РОДИНА ДАМАССКОЙ СТАЛИ

Владимир Александрович Силкин — поэт, прозаик, журналист, сценарист, переводчик, секретарь Союза писателей России, полковник запаса, начальник военно-художественной студии писателей Центрального Дома Российской Армии имени М.В. Фрунзе Министерства обороны Российской Федерации. Лауреат Государственной премии России, Заслуженный работник культуры РФ, Почётный гражданин Рязанской области.

 

 

ЗМЕЙКА

Талант, как говорится, не пропьёшь,

Не закопаешь, не утопишь в воду.

Вонзается привычно русский нож

В сирийскую древесную породу.

 

Дрожит в руках негнущийся бамбук.

Война войной, но жить он тоже хочет,

И выскользнуть пытается из рук

И затеряться под покровом ночи.

 

Дрожи, бамбук! Не на того напал!

За жизнь твою не дам сейчас копейки.

И я хочу, чтоб ты отныне стал

Песчаной извивающейся змейкой.

 

Когда с войны приедешь на Урал,

Когда тебя сержант представит дочке,

Ты вдруг поймёшь,

что век твой не пропал,

И ощутишь язык в себе и почки.

 

«АЛЛИГАТОР»

Я минорный, я из грусти,

Из печали и дождей.

Я на самом деле русский,

Только в небе я ничей.

 

В синем небе звёзд навалом,

«Аллигатор» ищет цель.

Замурованный металлом,

Я твоей любовью цел.

 

А печаль моя минорна,

Потому, что ты вдали,

И любви небесной зёрна

Не касаются земли.

 

Но они рождают веру,

Что и любишь ты, и ждёшь.

В нашем небе, в небе сером

Поджидает русский дождь.

 

Прилечу к тебе сквозь вспышки,

В нежном танце закружу,

И любимому сынишке

Небо в звёздах покажу.

 

«НОЧНОЙ ОХОТНИК»

«Ночной охотник» спать привык при свете,

При свете звёзд уходит в небеса.

Он, как в тайге охотник, всё приметит

И с высоты расслышит голоса.

 

Не тронь его, иначе будет крышка,

В азарте он испытывает дрожь.

Он видит всё, и если где-то вспышка,

То от него под землю не уйдёшь.

 

Напорешься, всегда получишь сдачу,

Ему подвластны и дожди, и мгла.

И не в пример заморскому «апачу»,

Он виртуоз, он русская юла!

 

Идёт на цель, а небо сводит скулы,

Плевать ему на чей-нибудь оскал.

Ведь на земле ждёт «Чёрная акула»,

А он ей возвратиться обещал.

 

«Ночной охотник» курс берёт на базу,

Чтоб отдохнуть и вновь идти на цель.

Не промахнулся он ещё ни разу

От Родины за тридевять земель.

 

САПЁРЫ

На войну солдат не тянет,

У неё тяжёлый след.

Наши инопланетяне

За работою чуть свет.

 

Извлекают молча мины

Иванов и Галустян,

И черны от пота спины

Этих инопланетян.

 

Каждый метр — поле боя,

Но сапёры не грустят.

Снова жертвуют собою

Иванов и Галустян.

 

А за ними следом дети,

Позабывшие покой,

Ведь у них на белом свете

Нет защиты никакой.

 

Никому за страх и голод

Эти дети не простят.

Но ведут их в бывший город

Иванов и Галустян.

 

Русский хлеб в огне и дыме

С ними делят на войне.

И они почти своими

Стали этой ребятне.

 

Стали как два старших брата

Ребятне наверняка

Два сапёра, два солдата,

Два приезжих мужика.

 

ТАРТУС

Помолились и шейхи, и принцы,

Спят на небе Аллах, Иисус.

Окликают бездомные птицы

Часовых возле базы Тартус*.

 

Не шумит Средиземное море,

И такая стоит тишина!

Сколько ж можно разжёвывать горе,

Что, как хлеб, преподносит война?!

 

Мало здесь понимают по-русски,

Но и в этом далёком порту

С Богоматерью светлой Тартусской

Пребывает матрос на посту.

 

Эта церковь далёкого века,

Но доступна, как счастье, она,

И прощает грехи человека,

Утешает во все времена.

 

И глаза у матроса сырые,

И от счастья пылает лицо.

Беззащитная Дева Мария,

Боевой «Адмирал Кузнецов».

 

САШКА

 

Триптих

 

Памяти уроженца Оренбургской области

Александра Прохоренко, погибшего в Сирии

в районе населённого пункта Тадмор

провинции Хомс под Пальмирой.

 

День рожденья*

 

В твой день рожденья началась война,

Великая, каких ещё не знали.

Сквозь толщу лет, но добралась она

И до тебя, шагнув в такие дали.

 

Она и не кончалась никогда.

Как говорит народ, ломать — не строить.

То здесь, то там пылают города,

То здесь, то там рождаются Герои.

 

И ты шагнул навек на пьедестал,

Стоишь теперь, незыблемый, как ветер.

И подвиг твой звучать не перестал,

Не перестал быть разовым на свете.

 

Над Сирией проходят облака,

Лежит Пальмира, древняя, как боги.

И подвиг твой солдатский — на века,

И подвиг твой — пример другим в итоге.

 

*Александр Прохоренко родился 22 июня 1990 года.

 

ПАН*

 

Он не слышал, как ему кричали,

Мол, сдавайся, всё равно конец.

И входили светлые печали

В душу, как невидимый свинец.

 

Он молчал и слушал рокот стали,

И как бомбы падают, трубя.

Разве террористы эти знали,

Что огонь он вызвал на себя?

 

Поняли, но только было поздно —

Им с небес, почти наперерез,

Разрывая в клочья южный воздух,

Шли почти все наши ВКС.

 

За него воздушная держава,

Била неприятеля в упор.

Сашка, Сашка, знал бы ты, что слава

О тебе шагнула за Тадмор.

 

Я не знаю твоего кумира,

Но теперь в России пацаны

Знают, что на свете есть Пальмира,

Есть Герои у моей страны.

 

Будут войны, будут постоянно,

Будет в войнах плавиться металл,

Но никто ещё такого пана

В мире, кроме нас, не воспитал.

 

*ПАН — передовой авианаводчик.

 

Проха*

 

Сашка, Сашка! Сашка Проха!

Одиноко стало мне.

Без тебя, товарищ, плохо

И любимой, и стране.

 

У друзей отняли друга,

Но для них ты всё живой.

И летит до Оренбурга

Незабвенный голос твой.

 

Ты застыл навеки в бронзе,

Ты и в улицах живёшь,

А по ним детей провозит

Радостная молодёжь.

 

Только в памятные даты

Всё равно стоишь в строю,

Смотришь, как тебе солдаты

Честь при встрече отдают.

 

Да, такая____________, брат, эпоха…

Снова выпала война…

Сашка, Сашка! Сашка Проха,

Вечный, как моя страна!

 

*Между собой друзья называли Александра Прохоренко

Прохой.

 

РОДИНА ДАМАССКОЙ СТАЛИ

 

Бить её не перестали,

Режут вдоволь на войне.

Родина дамасской стали

Закаляется в огне.

 

Здесь не спать уже устали,

Быть всё время на коне.

Родина дамасской стали

Закаляется в огне.

 

Только в сердце не попали,

Сердце у неё в броне.

Родина дамасской стали

Закаляется в огне.

 

И чеканятся медали

Лучшим воинам в стране.

Родина дамасской стали

Закаляется в огне.