С.Ф.ИЛЬИН (В.Белько) КАДРЫ НЕ ИЗ КИНО

Старый ФилинСтарый Филин

 

Законы служебной лестницы

Получая назначение на корабль, убедитесь, что его имя — не «Титаник».

     Выбирая   претендента на вакантную должность из нескольких кандидатур — вы выберете наименее для себя подходящую.

     Выбирая из нескольких предложенных должностей — вы выберете именно ту, которая принесет вам в дальнейшем наибольшие неприятности.

     Ближайшая, на первый взгляд, кадровая перспектива на самом деле, чаще всего, оказывается наиболее затянутой.

     При решении кадровых, финансовых и квартирных вопросов обходной путь всегда короче прямого.

     Принимая под свое «крыло» офицера по просьбе друзей или знакомых, как правило, заранее не продумывают благовидного пути избавления от него в будущем. А зря!

     Лучше всего загорать в тени генеалогического дерева с мощными военно-морскими корнями.

     На высокий  пост может быть назначено и полное дерево, если у него  со­лидные  военно-морские  корни, круто уходящие на самый верх.

     Для продвижения по службе некоторым вместо головы вполне достаточно иметь руку где-то наверху.

      Парадокс  кандидатов на высокую должность — среди деловых и предприимчивых  нет честных, а среди честных — нет дельных и предприимчивых!

     Всегда легче доказать, что кто-то достоин выдвижения на вышестоящую должность, чем то, что он действительно соответствует занимаемой.

     Для высокого поста необходимо сначала создать мощный фундамент.

     Избавляясь от посредственного офицера с высокими покровителями путем отправления на учебу в академию, заручитесь гарантией, что он не вернется опять к вам, но на более высокую должность. Пример:  резолюция: «разре­шить к3р Т…. поступление в военную академию им. …, взяв с него обязатель­ство о невозвращении на объединение после ее окончания».

     Самый простой путь избавления от бездарности — это рекомендовать началь­нику назначить его с повышением, но подальше от себя, чтобы потом невинно удивляться со стороны, почему провалено дело. И таким образом между кадровыми органами происходит обмен бездарностями и неугодными людьми. Это и называется «ротацией кадров».

     Как бы то ни было, грамотного, толкового, но ершистого и неугодного спе­циалиста предпочитают придерживать у себя под любыми предлогами, а угодливую и исполнительную бестолочь охотно отпускают куда угодно, с Богом, и при первом удобном случае.

     В кадрах и в планах на выдвижение скорее отмечают того, кто не высовыва­ется.

     Кто говорит, что он изо всех сил отказывался от вышестоящей должности, но все равно был на нее назначен — лукавит. Или он отбивался слишком слабо, для приличия, чтобы начальники случайно не восприняли его аргументы все­рьез и не передумали…

     Недалекий человек, делающий карьеру, очень похож на обезьяну: вот чем выше он залезет, тем больше люди видят его голую задницу!

     Право выбора должности — это право выбора видимых льгот и скрытых не­приятностей.

     Если должность выбрал лично сам, уровень спроса начальства с тебя за все промахи существенно повышается.

     Назначение на корабль — это уже серьезный повод добиваться своего пере­вода на берег.

     Направление на преподавательскую работу (или в качестве командиров кур­сантских рот) в учебные заведения тех, кто уверенно доказал свою непригод­ность к службе на кораблях, создает уверенность, что еще многие поколения командиров кораблей будут возмущаться качеством профессиональной под­готовки и офицерского воспитания будущих выпускников.

     Кто умеет служить и командовать — тот служит и командует. Ну, а кто нет — преподает и учит, как это надо делать. А кто и учить не может, тот организует учебный процесс.

     Хорошо образованные  и обученные специалисты редко  задерживаются на кораблях и в небольших корабельных соединениях, еще реже они использу­ются по прямому назначению и полученной квалификации  в дальнейшем.

     Поступать в  военную академию, заниматься диссертацией никогда не бывает рано. Зато часто оказывается поздно.

     После завершения учебы лучшие идут на флот, а умные остаются в столи­цах.

     Умные офицеры становятся хорошими специалистами, а мудрые — их началь­никами.

     Высокие назначения получают не за мозги и обширные знания, а за умение ими пользоваться.

     Больше всех стремятся стать начальниками те, кто не хочет  делать рутинную работу своими руками.

     Чтобы там о себе ни думали разные начальники, но кадровая политика вершится именно в кадровых органах.

     Кадровые решения принимаются начальниками, прежде всего, в скрытых от них интересах кадровых органов по выполнению задач, заданий и личных планов кадровых тружеников. В кадрах решили. И все!

      Если начальникам предоставить полное право подбора ближайшего служебного окружения (команды), то согласно закону С.Н.Паркинсона они все будут классом ниже него и иметь все его недостатки, но более выраженные, ибо на их фоне собственные не так заметны. Преданные люди получат должности, а рабочие места — специалисты. В случае успеха никто не будет обижен, первые получат награды, вторые — моральное удовлетворение.

    Если начальник  любого уровня не спешит  благоустраивать свою квартиру и перевозить свою семью с прежнего места службы — значит, у него есть обоснованные надежды на новые и скорые кадровые  перспективы. Такой начальник ничего нового создавать не будет, озаботясь на службе лишь выполнением необходимого минимума  обязанностей по поддержанию внешнего вида фасада и предотвращения случаев явного обрушения системы.

     Решая кадровую проблему при формировании системы  «тройки  управления» (командир-заместитель — старпом (начальник штаба) на новом формировании, нельзя впрягать в нее больше двух сумасшедших.  На старом — тоже.

     Прохождение всех документов в кадровых органах стопорится из-за их собственных ошибок в ими же придуманных формах документов.

     Формы кадровых документов меняются чаще, чем простые смертные успе­вают их освоить. Наверное, для того, чтобы нам всем их служба не показалась легкой.

     Большинство кадровых документов отрабатывается на кораблях и в частях, а кадровые органы лишь критикуют работу, которую, по всем правилам, они должны были бы выполнить сами.

     Штатный кадровый работник ЗНАЕТ, как оформить требуемый документ. Он же умеет заставить сделать случайно пойманного внештатного кадровика свою собственную работу.

   Штатные кадровые работники  заняты тем, что критикуют  и учитывают то, что им принесут всякие случайно пойманные «нештатные» с кораблей и из частей.

     Всякие «представления» — это личное дело самого представляемого.

В помощь внештатному «кадровику». Заготовки типовых формулировок аттестаций и характеристик.

А) с подчиненными беспощадно добр…

Б) в работе  неутомимо медлителен

В) с товарищами  и  начальниками единодушно двуличен

Г) решительно не принимает никаких решений

Д) в сложной обстановке ориентируется хорошо — без письменного приказа начальника никаких действий не предпринимает.

Е) Последователен: постоянно меняет свое мнение

Ж) открыто высказывает критические замечания в отсутствии критикуемого.

З)  гостеприимен  за счет корабельной кают — компании.

И) специальность любит платонически — приборы и системы руками не трогает

К) водку пьет с отвращением, и  иногда бывает трезв. После перепоя даже на нюх ее не переносит!

Л) регулярно бросает пить.

М) в распитии спиртных напитков участвует только из любви к закуске.

Н) горячо любит морскую службу на берегу. 

О) слова у него никогда не расходятся с делом — молчит, гад, и ничего не делает!

П) деятельный, последовательный и неутомимый бездельник

Р) находчив в поисках ответственных за свои ошибки

С) его военные знания отличны  — от  необходимых и требуемых

Т) учиться любит — с удовольствием ездит на все курсы в столичные города за государственный счет и  в служебное время.

 У) к чужим недостаткам нетерпим, в чужие достоинства не верит

 Ф) готов выполнять любые рабочие поручения — лишь бы не работать!

 Х) обладает служебной интуицией, и уже умеет представлять дело так, что в его личных  провалах и ошибках  виноваты только его подчиненные.

Ц) Военную тайну хранить умеет, но каждый раз пытается выяснить, что же такое тайное он знает.

     Мичман  в службе подобен страусу — 1.хоть и птица, а, как не разгоняйся, все равно не взлетишь. 2. Уходит от опасности низко-низко, но зато — быстро-быстро. 3. Может нести самые большие яйца, которые ни за что не унесут даже те, кто норовит высоко взлететь. 

     Если есть документ, который регламентирует определенные условия службы, то существует и документ, который трактует те же условия, но по-другому. Причем, широкому кругу лиц более известен тот, который более выгоден командованию, чем рядовому офицеру.

    Если вас отправляют  в самую … Тмутаракань, в самый-самый бедлам и бардак, который вам же предлагается  изжить и устранить — значит, ваше начальство в вас все-таки верит!

     В любой «кузнице кадров» вас могут, как следует, стукнуть о наковальню. Ибо, когда предложение вам должности не произвело должного впечатления, «кадры» используют шантаж и «выкручивание рук» как «метод убеждения» принять «единственно правильное решение».

     Единственный недостаток, который ваш подчиненный устранит со 100%-й вероятностью, — это молодость. 

     Командование и кадровики рассчитывают, что к некоторым офицерам ум и ответственность придут вместе со зрелостью. Однако, к ним  часто сразу приходит старость. Причем, одна…

     Самое интересное в кадровой политике то, что когда офицер к чему-либо стремится и чего-то желает добиться, готов взять на себя любое дело и не бо­ится ответственности — ему этого не дают. Но ровно до тех пор, пока ко всему этому у него не появится отвращение. После чего его уже уговаривают сде­лать то, к чему раньше не допускали.

     Назначая на ответственную должность офицера по чьей-то протекции, сразу же определите тех, кто будет фактически выполнять его обязанности. На всякий случай.

      «Если хочешь  сегодня прогнать старую лошадь — сперва подумай, какой ишак повезет твою арбу завтра!» (Ходжа Насреддин)

     Ваша помощь и поддержка нужна активным и талантливым офицерам, у серых бездельников найдутся покровители «покруче» вас.

     Для тех, у кого нет влиятельных покровителей, служебная лестница бывает без перил. Ошибка для него всегда чревата падением.

     Помогите в продвижении по службе тем, кто действительно к ней способен и увлечен службой. Кто увлечен лишь своей служебной карьерой, пробьется сам. Даже если достаточно «сероват».

     К моменту выдвижения творчески настроенный офицер успевает уже что-то натворить, получить взыскание, и тогда легко  выдвигают других, которые не успели получить «фитилей» по причине  отличной мимикрии и незаметности на общем «шаровом фоне[1]».

     «Исполнительный и дисциплинированный» ваш подчиненный, как правило, пороха не изобретет. Но и велосипеда тоже не испортит.

     Гибкая спина — более твердое основание для продвижения по службе  (в мирное время), чем гибкие мозги.

     Если в аттестации пишут о ком — то: «Груб, но только с подчиненными», — значит, офицер службу понял. Однако было бы хорошо, если бы начальники поняли, что его нельзя допускать к людям.

Уровень самомнения претендента на должность всегда превышает уровень объективной оценки его способностей.

     Метод проб и ошибок в кадровой политике — путь проб кадровиков и оши­бок начальников. Пример:

     — Вы помните бывшего командира этого корабля Н.?

     — Конечно, это был махровый бездельник и бездарь!

     — Поздравляю, было трудно, но вам все же удалось найти на его место еще   худшего! (Из разговора одного большого и очень большого начальников  после  проверки  корабля).

     Если верить статистике, то мичманы и контрактники у нас — люди не жад­ные к деньгам, они не хотят получать ни прибавку за службу на корабле, ни морское денежное довольствие. Ни первых, ни вторых на кораблях не хватает, зато все штаты береговых подразделений забиты до отказа и ни дня вакант­ными не бывают.

     «Секретчиком» на корабле и в части  должен быть занудный и аккуратный до тошноты  педантичный человек с паранойяльным синдромом, панически боящийся не только начальства, но и самого себя. Конечно, такой человек никогда пороха не изобретет… ну и на фига вам порох под  собственной задницей? Зато всегда будете спокойны за состояние  ваших секретов!

     Оптимист считает, что попал служить на лучшее соединение на флоте, а пес­симист всерьез опасается, что, кажется, так оно и есть.

     Попав служить на лучший корабль, не возмущайтесь его порядками, состоя­нием и внешним видом! Вообразите, ведь остальные-то еще хуже!

     Если вам предлагают вышестоящую должность, где-нибудь в Тмутаракани, требующую огромного труда и нервотрепки, и с пафосом говорят, что вам оказывают большое доверие, то не верьте — скорее всего, кроме вас, больше просто некому.

     Вышестоящая должность привлекает, кроме прочего, своими правами. Полу­чив ее, достаточно быстро выясняешь, что это опять (и, прежде всего!) новые обязанности.

     Если вас назначают с повышением на должность с большим количеством лич­ного состава — это не всегда поощрение. Чаще наоборот.

     Ни одна серьезная и ответственная должность еще не добавляла никому ни серьезности, ни ответственности. Ума тоже.

     Чтобы убедиться, что ваша новая должность — это неудобный и тяжелый че­модан без ручки, должно пройти какое-то время, в ходе которого вы все же успеете к ней привыкнуть. А тогда уже просто так его взять и бросить стано­вится как-то жалко.

     К тому моменту, когда вам удается кое-чего добиться в отработке организа­ции и благоустройства корабля, даже определенного шика в его содержании, и вы уже собираетесь немного «поваляться на собственных лаврах», началь­ство уже выносило мысль перевести вас куда-то на якобы перспективный, но самый облезлый корабль на этой планете. Причем, опять же исключительно в ваших же служебных (и личных) интересах — по официальной версии, конечно.

     Изо всех обещаний, предупреждений и напутствий перед назначением на должность быстрее всего сбываются только все самые плохие.

     Если ради карьеры вы не готовы отказаться от многого и через многое же пе­реступить, значит, вам она не очень нужна.

     Быстрая карьера позволяет уверенно и в кратчайший срок достигнуть сво­его уровня некомпетентности (по Д. Питеру).

Подбирая свою команду, вы почти всегда будете пользоваться не теми крите­риями, которыми бы хотелось. Найдется достаточно начальников, пра­вил и обстоятельств, которые помешают вам собрать эффективную управлен­ческую команду на новом месте службы.

     Надежда на то, что, возглавив часть, соединение, отдел, вам удастся изба­виться от старых бездельников и тупиц (с вашей точки зрения) в своей новой команде, означает лишь один позитивный момент: вы еще молоды и не изба­вились от иллюзий!

     Как ни стремись занять приглянувшуюся тебе должность, все равно опозда­ешь, если у кого-то из представителей высокого начальства есть свой кандидат.

     Умеющий хорошо работать локтями должен иметь за спиной, в своей ко­манде, хоть пару человек, умеющих работать еще и головой.

     Реплика : «да я и сам  знаю, что Т.  — дурак, зато -преданный, и всего-всего боится! А особенно — потерять эту свою теплую должность!».

     Чтобы прослыть  справедливым  и  внимательным  командиром, надо подобрать себе злого и мстительного старпома. На его фоне это получится быстрее и вернее.

     Оптимальная  искомая  должность, как искомая жена для ханжи-моралиста (девственница-нимфоманка), представляется с максимумом прав, льгот и раз­меров оклада, но при минимуме ответственности и объема, работы и кон­троля.

     Посредственного врача, как правило, не подпускают к операционному столу — уж слишком велика цена ошибки. Ошибки посредственного командира вряд ли стоят меньше, но их сразу не заметно, да и можно будет на кого-нибудь их свалить впоследствии.

     С глаз долой — из списков вон!

     Законченное  академическое образование  приносит облечение, с мыслью, что наконец-то учиться больше нечему и настала пора учить всех других. Кто попадется под руку и не сможет вовремя смыться.

     Диплом или свидетельство удостоверяет факт, что человек чему-то учился, а не то, чему и как он выучился.

     Офицер, получивший заочное образование, также обогатился теоретиче­скими знаниями, как заочно пообедавший — вкусовыми ощущениями и кало­риями.

     Только закончив очередной этап обучения — училище, классы, курсы, акаде­мию — и приступив к исполнению обязанностей в новой должности, до конца понимаешь, что именно из предметов ты учил совершенно напрасно.

    Получение знаний на разных краткосрочных курсах подобно утолению жа­жды  из ведра воды. Надетого резко на твою голову.

    Учение — свет, а скорее — приятной просвет в военно-морской, а особенно — в корабельной службе. Поэтому на всевозможные курсы собственно корабельные офицеры попадают реже всего — с  кораблей их отпускают крайне неохотно. Береговым смена обстановки как-то нужнее…

    «Ученье — свет, мы так подумали и отправили его на учебу в академию. Но он и там предпочел отсидеться в тени!»

     «Интеллигентность, вежливость, внутренний такт, моральная устойчивость и другие негативные качества» (Из аттестации офицера.)

      Из характеристики: «Женат, имеет жену». Ехидное примечание на полях: «Ну, допус­тим, но и не только же!»

     В прохождении службы чаще везет тем, кто больше возит. В кадровые ор­ганы или тому, кто непосредственно готовит кадровые решения.

     Вопросы ваших поощрений, наград и служебного роста — это забота ваших начальников, но об этом им нужно скромно, но постоянно лично напоминать.

     Линию судьбы ведет рука Провидения — руками начальников. А кадровые ра­ботники чувствуют себя как минимум этим самым Провидением.

     Слишком серьезно занимаясь своим правом занять «место под солнцем» высокого начальника, часто успевают только к его закату.

     Должности бывают горячие, рабочие и лежачие. Чтобы «лежать» без послед­ствий на горячей должности, простому смертному мало родиться «в рубашке», нужно в бронежилете, а лучше — в бронепальто, и при этом без раз­реза сзади.

     Чем дольше служишь, тем меньше моральных принципов у тебя остается.

     Лейтенант — как испытываемый грузовик на стенде: на него грузят все и всё, а когда он гнется или, не дай Бог, ломается, кто-нибудь сразу удовлетворенно скажет: «Ага! Я так и знал!»

     Как только прибывший жизнерадостный лейтенант приступит к службе, тот­час найдется достаточно желающих отбить у него интерес к ней, вольно или невольно.

     «Вы обязаны стойко переносить тяготы и лишения службы! А если кто не хо­чет переносить тяготы, то того мы всего лишим в очередном приказе!» (Из выступления старпома АПЛ перед несколько осмелевшими в борьбе за свои права лейтенантами.)

     Лейтенант, прибывая на свой первый корабль, испытывая эффект имприн­тинга, подсознательно копирует стиль поведения своего первого командира и воспроизводит в дальнейшем все его особенности, даже те, которые он тогда осуждал.

     Лейтенант, в первые же дни службы, узнает от старших товарищей, как надо делать то, чего делать нельзя.

      Лейтенант желает стать адмиралом, чтобы все изменить, однако, достигнув этой высоты, он ничего так не хочет, как того, чтобы до конца его службы ничего всерьез не менялось.

     Освоив программу училища, лейтенант вполне готов командовать кораблем или даже соединением. Справляться же с группой или батареей ему удается несколько хуже.

     С лейтенантом — командиром БЧ-3 в море любой командир пойдет вполне спокойно, с лейтенантом-связистом — почти спокойно. А вот с юным механи­ком — это уже перебор!

     Переученный офицер так же нуждается в контроле, как и недоученный.

     Когда теоретических знаний девать просто некуда, тогда и допускаются прак­тические ошибки по всем правилам  теории. Которая, как оказывается, не совпадает с практикой в конкретном приземленном случае.

     Если лейтенанта поймать на месте во время попытки проявить инициативу, в результате которой могла бы произойти неприятность, и как следует его из­ругать и измочалить всякими взысканиями, то он больше никогда и ничего вредного не совершит самостоятельно. И полезного — тоже.

     Когда об офицере говорят, что он незаменим на этой должности, то его сразу же пытаются заменить, чтобы подтвердить или опровергнуть это.

     «Незаменимыми» когда-то офицерами теперь полны списки пенсионеров в военкоматах.

     У военных пенсионеров есть еще одно неучтенное образование без диплома — 25 лет политзанятий.

     Чем больше теоретических познаний, тем аргументированнее можно оправ­дать свои практические ошибки.

     В три шеи можно смело выгнать только Змея — Горыныча! Остальных без труда восстановит суд с выплатой  компенсации морального ущерба за государственный счет!

 


[1] Родной серый цвет корабельной краски Ф. Илин.

Комментарий НА "С.Ф.ИЛЬИН (В.Белько) КАДРЫ НЕ ИЗ КИНО"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*

code