БОРОДАТЫЕ ФЛОТСКИЕ РОЗЫГРЫШИ

 Розыгрыши, подначки, или, как сейчас говорят, «приколы» — это особая,  неотъ­емлемая часть межличностных отношений. Недавно с удивлением узнал, что все эти розыгрыши. которые еще в моей молодости считались устаревшими,  живут и побеждают до сих пор.

            Игры офицеров и мичманов: Сразу после выхода на боевую службу, после отбоя всех тревог,  когда  все, кроме заступившей боевой  смены, устав от всех предпоходовых моральных и физических нагрузок, повалились спать, мертвым сном, взять и по-садистки позвонить приятелю (или начальнику)  по телефону  корабельной АТС  и от имени рассыльного пригласить его к береговому телефону на связь с его флагманским специали­стом. Срабатывает в 70% случаев, потому, что «боевая» и «море» в его сознании еще не стали реальностью. «Клиент», чертыхаясь и плюясь, как раздраженный кот, бредет в центральный или в рубку дежурного, постепенно просыпаясь и подключая последовательно и поблочно свое мышление, наконец-то соображает, что к чему, уже добравшись (или почти добравшись) до места. Формы вызова могут меняться, но смысл шутки, и эффект, в целом,  всегда сохраняется. Уровень обиды «клиента» тоже сугубо индивидуальный. Поэтому, шутнику лучше спрятаться…

Бедному корабельному врачу «обкусывают» бокорезами змею от эмблемы, называемой в народе любовно: «Теша ест мороженное»,  на погоне кремовой рубашки, пока он этого не видит. Доктор некоторое время появляется в кают-компании с одними «рюмками», на радость всем остальным. Обычная реплика командира или старпома на второй или третий день: «Сер­гей Леонидович, ну, все мы иногда любим выпить, но зачем,  этак-то,  явно всем это демонстрировать?»

До 1984 года эмблемы на погонах носили еще и те, кто имел приставку «инже­нер» к своему воинскому званию. Им прикручивали вместо «молотков» танки или чего-нибудь еще из набора сухопутных эмблем. После того, как инжене­рам отменили их эмблемы, «танки» стали доставаться тоже «доктору».

            Можно было  среди глубокой ночи постучать, затем приоткрыть дверь в каюту и сказать типовую фразу вестового, что-то вроде: «Товарищ старший лейтенант, стол накрыт, прошу к столу, или «приглашаетесь на обед». Сраба­тывает более чем в доброй половине случаев, и даже — подряд. И особенно в море, когда при­вычный биоритм безнадежно сбит режимом вахт, и уже нет четкого ощуще­ния времени.

            С днем рождения поздравляют  с началом суток, в три минуты первого, и особенно —  если уверены, что именинник уже спит безмятежным сном.

            Позвонить в чей-то кабинет, попросить измерить, хотя бы приблизительно, длину  телефонного кабеля в кабинете, якобы для его замены. Дождавшись ответа, посоветовать всунуть этот кабель себе в известное место. Но нахалы иногда не останавливались даже на этом! Через некоторое время звонили снова и интересовались, не звонил ли хозяину кабинета (каюты на крупном корабле) телефонный хулиган. Если тот подтверждал  этот факт, то представ­лялись работниками АТС, особистом или еще кем-нибудь, говорили, что ве­дут поиск этого хулигана, и просили поточнее вспомнить, как давно это было. Дождавшись ответа, говорили, что шнур-то уже пора бы оттуда вынуть.

            Ненавязчиво  подсказать  только что допущенному к несению дежурства по кораблю молодому лейтенанту какой-либо несусветный текст объявления по ГГС.(Но это — садизм. Ибо   старпом, осатаневший от всякой текучки и соответствующих высочайших «раздолбонов», как правило, к вечеру теряет всякий юмор, и может запросто лишить лейтенанта допуска, только что завоеванного его  потом, «шилом», коньяком  и кровью.

            Спешно отъезжающему в отпуск приятелю могли положить в чемодан здоровенный гаечный ключ, «кирпичик»  протектора защиты корпуса. Моло­дому политработнику клали в отпускной или командировочный чемодан обычно еще и пару томов ПСС Ленина. Тогда, чтобы сохранить лицо, «по­павшийся на удочку» должен был придумать еще что-то более яркое и остро­умное в ответ.

            Все эти розыгрыши поддерживают вашу бдительность, ваше остроумие в хо­рошем тонусе.

Более тонкие розыгрыши  остроумные люди проводили в тот момент, когда у кого-то возникала  актуальная потребность в чем-то, причем, срочно или даже как псевдо — жизненная необходимость. (Над настоящей бедой, конечно же, смеяться бы никогда не стали). И вот тут  «объект» получал какой-либо «рецепт», причем самым невинным тоном. Ну, например, как вывести  из каюты тараканов при помощи воблы, где купить таблетки от храпа соседа. Или — чем  лучше всего смазывать   сапоги для  ходовой вахты на мостике   в надводном положении на ПЛ, для того, чтобы ноги в них не промокали. Например, одному недоверчивому лейтенанту — минеру целых пятнадцать минут, «старшие товарищи» наперебой, рассказывали, как их сделать непромокаемыми при помощи двух банок … сгущенки. Ровно до тех пор, пока он, наконец-то, не понял очень скрытого соленого юмора, а то он уже даже было начал записывать).

Я сам, хоть и  имел за время службы большой   опыт — и  автора, и объекта розыгрышей (опыт, казалось бы, не пропьешь), но попался  на один такой,  уже почти дослужив до увольнения в запас. Дело в том, что имея повышенное содержание холестерина в крови, и, в одно какое-то время, несколько  «озаботившись» своим здоровьем,  мне приходилось  отказываться от любимого завтрака в виде яичницы с салом (копченной грудинкой, беконом и т.д), заменяя ее честно ненавидимой с курсантских времен кашей. Один же из знакомых врачей, узнав  о моей  проблеме, сказал, что он знает, как вывести этот самый  гадский холестерин из сосудов, причем всего за пару сеансов. Я обрадовался, и приготовился  внимательно слушать и записывать. А врач сказал, что надо просто поголодать день, выпить бутылку водки натощак, закусить ее целым лимоном с кожурой и … прыгать, прыгать, прыгать,  а потом — быстро сбегать и  «отлить» естественным путем все шлаки вместе  с холестерином из прополоснутых таким образом сосудов!  Да, попался я классически, потому,  что автор розыгрыша  мастерски  подобрал и момент, и условия. Объект был озабочен проблемой  и уже готов заглотить любой крючок, осталось его только слегка поманить…

            Розыгрыши молодых матросов, в целом, способствующие их обучению морской терминологии и ускорении адаптации в новой социальной среде, по­вышению их внимательности и бдительности:

  Из типовых розыгрышей, например,  предлагалось сходить попить чайку с мусингами на клотике, (клотик — топ мачты, самая ее «верхушка») му­синги — такие узлы на тросе, в форме яблока;

 -почистить или отпилить лапы якорю; натаскать дров с причала на камбуз для приготовления пищи,  или сходить за ними же в кормовой отсек (на подвод­ной лодке).

— Отправить кого-либо в машину за какой-нибудь «компрессией» или еще чем похуже.

 — Потребовать, чтобы молодой матрос «пролез» всю «систему раздачи кофе по отсекам по боевой тревоге» — т.е. исследовать какой ни будь маслопровод с маркиров­кой кофейного цвета.

 — Придумать невероятное назначение какой-нибудь конструкции или уст­ройству и отправить докладывать командиру боевой части. Что -то вроде  ра­кетного хранилища — в кожухе трубы, нейтрононакопителя — на окрашенный с чьего-то дурного указания апельсиновым суриком приборочный кранец и т.д. Придумать неверо­ятное название чему-либо, «научить» этому  «салагу»  и терпеливо дожи­даться, когда «разыгранный» молодой «боец» ляпнет это офицеру или  мич­ману.

-Положить спящему на верхней койке товарищу под подушку небольшую гирю -килограмма на 32, и понаблюдать, но лучше из укрытия, как он ее будет оттуда спускать.

И  есть еще многое, многое, многое…

Виктор Белько