САМООТВЕРЖЕННЫЙ ГРЕНАДЕР

Не думай о себе, думай о товарищах,

Товарищи о тебе подумают.

Вот первая воинская заповедь.

М.И.Драгомиров

 

Сквозь многие годы и десятилетия доходят до наших времен имена простых и доблестных сынов земли своей, для которых Отечество было дороже жизни. Летопись героизма российских воинов дополняют сохранившиеся в архивах многочисленные боевые документы прошлых лет.

 

Почетное место в списках героев русской армии занимает имя суворовского гренадера Степана Новикова, отличившегося в Кинбурнском сражении.

Кинбурн в конце XVIII века – это крепость на песчаной косе между лиманами Черноморского побережья. Во время русско-турецкой войны 1787 – 1791 годов вражеский флот высадил на косе десант. Оборонявшие крепость русские войска под командованием А.В.Суворова в ожесточенных боях разгромили десант противника.

В этом сражении и прославился гренадер Новиков. Он не только был в первых рядах атакующих, но и спас жизнь самому Александру Васильевичу Суворову.

На знаменитого полководца, находившегося в гуще боя, набросились вражеские солдаты. Степан Новиков прикрыл Суворова своим телом, троих врагов убил, остальных обратил в бегство.

Сохранились свидетельство полководца о героическом поступке доблестного гренадера, вдохновившего на подвиги своих товарищей.

 

В своей реляции «О происхождении баталии под Кинбурном и одержанной совершенно над неприятелем победы с 1 на 2 октября 1787 года» Суворов писал:

«Неприятельское корабельное войско, какого я лучше у них не видел, преследовало наших с полным духом; я бился в передних рядах. Шлиссельбургского полку гренадер Степан Новиков, на которого уже сабля вознесена была в близости моей, обратился на своего противника, умертвил его штыком, другого за ним, следующего застрелил… Следуя храброму примеру Новикова, часть наших погнались за неприятелем на штыках.., особливо военными увещеваниями остановил задние ряды сержант Рыловников, который потом был убит. Наш фронт баталии паки справился; мы вступили в сражение и выгнали неприятеля из нескольких ложементов. Сие было около 6 часов пополудни. Галера «Десна» лейтенанта Ломбарда наступила на левое крыло неприятельского флота, сбила несколько судов с места, крепостная артиллерия исправностью артиллерии капитана Крупенникова потопила у неприятеля два канонерных судна.

В то время приближались к нам под самой берег две неприятельские большие шебеки, при начале их огня наша артиллерия одну потопила, другую спалила.

Но чрезвычайная пальба неприятельского флота сквозная на нас причиняла нам великий вред. Войско их умножалось сильнее прежнего, я был ранен в левый бок картечью легко, наши паки начали уступать. При сем случае наша одна 3-фунтовая пушка за расстрелянием лафета и колес брошена была в воду.

При битве холодным оружием пехота наша отступила в крепость, из оной прислано мне было две свежих Шлиссельбургских роты, прибыл легкой батальон, одна Орловская рота и легкоконная бригада. Орлова полку казак Ефим Турченков, видя турками отвозимую нашу пушку, при ней одного из них сколол и с последуемым за ним казаком Нестером Рекуновым скололи четверых. Казаки сломили варваров. Солнце было близко. Я обновил третий раз сражение.

С отличным мужеством легкой батальон Муромских солдат под предводительством капитана Калантаева (который ранен пулею и картечью), Шлиссельбургские и Орловские роты на неприятеля наступили, секундированные легкоконными и обретающимися в действии казачьими полками – варвары в их 15 окопах держались слабо. Уже была ночь, как они из них всех выбиты были, опровержены на угол косы, которой мы сдержали: тут вдоль нас стреляли из неприятельского флота паче картечью и частью каркасами и пробивали наши фланги. Оставалась узкая стрелка косы до мыса сажен сто, мы бросили неприятеля в воду за его эстакаду. Артиллерия наша (под руководством капрала Михаила Борисова Шлиссельбургского полку) – его картечами нещетно перестреляла. Ротмистр Шуханов с легкоконными вел свои атаки по кучам неприятельских трупов, все оружие у него отбил. Победа совершенная. Поздравляю нашу светлость. Флот неприятельской умолк. Незадолго пред полуночью мы дело кончили, и пред тем я был ранен в левую руку на вылет пулею. По объявлению пленных было варваров 5000 отборных морских солдат; из них около 500 спастись могло. В покорности моей 14 из знамен пред вашу светлость представляю…».

Имя самоотверженного гренадера стало гордостью русской армии. Не раз – и в мирное время, и в бою – звучала в рядах шлиссельбуржцев бесхитростная песня, сложенная в честь героя:

                                            Но суворовскую славу

                                            Вспоминая без конца,

                                            Вспомним Новикова, братцы,

                                            Шлиссельбуржца, молодца!

Георгий Цобехия

Военный университет МО РФ