанным «шилом».

      Принесенная кем-нибудь на корабль или в другой мужской коллектив бу­тылка неминуемо спровоцирует покупку второй! Однако недаром говорят: «Пошли дурака за бутылкой — он одну и принесет!» Таких дураков на флоте, увы, не держат… Поэтому потом трудно будет понять, какая именно бутылка оказалась лишней.

     Прекращение вечеринки невозможно, пока все не допито. Если бутылку не допили, значит, что ее просто не смогли увидеть в критический момент. Или только если ее сумел спрятать кто-то из предусмотрительных товарищей.

     Если  в ходе дружеской вечеринки спиртного не хватило и  пришлось дос­тавать из дальних загашников  запасы «шила», припрятанные на «черный день», то это еще не черный день, это светлый вечер. А черный день у вас бу­дет завтра с утра!

     Если кто-то предлагает купить  увеличенный запас спиртного на предстоящую вечеринку, с тем чтобы  остальное использовать на следующий день   — не верьте, это провокация! Так не бывает! Все будет допито еще сегодня, а завтра те, кто смогут должны будут снова идти в магазин, изыскивая дополнительные финансовые средства!

    Если  после  очередной  веселой праздничной вечеринки в вашей части или отделе,  когда  офицеры  собрались в ресторан «баб снимать», а ваша сотрудница или мичман женского пола просится с вами — значит, вам удалось  достичь небывалого сплочения воинского коллектива.

    Если  на некоторых сигаретах уже начали писать: «легкие», значит,   бутылки с водкой  уже пора клеймить: «печень»!

     О том, что последняя бутылка была явно лишней, узнаешь уже следующим утром.

    Если была где-то спрятана какая-то целебная  спиртовая настойка, ожи­дающая времени своего созревания, то  если про нее вспомнят после того, как спиртное кончилось, а магазины уже закрылись — она  до степени готовности  не достоит! Особенно, если хозяйки дома нет, а хозяин помнит о ее существовании.

     Официальный вечер по случаю праздника требует продолжения и обяза­тельно распадается на десяток неофициальных вечеринок по квартирам и про­чим, удобным и не очень, местам.

«В вашем спирте попалось немного мочи!»- ехидно-язвительный комментарий врача поликлиники  к результатам анализов, сданных членами экипажа сле­дующим же утром после дня возвращения ПЛ с боевой службы.        

      Разговор: — Вы   видели летающие тарелки? 

— Нет, и,  наверное, потому что я вчера опоздал, а к моему приходу водка уже почти кончилась, а «шила»  давно уже вообще   не пью из-за   гастрита.

     Трезвая голова —  старший на борту, офицер смены обеспечения, который должен пить только мирные напитки (чай, кофе, минеральную воду и т.д), ка­кие бы обороты не набирал корабельный праздник по любому поводу, и какие бы гости ни  требовали от него подтвердить   к ним уважение. Это центр  безопасности и глава сил быстрого реагирования в пределах корабельного корпуса.

     Если намеченный официальный банкет отменяется в каком-либо очаге куль­туры, это еще не значит, что он не состоится сразу у нескольких домашних очагов.

   Когда говорят. что праздник закончился в  …. часа, это просто означает, что в это время последние участники разошлись из соответствующего банкетного зала. Во сколько они разошлись из мест продолжения праздника — (домашних кухонь, рабочих кабинетов и попутных баров и прочих укромных мест с алкогольно — закусочным обеспечением (штатным или принесенным с собой) — учету не поддается).

     Беда не в том, что пьем, а в том, что вовремя остановиться не можем!

     Телефон — это единственное средство поздравить старого сослуживца или друга, или принять от него поздравление и остаться трезвым после этого!

     Алкоголь хорош и тем, что, сморозив какую-то чушь, или сотворив какую-то отменную глупость после его употребления, мы сваливаем все на «пьяную голову», бессовестно убеждая в этом даже себя.

     Интересно выражение: отмочить глупость. По всей видимости, они (глупо­сти) уже в нас заложены, как в паек — сублимированные продукты. Их только надо намочить и подогреть, что мы периодически и делаем, заливая в себя солидные дозы алкоголя.

     Принятый «на грудь» алкоголь сначала повышает галантность поведения по отношению к женщинам, а затем, сам по себе, откуда-то берется цинизм. За который вам будет, конечно, стыдно. Но уже завтра.

    Надпись над зеркалом в каюте: «Ну, бывало и хуже!».

     Плакат в одной из береговых бань: «Наливая очередную рюмку, помни, что ты не линкор! Если сорвет одну твою башню, то других у тебя просто нет!»

     Воскресный день, объявленный по каким-либо причинам рабочим, чаще всего заканчивается небольшим «междусобойчиком». Душу не обманешь, душа требует праздника!

     Нельзя объявлять выходные дни рабочими два раза подряд! Вредно для здо­ровья, и очень большая нагрузка на печень! На наше финансовое могуще­ство — тоже!

     Чем меньше реального дела, а, следовательно, и реальных побед и достиже­ний — тем больше застолий. Просто что-то тянет обсудить все это безобразие с рюмкой в руке.

     Служебное положение офицера высокого штаба и управления позволяет ему отмечать практически каждый военный праздник и юбилей почти каждой из военных профессий, причем без особых угрызений совести. Хочет он или нет, но касается многих военных профессий по долгу службы.

     «Заливание» одной неудачи водкой — очень верный путь к следующей.

    Говорят, что водка -это русское национальное лекарство от депрессии. Это знают все. И когда корабль прекращает ходить в море, а экипаж не видит перспектив, он сначала впадает в депрессию, а потом начинает от нее лечиться и массово принимать вышеозначенную микстуру,  Если сразу не помогло, то- пьют уже целым курсом.

     Гипертрофированное самомнение о своем умении стойко переносить тя­готы затянувшихся вечеринок и ударные дозы спонтанных «мальчишников» неизбежно приводят к опозданиям на службу следующим утром. Сначала — иногда.

Самый ревностный хранитель традиции третьего тоста «За тех, кто в море!», как правило, имеет самый минимальный опыт личного знакомства с морем.   Кроме, разве  что, маринистского пейзажа в кабинете.

Наблюдая, как тяжело офицеры и мичманы включаются в работу после праздников, с трудом избегая (даже не всегда!) поломок и техногенных травм, понимаешь, почему политзанятия (как бы там они не назывались!) проводятся по понедельникам, и с утра. А кое-где, еще более дальновидно, даже без «про­ворачивания» оружия и технических средств. «Во избежание жертв и разру­шений…»

     Полдня после праздника тоже все равно пропадает — на воспоминание о вче­рашнем и приведение «в меридиан» своих мыслей, которые с трудом во­рочаются в мозгу.

    «Опохмеление» — это продолжение вчерашнего вечера, но уже прямо с сегодняшнего  утра.

    Если человека  после  затяжного застолья с утра еще сильно мутит  — не надо сразу предлагать ему водку! Знаете, ведь, что пил,  хотите тут же увидеть, чем он вчера ее закусывал?

     Если появилось желание выпить с коллегами, то повод и средства найдутся.

     Если офицер чувствует, что он получил стресс, значит, у него уже есть и не­отразимый довод — к поводу. Средства и сочувствующие — не проблема.

«Почему  напился? Я дал себе обещание бросить курить, но оговорил оставить за собой  право покурить немного, когда выпью. И вот теперь, когда очень курить хочется, приходится сначала выпить!».

     Командиры и начальники! Отпустите офицера с мероприятия-вечеринки, пока он еще «имеет честь»!

     Отсутствие посуды — самое незначительное препятствие на пути к спонтан­ному «мальчишнику».

     Пострадавший за пьянство может всегда рассчитывать на сочувствие товари­щей.

     Страдает не тот, кто часто пьет, а тот, кто изредка попадается.

     «Шило» и водка — жидкий эквивалент твердой валюты при малых и боль­ших сделках, как в личных, так и в служебных целях.

     — Ром, джин, портвейн?

     — Я  на службе!

     — Тогда виски!

                         К/ф «Здравствуйте, я ваша тетя!»

     Появление на службе, заступление на дежурство и вахту в нетрезвом состоя­нии, и, наконец, употребление разумных и не очень норм спиртного на службе чаще всего объясняют тем, что трезвыми глазами на все это безобразие про­сто смотреть невозможно.

   Если во время разбора происшествия или аварии выясняется, что виновник был трезв, командованию приходится искать другие причины и применять к нему более жесткие  формулировки  и суровые  выводы. Он безнадежен!

      Один мичман — другому: «Все, пить бросаю, а то, как выпью на службе, так по телу идут какие-то синие пятна на следующий день!» Второй отвечает: «Да, моя дура тоже, и прямо с дверей, бьет чем попало и по чему попало!»  

       Из жизни  соседей  по стихии — рыболовного флота, моряки  которого  нас очень уважают, но совсем не завидуют: «Запись в вахтенном журнале крас­ными чернилами: 12. октября  00 г. 22.34. На ходовом посту штурман пьяный. Капитан судна Петров.

       12. октября  00г.  22. 40. На ходовом посту капитан трезвый. Штурман Иванов.» 

     «Шило» — это не просто напиток, а скорее необходимый инвентарь в кают­ной игре в «настольный тонус», которая в определенной мере (и на опреде­ленный период) способствует повышению жизненного тонуса и настроения.

     «Обнесенные «шилом» — это те из оставшихся на корабле, кто, безусловно, должен иметь в этот вечер трезвую голову.

     Если у кого-то в каюте найдется «шило» — значит, что кто-то найдет и сало. Или еще какую-нибудь закуску.

     Существует целый клан химиков — народных умельцев, которые знают де­сятки способов очистки спирта от примесей и любых запахов, а также ре­цепты сотни напитков, которые из него можно приготовить.

     Пессимист  пьет неизвестное  «шило» с осторожностью, а  оптимист верит в нашу медицину, особенно в то, что его все же успеют откачать в госпитале. После дегустации этого «шила».

    Нашим  «шилом» тоже можно проковырять дырку при умелом подходе! Но только в своем пищеводе или желудке! Ну почему же «только»?  А в военно-бюрократической машине, когда надо что-то достать? Причем, вполне благородно! «Шило» взяткой не считается!

     Ответственность за ваши подвиги в пьяном состоянии берет на себя излишек водки, вовремя не нейтрализованный закуской.

     Определенные виды продуктов питания, как потенциальная закуска, прямо-таки провоцируют выпивку в вечернее время. Даже на корабле. Например: со­леные грибочки, хорошая рыба и отлично приготовленное сало. Ну, кто же, в здравом уме и твердой памяти, станет употреблять эти продукты с чаем? Без крайней необходимости или  лишь от  безысходности.

     Когда двигающийся вдоль гарнизонных улиц сильно  подвыпивший офицер вдруг останавливается посреди маршрута — то, значит, он ожидает, когда, в его затуманенном сознании,  разбегающиеся перед ним   фонари опять построятся под его подвыпившим взглядом и отдадут воинское приветствие своими плафонами.

     Если, посмотрев  на небо,  вы увидели сразу две луны, или параллельную Большую Медведицу, то  это значит:

1) Вы попали на другую планету.

2)Надвигается вселенская катастрофа.

3)Надо завязывать пить на сегодня и идти домой. (Варианты приведены в порядке возрастания вероятности события.)

     Витамины — они полезны для организма, но слабоваты как закуска. В этом ка­честве они имеют скорее психологический, чем функциональный эффект. (Примечание на полях: «Зато всегда под рукой! К-н м/с И-в»)

     Переоценить свою алкогольную норму — опасное заблуждение. Не уверен — не наливай! А, все равно — другие нальют…

     Когда в среднем возрасте не справился с нормой, памятной еще по лейтенант­ским годам, то стараешься свалить вину за это на плохое качество водки.

     Если половина гостей с трудом уведена домой женами, а утром не уверенно представляет себе хронологию вечера — значит, праздник удался!

     Если ваша жена с утра с вами не разговаривает, значит, вечером после засто­лья ей с вами было довольно интересно.

     Когда вы все же доберетесь домой «вечером трудного дня», то жена устраи­вает вам теплый прием, текст которого можно перевести как: «Зачитайте мне свои права, офицер!».        

Следствие (для жены): не тронь бревно, а утро вечера — мудренее!

     Если кто-то говорит, что «напился, как скотина», значит, он интересно и на­сыщено провел предыдущий вечер в интеллигентной компании  за спорами  на темы разных философских  направлений.

    Если кто-то был пьян несколько меньше вас, то возникает волнующий во­прос, что же он  помнит сегодня из того, что вы несли вчера?

     Если вчерашний вечер удался, то утром мучает мысль, что лучше было уме­реть вчера, чем просыпаться сегодня.

   Кто в субботу не «перебрал», тот в воскресенье чудесный вкус минералки не оценит!

     Спокойный и воспитанный офицер вполне может посоревноваться в повад­ках с питекантропом. Только он об этом еще не знает до поры до времени. Как-то водки раньше все никак не хватало.

     Мужская голова под форменной фуражкой устроена иначе, чем магнит­ный компас, который дает погрешности курса при недостатке спирта в его ко­телке. Наоборот, когда в наш «котелок» попадают в избыточном количестве пары спиртного, наш сбившийся курс направлен туда, где можно еще доза­правиться этими самыми парами, а потом наш компас начинает показывать «погоду в Африке». И вот тогда некоторые из нас ошибочно заруливают (только вследствие этого, конечно!) вместо своего дома в дом какой-нибудь скучающей подруги. Ну не мы тут виноваты, а законы физики!

     Результаты посещения вас толпой друзей, временных холостяков, (осо­бенно в «кобелиный сезон»), превосходят по своей разрушительной мощно­сти последствия набега орды врагов.

     Тост — это как религиозный пост. Пока он длится, нельзя ни поесть, ни вы­пить. Без угрызений совести.

     Три возрастных стадии отношения к спирту:

            1. Лихо пьют, не разбавляя. (Зачем же зря добро портить?)

            2. Разбавляют. (Мне бы ваши луженые желудки!) Правда, бывает, что «в пылу сражения» запивают спирт спиртом.

            3. Не пьют без крайней нужды. (Я свою цистерну уже выдул!)

Примечание: когда понял, что свою цистерну уже выпил, лучше не подгоняй вторую под разгрузку! Чтобы не разорвало или не сорвало крышку!

     Комментарий пострадавшего: «Уж лучше пусть «протечет дно», чем «сорвет крышу».

     Существует определенный тип лиц, которые всерьез удивляются, что спирт можно использовать как-то иначе. Особенно — корабельный. Они искренне считают, что спирт дают не для обслуживания оружия и техники, а для их же­лудков.

     Отношение к спирту меняется на положительное даже у гурманов и эстетов. В прямой зависимости от количества предварительно выпитого, наличия до­машних запасов спиртного и возможности их пополнения алкогольными на­питками легального происхождения.

   «Шило» привлекает своей эффективностью, прямо как известный шампунь, буквально «два в одном», или как сухой концентрированный напиток — «просто добавь воды». Причем напиток действия большой продолжительности. Потому что при попытке погасить утреннюю засуху в своем организме подлая жидкость, как бы проснувшись, старается снова ввергнуть человека в полу­пьяное состояние. Поэтому, «пострадавший» пытается его разбавлять прямо в своем желудке в течение всего дня. И даже — следующего.

     Корабельные специалисты могут легко заменить все свои электронные при­боры и даже одновременно. В вопросах потребления положенного им (при­борам) количества «шила».

     В течение длительного времени в истории ВМФ пытаются заменить спирт как техническую жидкость столь же упорно, как и безуспешно. Попытки ввести присадки и добавки в  спирт, делающие его непригодным для внутреннего употребления, только подтвердили их опасность. После добавки слабительного в одну из партий спирта личный состав одного из складов, получив в качестве «благодарности» литр такого «шила» от ничего не подозревавшего офицера, сутки не мог отойти от гальюна дальше, чем на десять метров. Опасение более тяжелых последствий заставили командование запретить дальнейшее использование этой партии.

     В ходе застолья разгоряченные спиртным умы способны выработать действительно неплохие идеи. Жаль, что никто из них впоследствии даже пытаться не будет их реализовывать в жизни. Выдвигая идею, про себя  надеются, что внедрять ее будет кто-то другой…

     Цинизм — это трезвый взгляд достаточно пьяного человека на окружающую действительность.

     Существует определенный и достаточно распространенный тип людей, кото­рые, употребив алкоголя сверх нормы, рвутся к телефону, чтобы сделать несколько «очень важных и неотложных» служебных звонков, чтобы проде­монстрировать самому себе (и не только) свою вечную занятость, гиперответ­ственность и вечное горение на работе. Возможно, просто подсознательное проявление угрызений совести. При трезвом анализе содержания этих звонков становится ясно, что с ними можно было бы и подождать пару дней. А еще лучше бы — забыть их вообще. По крайней мере, на трезвую голову делать та­кие звонки уже совсем не хочется.

     Слушающий телефон «с другой стороны» в таком случае ясно ощущает как будто бы идущий из телефонной трубки густой запах спиртного.

     В наше время исторические деятели за свои заслуги становятся водкой. Есть даже водка «Чингисхан» — за то, что занесла его нелегкая к нам и превратила его имя в неотъемлемую часть истории Руси. Хорошо еще, если «фирменный». А если «паленый» Петр I, «разбодяженный Александр Невский»? Ну, «левый» Горбачев или «бешеный Жириновский» — так это еще куда ни шло. Какой-то небогатый выбор у нас, получается: будешь плохим — сопьешься, очень хорошим — станешь водкой.

     Чаша терпения человека может быть переполнена любой каплей, если она уже достаточно залита алкоголем.

     Пьяница или даже алкоголик — это тот человек, который может пить чаще нас и не бояться каких-то административных последствий, мер социального воздействия и потери определенной трудоспособности на следующий день.

     Трезвое решение сложной проблемы может прийти и в пьяную голову.

     Когда во время сидения за общим столом языки уже начинают заплетаться, совершенно разные по образованию, профессии, положению люди легко на­ходят «общий язык» между собой. Если кто-то сумел установить «застольную диктатуру» так, чтобы никто не мог сопротивляться предложению выпить все количество «горючего», часто наливаемого в объемистые рюмки, то это со­стояние достигается очень быстро. Поэтому соглашения бывают: двухсторон­ние, рамочные и рюмочные. Последние — часто бывают крепче…

     Совещания  и сборы по организации оперативного и тактического взаимодей­ствия с  соединениями других видов ВС и силовых структур  также разбавляются импровизированными спонтанными и спланированными походными застольями, с различным  уровнем исполнения на разных уровнях, что значительно улучшает степень взаимопонимания, приобретаются теплые и долговременные  товарищеские отношения.

  Аналогично, где-то после пятой рюмки, резко повышается усвоение военно-специального материала  и понимание собственных  задач   государственными служащими высоких уровней, проходящих  разные военные учебные сборы в одной из частей.

     После приличного совещания проводится закрытое ограниченное совеща­ние по так называемому шестому вопросу, где наскоро отмечаются большие и маленькие даты, в спонтанном варианте «обмываются» награды и очередные звания,  новые должности, о которых было объявлено на этих совещаниях. Наконец, во время обсуждения этого вопроса с рюмкой в руке, можно устано­вить с соседом тесное взаимодействие для практического решения учебно-боевых задач, поставленных на данном совещании.

     Баня — это не только благородный повод немного выпить с друзьями без лишних условностей, но и возможность вернуться домой после всего выпитого о вполне приличном виде.

     Существует обязательный набор хоровых морских песен, по исполнению ко­торых можно приблизительно определить степень опьянения компании. Качество исполнения в счет не идет, оно никого не интересует, так как испол­нителям важен сам процесс, а не результат. Тем более что они сами себя, по большому счету, и не слышат.

    Песенника  словом не вырубишь! Особенно, если он уже достаточно разогрелся. И вот тогда он «споет» такое, о чем нужно героически молчать! Если ему насильно не заткнут рот физически.

     Стоит лишь кому-то бросить пить, как тут же появляется важный (ну, очень!) повод и все начинают уговаривать его нарушить обет хотя бы временно.

     Непьющий или малопьющий всегда покидает дружескую компанию задолго до завершения праздника. В момент потери взаимопонимания с остальной, уже достаточно охмелевшей публикой.

    Штрафная рюмка —  это акт гуманности по отношению к опоздавшему,  позволяющий ему  адаптироваться в среде уже достаточно подвыпившей компании и понять, о чем вокруг идет речь!

     Плохо пить, зная, что язва у тебя в пищеводе, но еще хуже, если знаешь, что она ждет твоего возвращения дома!

     Домашняя «разборка» жены с вами после удачного мальчишника — это ма­ленькая, но действующая модель ада.

     Периодическое снятие стресса народными методами приводит к необходимо­сти квалифицированной помощи психиатра в борьбе с алкоголизмом.

     Авторитетное заявление врача о возможном алкоголизме способно испу­гать «злоупотребляющего», и он может бросить пить. Даже дня на три.

     Резкий запах мускатного ореха или лаврового листа, плебейский запах чес­нока, густая завеса благородного запаха одеколона, призванные скрыть факт употребления спиртного, чаще действуют с «точностью до наоборот», при­влекая внимание и вызывая недоверие начальства.

     При определенных навыках легко притворяться пьяным. Куда сложнее долго притворяться трезвым, когда в разгар «мальчишника» на ваш корабль занесет начальство. Или когда надо убедить жену, войдя в свою квартиру, что вы просто сильно устали на службе.

    Водка — самое коварное море, в котором потоплено больше всего надежд, планов и талантов.

Однако,  водка незаменима на всяких праздниках: в самом деле, без водки не съесть и доли всего того, что готовится  на  стол  при русском  хлебосольстве. Вы можете себе представить, что можно съесть недельную норму продовольствия за пару-другую часов, не покидая помещения ? Нет? А с водкой?

     На товарищеских «междусобойчиках» не обольщайтесь насчет тостов в вашу честь. Высказанное надо умножить на 0,25. И вообще, там они больше похо­дят на некролог на известном мероприятии (или — хорошо, или — ничего).

     Больше всего врут на юбилеях и проводах. Но эти застолья и организуются потому, что герой дня сам хочет все это прослушать. Пусть их, врут! Но ведь как здорово!

     Юбилей — это тоже много хороших слов похвалы и признательности, хоро­шей выпивки и доброй закуски, но человек еще жив.

     На днях рождения так лихо пьют за здоровье юбиляра, что подрывают свое собственное. По крайней мере, на пару следующих дней. Потому, что юбилеев не бывает без «налеев».

     Если после дня рождения чувствуешь себя  лучше, чем должно было бы быть с утра, значит,  за твое здоро­вье пили не только много, но и искренне.

   Если вы пили очень хорошую водку, но утром голова все же болит — значит, хорошей водки тоже бывает много.

     В «тихом омуте» чаще допиваются до чертиков. Вдали от благ цивилизации и недреманного ока больших начальников.

     Если больше одного человека имеют время для вынужденного безделья, они обязательно заполнят его выпивкой.

     Легче всего растворяется в спирте пленка цивилизации. Это хорошо замеча­ешь, когда после приема во внутрь определенной дозы из подкорки человека с парой высших образований вырываются на волю Петя Кантроп и его братья, которые ведут себя так, как положено у них в каменном веке. Все мы люди, все человеки — но больше снаружи и до поры до времени.

     Приняв «на грудь» повышенную дозу зелья, нам мало почувствовать себя в приподнятом настроении, нам надо чтобы «вся деревня» узнала об этом и до­биваемся этого путем пения, народных и не очень, песен.

     Гвардия выпивает, но не сопьется!

     Если в затянувшейся вечеринке участвует вольный или невольный трезвен­ник — он испытывает почти физические муки, выслушивая, что несут при­ятели. Но его согревает мысль о том, что он перескажет им утром то, что они плели вечером!

    Характеристика: он не только напивается до чертиков,  радуется, что они пришли, а потом  еще и пьет вместе с ними!

     Штрафная рюмка (бокал, стакан) опоздавшему — это вовсе не порицающая санкция, это акт гуманизма. Чтобы человек сразу мог выйти на уровень взаи­мопонимания с основной, уже захмелевшей, компанией. Как только мы стали ориентироваться и  уравниваться с утилитарной культурой запада, так эта тра­диция стала пропадать. Теперь за опоздание уже пытаются лишать очередной рюмки.

     Офицер считается трезв, пока он может пить стоя за каждый тост!

     Оценка степени опьянения товарища проводится относительно своего собст­венного  состояния.

     Пессимизм — это новый и более мрачный взгляд на вчерашние события из со­стояния глубокого похмелья.

     Если после гулянья утром не стыдно, значит, водки все же не хватило.

     Если собирающиеся что-то отметить в конце рабочего дня офицеры закрыва­ются в каюте или кабинете на ключ — значит, им уже стыдно.   

С.Ф.ИЛЬИН (В.Белько)

2 Комментария НА "ОГНЕННАЯ ВОДА"

  1. Старый Филин | 05.02.2014 на 03:37 |

    … Да, хочется еще добавить, что, планируя провести свое нерабочее время в мирных целях, часто к концу дня с грустью узнаешь. что: «Нет повода, чтобы не выпить …»

  2. Даже у любого прибора есть два состояния — рабочее и нерабочее. :)

Оставить комментарий