ВЕРЬ ГЛАЗАМ СВОИМ

Капитан 1 ранга Нитков Сергей Дмитриевич, родился а 1957 году в г. Севастополе. Срочную службу проходил на Черноморском и Северном флотах. В 1981 году окончил Киевское высшее военно-морское политическое училище и заочно в 1995 году с отличием и «золотой» медалью Военный университет Вооруженных Сил Российской Федерации.
Офицерская служба проходила на кораблях и в органах военного управления Черноморского флота. В настоящее время служит в управлении воспитательной работы ЧФ.
Имеет богатый опыт длительных плаваний в Средиземноморскую зону, Атлантический и Индийский океаны. Участвовал в двенадцати боевых службах на различных классах кораблей. Побывал во многих странах мира, в том числе в Египте и Индии, на островах Мальта (Мальта), Лемнос (Греция), Сардиния и Сицилия (Италия).
Неоднократно публиковался в журналах «Морской сборник» и «Маринист».

Первая книга морских рассказов «Особый случай» удостоена грамоты Военно-художественной студии писателей по итогам Всероссийского литературного конкурса «Твои, Россия, сыновья» (2006 год).

Знаменитое изречение Козьмы Пруткова: «Не верь глазам своим», гениально придуманное писателем Алексеем Толстым, как нельзя лучше отражает суть двух эпизодов, один из которых произошел в период курсантской юности, а второй в годы офицерской молодости.

Эпизод из курсантской жизни

Колеса поезда монотонно стучали по рельсам, отбивая раз за разом звуки, которые мне слышались как словосочетание: «На практику… На практику…». Прежде чем начать учебу на очередном курсе, курсанты должны были пройти практику в Севастополе. Будущим офицерам предстояло познакомиться с повседневной жизнью морской пехоты и познать прелести службы на крейсере, а главное, Удивиться красоте и стройным формам молоденьких южанок, которые, в этом смысле, выгодно отличались от девушек республиканской столицы.

Курсанты занимали два плацкарта, они только после оконча ния училища получат право бесплатного проезда в купейном вагощ при убытии в командировку или отпуск. А пока, поглядывая в окщ на меняющийся пейзаж, разбившись на группы по интересам и личным симпатиям, они обсуждали актуальные проблемы курсантской жизни и спорта, затем перешли к событиям в политике и, как всегда на закуску затянули бесконечный разговор о женщинах. В среде во. енных молодых людей, почему-то каждая групповая беседа нем» нуемо завершалось этой темой.
Незаметно подкрались сумерки, и как не пытался поезд ускользнуть от их темного покрывала, это ему не удалось. В вагоне зажглось ночное освещение. Вечернее время и дружеская компании располагали к тому, чтобы в головах курсантов возникла крамольная идея испить пивка. Данное намерение стало приобретать реальные черты, когда распахнулась дверь тамбура, рядом с которым находились места, где расположился я с ближайшими друзьями, и в вагон вошел командир взвода капитан-лейтенант Капелевич. Мы дружно продемонстрировали свои стаканы с чаем. Двигаясь по проходу, он, между делом, поглядывал на курсантские группы, мол, все ли нормально, пока его начавший рано лысеть затылок не скрылся за дверью противоположного тамбура. Мы облегченно вздохнули. Теперь можно было разливать пиво, приобретенное у разносчиков ресторана, так как мы могли полностью контролировать тамбур в конце вагона, за которым скрылся офицер, назначенный следить за порядком и приглядывать за нами.
Мы поставили одного человека непрерывно следить за дверью, откуда мог появиться капитан-лейтенант Капелевич, а все остальные, чувствуя себя в полной безопасности, избавившись от чая, разлили по стаканам пенный напиток. Мы весело болтали и чувствовали себя самоуверенными Магелланами, отправляющимися в свое первое кругосветное плавание, которых уносила все ближе и ближе к морю железнодорожная колея.
Все подняли стаканы с «Жигулевским» и не успели даже произнести тост за успех первой курсантской практики, как отворилась расположенная рядом с нами дверь и из тамбура в вагоне появился капитан-лейтенант Капелевич. У нас от неожиданности отвисли челюсти, мы не могли вымолвить ни слова.

Поезд не останавливался, тогда, как взводный снова появился в дверях рядом с нами? Наш товарищ, постоянно следивший за противоположным тамбуром, мог голову дать на отсечение, что оттуда
никто в вагон не входил.
Капитан-лейтенант снова проходил через наш вагон. Просто
мистика какая-то.
Может, кто-то неведомый и могущественный открутил этот маленький отрезок нашей жизни обратно, но, черт возьми, в первый раз у нас в руках были стаканы с чаем, а сейчас в них пиво. Да и командир взвода в этот раз не присматривался к нам, а целеустремленно двигался к выходу из вагона. Когда дверь за офицером захлопнулась, мы дружно бросились выливать пиво в туалет, от греха подальше, ведь курсант Морполита должен быть примером везде и во всем.
Утром, прибыв по назначению, мы вывали на перрон и вместо того, чтобы любоваться представшим перед нами городом-героем Севастополем и пытаться уловить растворенный в воздухе запах моря, уставились в одну точку. У входа на железнодорожный вокзал стояли и разговаривали два капитан-лейтенанта Капелевича, похожих,, как две капли воды. Как потом выяснилось, один из близнецов был нашим взводным в училище, а другой проходил службу на одном из кораблей Черноморского флота. Так совпало, что братьям выпало ехать одним поездом.
Когда я обрел способность видеть что-либо другое, кроме офицеров-близнецов, то подумал, что надо хорошенько запомнить, что случайность не такая уж редкая гостья в нашей жизни, и пренебрежительно относиться к ней не стоит.

 

Комментарий НА "ВЕРЬ ГЛАЗАМ СВОИМ"

Оставить комментарий