Поклонимся великим деревням

Каждую деревню наши бойцы освобождали, как свою родную. Фото: Архив журнала РодинаКаждую деревню наши бойцы освобождали, как свою родную. Фото: Архив журнала Родина
sokno600_default
Родную деревню Георгия Жукова Стрелковку на границе Калужской и Московской областей обозленные немцы сожгли. И первым делом — отцовский дом командующего Западным фронтом, откуда мать командарма Устинью Артемьевну едва успели эвакуировать.

До избы в Большом Уварове, где родился и провел детские годы будущий маршал бронетанковых войск Михаил Катуков (теперь это Озерский район Подмосковья) захватчики не дотянулись, хотя подошли близко. В соседнем Зарайском районе и в самом Зарайске немцы были. Но, к счастью, ни в Уварово, ни в соседнем Алферьево сколько-нибудь заметно, по воспоминаниям старожилов, наследить не успели.

Сейчас трудно сказать, знали немцы или нет, что в деревушке Назарьево, а это всего две версты от Алферьево, где стоял, пусть и недолго, немецкий гарнизон, жили отец и мать Кирилла Мерецкова. Того самого, что еще в 1940 году, будучи начальником Генерального штаба РККА, удостоен звания Героя Советского Союза за прорыв линии Маннергейма во время Зимней войны с Финляндией. А буквально на второй день после нападения Германии на Советский Союз, 23 июня, Кирилл Мерецков был срочно вызван из Ленинграда в Москву и в приемной Сталина арестован подручными Берии как «завербованный агент».

От неминуемой расправы будущего маршала спасло собственноручное письмо  Сталину с просьбой «пустить на фронт», чтобы «доказать преданность Родине». После двухмесячной отсидки в НКВД Мерецкова назначают командующим 7-й армией, уже знакомой ему по событиям на Карельском перешейке.

Пока он там, на Севере, в родных для командарма местах хозяйничают фашисты. Через Назарьево в ноябре 41-го передовые отряды группы «Центр»  прощупывали подходы к самой Москве. Где-то в районе асфальтовой (теперь) дороги еще можно найти следы наспех вырытых окопов. Но боевых действий тут почти не велось — они докатились и увязли на рубеже Каширы…

Деревня Сковорово Селижаровского района Тверской (в войну — Калининской) области, где родился еще один будущий маршал-танкист — Павел Ротмистров — разделила участь оккупированной Стрелковки. В сентябре 41-го тогда еще полковник Ротмистров был назначен командиром 8-й танковой бригады в 11-й армии Северо-Западного фронта и спустя годы вспоминал: «У меня защемило в груди. Неподвижным взглядом я смотрел на карту, видел Селижарово, родную деревню Сковорово и с горечью думал: неужели здесь будут фашисты?..».

Бригада Ротмистрова, уже в составе 30-й армии, вернется в эти края и будет громить врага на тверской земле. В январе 42-го за массовый героизм личного состава она получит гвардейское знамя, а командира 3-й гвардейской танковой представят к ордену Ленина.

Туда и обратно прокатилась война через райцентр Старица и деревню Валуево в той же Тверской области — родные места будущего Маршала Советского Союза Матвея Захарова, а в годы войны — начальника штаба Калининского, Резервного, Степного и 2-го Украинского фронтов, служившего почти всегда рядом или вместе с Жуковым.

У Победы — корни деревенские

Маршал авиации Константин Вершинин, командармы, а затем командующие фронтами Иван Конев и Леонид Говоров воевали порой на разных направлениях, но родились все трое в границах нынешней Кировской области, а Говоров и Конев к тому же одногодки.

Земляками  числили друг друга командующий 3-м Украинским фронтом Федор Толбухин и командарм-65 Павел Батов: оба — из ярославской глубинки.

Словом, куда ни кинь — полководцы Победы, за очень редким исключением, родом из деревни. А у самой Победы — деревенские корни. И тут, повторю однажды высказанную мысль,  нет спора ни с Булатом Окуджавой, ни с Евгением Винокуровым, негромко помянувших городских мальчишек, что «ушли за солдатом солдат» и полегли на Днепре и за Вислой как «Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой».

По признанию маршала Жукова, которое сделано им на склоне лет, не генералы выиграли войну. Ее превозмог Солдат. Ни русский, ни украинец, ни таджик, а просто солдат: пехотинец, минометчик, танкист, ездовой, сапер, радист, заряжающий, санитар-носильщик…

Из деревни Назарьево, где стоял дом Мерецковых, ушли на  фронт  практически все мужчины призывного возраста. По данным ОБД «Мемориал», десять односельчан с войны не вернулись. Фамилии Мерецкова среди них нет, но есть братья Захаровы, отец и сын Воробьевы, а еще Александров, Печенкин, Самохин, Седов, Сучков, Чернев…

Герой Сталинграда Василий Чуйков, командующий 62-й армии, родился в поселке Серебряные Пруды. Сейчас это районный центр в Подмосковье. И только из одного этого района ушло на фронт 5205 человек, не вернулось — 3553.

А сколько всего полегло, до сих пор сосчитать не можем. И уж точно никто не считал,  сколько поставили под ружье от заводского станка, а сколько — от сохи и плуга. Но одно можно сказать определенно: у тех, кто ценой огромного напряжения и неизбежных жертв привел нашу армию к победе в Великой Отечественной, в большинстве своем крестьянское происхождение.

Полководцы Победы — почти сплошь военачальники в первом поколении, родившиеся в многодетных деревенских семьях на рубеже XX столетия, всего через 30-40 лет после отмены крепостного права.

У Василия Чуйкова было семь братьев и четыре сестры. Окончив церковно-приходскую школу, он в двенадцать лет отправился на заработки в Петроград, поступил учеником в шпорную мастерскую, в 1917-м оказался в Кронштадте.

В семье деревенского кузнеца Алексея Ротмистрова, помимо сына Павла, родились еще восемь сыновей и дочерей. Та же сельская четырехлетка, училище в Селижарове, недолгая работа на железной дороге и первые мозоли на лесосплаве…

Леонид Говоров и Кирилл Мерецков были старшими детьми в своих семьях. Вслед за Леонидом у Александра Григорьевича и Марии Александровны Говоровых родилось еще три сына. А Кирилл Мерецков уже с семи лет помогал отцу Афанасию Павловичу пахать и боронить, с девяти — участвовал во всех полевых работах. Окончил четыре класса земской школы и был отправлен в Москву искать самостоятельного заработка…

У Ефима Епифановича Катукова оказалось семеро детей в двух браках. А сына Мишу его первая жена Мария Семеновна родила прямо в поле. И кто бы подумал, что сентябрьским днем 1900 года где-то в Коломенском уезде впервые подал голос по сути первый в Красной Армии командарм-танкист…

Погибли как солдаты

Вместе с сыном Николаем у  Фёдора Григорьевича и Веры Ефимовны Ватутиных было пятеро сыновей и четыре дочери. В двадцать лет Николай Ватутин окончил в Полтаве пехотную школу, получил удостоверение «красного командира» из рук Михаила Фрунзе и в том же 1922 году пережил семейную трагедию: в родном Чепухино на Белгородчине (а тогда — в Воронежской губернии) умерли от голода отец, дед и младший брат.

А в начале 1944 года, один за другим, погибли на разных участках фронта братья Афанасий, Федор и Николай Ватутины. Самый известный из них — командующий войсками 1-го Украинского фронта генерал армии Николай Ватутин был тяжело ранен боевиками УПА во время поездки из Ровно в Славуту, в штаб 60-й армии генерала Черняховского. Сквозное ранение бедра с раздроблением кости привело к газовой гангрене,  на ампутацию ноги командующий не согласился и 15 апреля, не смотря на все усилия военных медиков, скончался в госпитале от заражения крови.

На похоронах, которые состоялись 17 апреля в Киеве, в Мариинском парке, вместе с женой и детьми присутствовала мать Николая Ватутина. А в Москве в тот же день отдали последние почести полководцу 24 артиллерийскими залпами.

В боевой обстановке, сраженный осколком снаряда, погибнет в конце войны еще один выдающийся полководец — командующий 3-м Белорусским фронтом Иван Черняховский. Тот самый генерал Черняховский, в штаб к которому направлялся, но не доехал Николай Ватутин. Уроженец деревни Оксанино, что в Черкасской области на Украине, Черняховский стал в 39 лет самым молодым генералом армии. Ординарец не без оснований заготовил ему уже и маршальские погоны — Черняховского ценили в Ставке и любили в войсках. Но уберечь не смогли: 18 февраля 1945 года машина командующего попала под обстрел, осколок угодил прямо в сердце…

Генералы армии Черняховский и Ватутин погибли как солдаты и маршалами не стали. Поэтому их нет на коллективной фотографии, что запечатлела вместе всех командующих фронтами на заключительном этапе войны.

енералы и маршалы, командующие советских фронтов в последний период войны: /слева направо/ маршал Иван Конев, маршал Федор Толбухин, маршал Александр Василевский, маршал Родион Малиновский, маршал Георгий Жуков, маршал Леонид Говоров, маршал Константин Рокоссовский, генерал Андрей Еременко, маршал Кирилл Мерецков, генерал Иван Баграмян. Фото: ТАСС

Генералы и маршалы, командующие советских фронтов в последний период войны: /слева направо/ маршал Иван Конев, маршал Федор Толбухин, маршал Александр Василевский, маршал Родион Малиновский, маршал Георгий Жуков, маршал Леонид Говоров, маршал Константин Рокоссовский, генерал Андрей Еременко, маршал Кирилл Мерецков, генерал Иван Баграмян. Фото: ТАСС

Публикуя сегодня этот фотодокумент, мы задались целью узнать, а что теперь происходит в местах, давших миру выдающихся полководцев?

Через родные края Ивана Черняховского каток войны прошелся трижды, но деревня Оксанино, что под Уманью, существует и поныне. А что там, куда война докатилась лишь похоронками, госпиталями да бомбежкой, но оккупации удалось избежать?

Например, в Архангельской, Ивановской, Кировской, Костромской, Ульяновской, Ярославльской областях, в Республике Мордовия и Азербайджане, откуда родом нарком ВМФ адмирал флота Николай Кузнецов, маршалы Советского Союза Леонид Говоров, Александр Василевский, Иван Конев, Федор Толбухин, Иван Баграмян, командармы и маршалы Павел Батов, Константин Вершинин, Александр Новиков, Максим Пуркаев, Иван Тюленев?

Сохранились ли сами деревни? Кого еще они вывели в люди за минувшие семь десятилетий? На кого равняться и кому пенять, если не сберегли родовое гнездо?

Каждую деревню наши бойцы освобождали, как свою родную. Фото: Архив журнала Родина

Каждую деревню наши бойцы освобождали, как свою родную. Фото: Архив журнала Родина.

 

Идем на разведку

Летом 2011-го, когда отмечали 70-летие начала Великой Отечественной, журналисты «Российской газеты» Элина Труханова, Андрей Андреев, Павел Дульман, Аркадий Колыбалов и автор этих срок провели разведку в нескольких местах и рассказали об этом в коллективном репортаже «Ордер Кутузова».

Тогда мы выяснили, что деревня Андроники, где родился будущий маршал Толбухин, стала селом и подает пример соседям. Но родительский дом — в два этажа, с шестью окнами по фасаду — до наших дней не сохранился. После войны Толбухины в нем не жили — перебрались в Ленинград, куда еще до революции ездили на заработки многие члены семьи. В просторной избе Толбухиных после войны была колхозная контора, детсад, магазин.

Продавщица, которая совсем недолго поработала, видимо, оказалась не чиста на руку и, по рассказам местных жителей, перед ревизией устроила в магазине пожар. Вместе с толбухинским домом сгорело полдеревни — это случилось в 1949-м. В этом же году в Москве умер и маршал Толбухин.

Но Андроники отстроились вновь. Какое-то время местный колхоз носил имя своего выдающегося земляка, а в 64-м районное начальство решило присоединить к успешному хозяйству «соседних голодранцев», как расценили это сами андрониковцы. Из слияния нескольких колхозов появился совхоз «Родина».

Удивительно, но процесс присоединения «голодранцев» к «Родине» продолжился и после того, как колхозы и совхозы упразднили, а все сельхозугодья и то, что было создано-построено коллективным трудом, поделили на паи.

В Кировской области, которая вобрала в себя Вятскую губернию, а также часть Вологодской и дала сразу трех маршалов, ситуация иная. От деревни Бутырки, где родился Леонид Говоров, остались только название да камень в лесу. Было в лесной деревушке домов десять, не больше. И когда ее покинул последний житель, никто уже не помнит.

На месте дома Говоровых поставили сначала металлическую звезду, а затем памятный камень. Контуры дома обозначают положенные друг на друга бетонные сваи. Надпись на камне извещает, что именно здесь, в крошечной деревеньке из нескольких домов, родился будущий полководец. В советские времена здесь принимали в пионеры, теперь просто привозят школьников. Зимой, обычно в канун 23 февраля, сюда приходят на лыжах, отмечая тем самым день рождения Говорова.

Бюст маршала Леонида Говорова в деревне Лесниково Кировской области. Фото: Андрей Андреев

Бюст маршала Леонида Говорова в деревне Лесниково Кировской области.
Фото: Андрей Андреев

В деревне Лесниково, это центр сельского поселения, есть памятник маршалу. А рядом, в Доме культуры — большой, в полный рост, его портрет. По словам старожилов, попал он сюда, когда отмечали 40-летие окончания войны и по российским селам возили знамена Победы.

Деревня Боркино в Санчурском районе, где родился будущий маршал авиации Вершинин, номинально еще существует, и там даже стоят несколько изб, но постоянных жителей уже нет. А когда-то здесь была хорошая школа-восьмилетка, при которой находился музей маршала. С исчезновением школы часть экспонатов перевезли в Большую Шишовку, где находится центр сельского поселения,  другую отдали в районный краеведческий музей.

Память о маршале Коневе сохранилась в большей степени. В деревне Лодейно (это Подосиновский район) открыт для посещения его дом-музей. А в самом Кирове, на одной их оживленных магистралей, установлен памятник военачальнику, перевезенный сюда из Польши, когда там он стал кому-то мешать.

Из деревни Назарьево, где стоял дом Мерецковых, ушли на фронт практически все мужчины призывного возраста. Фото: Александр Емельяненков

Из деревни Назарьево, где стоял дом Мерецковых, ушли на фронт практически все мужчины призывного возраста.
Фото: Александр Емельяненков

Маршальский треугольник

В администраци Струпнинского  поселения, что в Озерском районе Подмосковья, нам не без гордости сообщили, что на подведомственной территории не только родина маршала Мерецкова, но и три деревни, кровно связанные с именем Федора Достоевского: Даровое, Чермошня, Моногарово. Родители будущего писателя приобрели сельцо Даровое, когда сыну было десять лет. Чуть позже к ним отошла и соседняя Чермошня. Это совсем рядом с Назарьево. И совсем не случайно на старом погосте родители маршала покоятся где-то рядом с могилами Достоевских.

Музей маршала бронетанковых войск Михаила Катукова создан в школе в селе Бояркино в Подмосковье. Фото: Аркадий Колыбалов

Музей маршала бронетанковых войск Михаила Катукова создан в школе в селе Бояркино в Подмосковье.
Фото: Аркадий Колыбалов

Есть и другое символическое соседство, давшее название акции «Маршальский треугольник». В деревне Большое Уварово, как уже сказано, родился маршал бронетанковых войск Михаил Катуков. А в Серебряных Прудах — это административный центр соседнего района — родина маршала Василия Чуйкова, командира легендарной 62-й армии, отстоявшей Сталинград.

И в Озерском районе, и в Серебряных Прудах память о земляках-полководцах трепетно сохраняют. На родине Мерецкова уже стало традицией каждый год в июне проводить необычный легкоатлетический пробег. Взрослые спортсмены и хорошо подготовленные любители стартуют в Назарьево. По пути, на разных отрезках дистанции, к ним присоединяются ветераны, школьники и дошколята. А финишируют все в Парке Победы, что разбит в центре Зарайска.

В самой деревне Назарьево сейчас около десятка домов. Постоянных жителей немного. Рядом с тем местом, где стояла изба Мерецковых, к 90-летию полководца  устроили мемориал. По соседству жила трудолюбивая семья Якушевых — Татьяна Федоровна и ее дочь Елена. Они и ухаживали все последние годы за памятным местом.

Перехватив мой взгляд, брошенный на свежескошенные одуванчики, Татьяна Федоровна поняла вопрос без слов:

— Не подумайте, что к вашему приезду старались.  Два дня назад был день рождения  Кирилла Афанасьевича — мы и прибрались. Как-то раз без предупреждения пожаловал сын маршала — Владимир Кириллович, он тоже участник войны, а после дослужился до генерала. Появился неожиданно и говорит:  специально не стал сообщать о приезде — хотел просмотреть, как здесь в обычные дни, а не только в юбилеи и праздники.  Уезжал довольный…

Военную династию Кирилла Мерецкова продолжил и его внук Владимир Владимирович. Он, по рассказам, военный врач. Но связи с ним у односельчан его деда никакой нет.

За домом некому присмотреть

О полководцах с украинскими корнями их земляки, в отличие от нынешнего Киева с его про-натовскими устремлениями, стараются сохранить хотя бы остатки былой памяти и уважения. Так происходит еще и потому, что выдающиеся военачальники, дважды и трижды Герои Советского Союза родились там, где идея национальной независимости в ее галицкой, антироссийской версии, никогда не была популярна.

Маршал Андрей Еременко, один из героев Сталинграда, появился на свет в селе Марковка на Луганщине. Местное профтехучилище носило имя Еременко, был здесь и небольшой музей его памяти.

Похожая биография и у земляка Еременко — Климента Ворошилова. Села, где родился будущий маршал, уже нет, на его месте построен промышленный центр Лисичанск.  Поэтому исторически он ближе Луганску, где еще мальчишкой начинал рабочую и революционную карьеру. Огромная конная статуя Ворошилова до сих пор остается главным монументом Луганска, бывшего Ворошиловграда.

Бюст маршала Родиона Малиновского в Одессе. Фото: Павел Дульман

Бюст маршала Родиона Малиновского в Одессе.
Фото: Павел Дульман

Маршал Родион Малиновский — уроженец Одессы. Здесь, неподалеку от Французского бульвара и Тещиного моста, стоит стандартный бюст, какие полагались всем дважды Героям.

Бывший нарком обороны, маршал Семен Тимошенко родился в селе Фурманка Одесской области. Его родная Бессарабия, по словам коллеги Павла Дульмана, чем-то похожа на донбасские степи: бунтари, партизаны, лихие разбойники, вроде Григория Котовского, прославили ее не меньше, чем стихи Пушкина. В Фурманке есть дом, где якобы родился маршал. Правда, музей Тимошенко в нем просуществовал не больше года и закрылся еще в 1987-м…

 Дом в селе Фурманка Одесской области, где родился маршал Семен Тимошенко. Фото: Павел Дульман

Дом в селе Фурманка Одесской области, где родился маршал Семен Тимошенко.
Фото: Павел Дульман

В Черкассах, во дворе военкомата, до недавних пор стояли бюсты Ивана Черняховского и дважды Героя Советского Союза летчика Ивана Степаненко. Правда, таблички с именами на них уже и тогда были перепутаны…

В Сумской области кто-то еще помнит маршала Павла Рыбалко. А в Черниговской, напомним, родился лучший летчик войны Иван Кожедуб.

Но, бесспорно, самым почитаемым в Украине полководцем был во время СССР и оставался им вплоть до событий на майдане командующий 1-м Украинским фронтом Николай Ватутин — освободитель Киева, погибший от рук украинских националистов. С возложения венков к его могиле в Мариинском парке, что рядом с правительством и парламентом, начинались обычно все майские торжества в Украине.

Но это прежде. А теперь…

Не желая мириться с разгулом национализма в Киеве, что проявляется и в осквернении воинских захоронений, 85-летняя дочь Николая Ватутина Елена обратилась в марте 2015 года к российским властям с просьбой перенести прах полководца из Киева на Федеральное военное мемориальное кладбище в Мытищах.

P.S.
В редакционное разведзадание помимо Калужской, Кировской, Московской, Ярославской областей и нескольких регионов Украины входила и родина маршала Ротмистрова в тверской глубинке. До 22 июня, когда намечалась публикация, выбраться туда не удалось. Но чуть погодя редактор районной газеты «Верхневолжская правда» Вячеслав Смирнов, который делает ту же, что и мы, работу у себя в Селижарове, помог отыскать дорогу в Сковорово. Чтобы попасть туда, нам пришлось бросить машину на съезде с грейдера и дальше, километра четыре, пробираться пешком по проселку, разбитому так, будто танки и «полуторки» у них на буксире прошли тут не 70 лет назад, а за неделю до нас…

Но в итоге нам повезло: в опустевшей деревне мы застали хозяев! Как и в доме Катукова в Большом Уварове, здесь тоже следят за порядком родственники маршала в третьем колене. А время от времени, оставив городскую суету, сюда, на деревенский простор, под звездное небо, шелест дождя и вековые липы наезжают их дети и внуки.

Связь времен

Жуков — про Стрелковку

«Дом в деревне Стрелковке Калужской губернии, где я родился 19 ноября (по старому стилю) 1896 года, стоял посредине деревни. Был он очень старый и одним углом крепко осел в землю. От времени стены и крыша обросли мохом и травой. Была в доме всего одна комната в два окна.

Отец и мать не знали, кем и когда был построен наш дом. Из рассказов старожилов было известно, что в нем когда-то жила бездетная вдова Аннушка Жукова. Чтобы скрасить свое одиночество, она взяла из приюта двухлетнего мальчика — моего отца…

Мать моя, Устинья Артемьевна, родилась и выросла в соседней деревне Черная Грязь в крайне бедной семье…

Большинство крестьян наших деревень жили в бедности. Земли у них было мало, да и та неурожайная. Полевыми работами занимались главным образом женщины, старики и дети. Мужчины работали в Москве, Петербурге и других городах на отхожем промысле. Получали они мало — редкий мужик приезжал в деревню с хорошим заработком в кармане…

С наступлением весны дела немного наладились, так как на редкость хорошо ловилась рыба в реках Оглублянке и Протве. Оглублянка — небольшая речка, мелководная и сильно заросшая тиной. Выше деревни Костинки, ближе к селу Болотскому, где река брала свое начало из мелких ручейков, места были очень глубокие, там и водилась крупная рыба. В Оглублянке, особенно в районе нашей деревни и соседней деревни Огуби, было много плотвы, окуня и линя, которого мы ловили главным образом корзинами. Случались удачные дни, и я делился рыбой с соседями за их щи и кашу».
Жуков Г.К. «Воспоминания и размышления». Том. 1, стр. 9-13. 

В Стрелковке — про Жукова

Сегодня на том месте, где до войны стоял дом Жуковых, сооружена монументальная  композиция «Родина маршала Жукова» (авторы — В. Думанян, А. Дмитриев, Е. Киреев). Воссоздан и деревянный домик, откуда ушел крестьянский паренек к вершинам воинской славы. Неподалёку, в деревне Величково, установлен памятный знак на месте, где стояла церковно-приходская школа. О ней и своем первом учителе С.М. Ремизове Георгий Константинович Жуков пронес благодарную память через всю жизнь.

В бывшем поселке Угодский Завод (ныне — город Жуков, районный центр Калужской области в 100 км к юго-западу от Москвы) существует музей маршала. До 1986 года это был филиал Калужского областного краеведческого музея, а первый мемориальный зал, посвящённый великому земляку, открылся здесь в 1980 году. Нынешнее, заново построенное здание Государственного музея Г.К. Жукова открыто 5 мая 1995 года, в канун 50-летия Победы.

Текст: Александр Емельяненков

Комментарий НА "Поклонимся великим деревням"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*

code