Советские морские пехотинцы в Анголе

Для встречи президента Анголы А. Нето на палубе БДК выстроен почетный караулДля встречи президента Анголы А. Нето на палубе БДК выстроен почетный караул

В декабре 1976 г. я был направлен на боевую службу командиром десанта от 61-го отдельного полка морской пехоты Северного флота на большом десантном корабле «Красная Пресня» Балтийского флота. 31 декабря мы сменили черноморский десант на БДК в порту Конакри (Республика Гвинея) и приступили к плановой боевой подготовке. 18 февраля 1977 г. командир корабля получил шифровку из Москвы с приказом следовать в Республику Бенин и оказать помощь его правительству в ликвидации попытки государственного переворота. Позже мы узнали, что переворот пытался осуществить знаменитый «король наемников» Боб Денар. Я привел десант, технику и вооружение в боевую готовность, мы приготовились к ведению боя на берегу. Но к моменту нашего прибытия наемники уже покинули страну, переворот не удался, и в бой нам вступать не пришлось. В соответствии с указаниями из Москвы, 2 марта 1977 г. вечером вышли в море и взяли курс на Анголу. По пути следования пересекли экватор и по стародавней морской традиции отпраздновали День Нептуна.

Морская пехота, она и в Африке — морская пехота!

Морская пехота, она и в Африке — морская пехота!

7 марта 1977 г. пришли в Луанду. Отшвартовались в военной гавани. Командир наш оказался мастером швартовки, лихо развернул корабль кормой к стенке, скомандовал отдать носовой якорь и мягко притерся к причалу. На базе ВМФ много кубинцев, почти все говорят по-русски. Кубинские морские спецназовцы постоянно «летали» по акватории порта на быстроходных катерах и метали взрывчатку в воду —  боролись с подводными диверсантами. Дело в том, что когда диверсант попадает в зону действия ударной волны от взрыва, он ощущает то же самое, что и оглушенная рыба, и всплывает, потеряв сознание. За все время нашего пребывания в Луанде не было ни одного случая подрыва находящихся в порту судов. А несколько лет спустя в порту Луанды и Намиба диверсантами были взорваны несколько судов: советских, кубинских и ангольских,  значит, потеряли бдительность. Впоследствии, будучи на Кубе в командировке, я тесно контактировал с отрядом кубинского морского спецназа и встречался с участниками этих событий. Но это уже другая тема.

Порт Луанда мне понравился —  он очень удобный и удачно вписался в ландшафт. Я не нашел данных о том, как он строился, но гавань, по-моему, очень напоминает рыболовный крючок, прижатый жалом к берегу, а остальная его часть в виде косы (Илья де Луанда) отделяет акваторию от Атлантического океана, образуя естественную, защищенную от волн бухту. Порт делился на две части: военный и гражданский. Военный —  база ВМФ —  располагался на внутренней стороне косы. Там стояли несколько советских и ангольских кораблей. Нам выделили место между нашей плавмастерской ПМ Черноморского флота и двумя патрульными катерами ВМС Анголы. Кроме военно-политическое значение —  руководство Анголы, пока чувствующее себя не совсем уверенно, видит в приходе мощного БДК из Союза реальную поддержку своей линии и рассчитывает на нас. Южноафриканские войска, в течение полугода оккупировавшие южные районы Анголы, сосредоточились в Намибии на границе провинции Кунене. Война может возобновиться в любую минуту. Наши задачи, поставленные Москвой:  обеспечение военного присутствия ВМФ СССР в регионе как демонстрация поддержки народной Анголы и ее правительства, он дополнил следующими: поддержка формирований ФАПЛА в Луанде в случае необходимости и эвакуация (при крайнем развитии ситуации) сотрудников советского посольства и нашей военной миссии. Командир корабля и я заверили, что если потребуется, то выполним любую задачу, поставленную нам, в том числе и с применением оружия. Но отметили, что для открытия огня и реальных боевых действий нужен приказ из Москвы. Нас заверили, что если такая ситуация сложится, приказ будет.

Президент Анголы А. Нето посещает БДК «Красная Пресня». Справа от А. Нето командир десанта С. Ремизов. Луанда, 1977 г.

Президент Анголы А. Нето посещает БДК «Красная Пресня». Справа от А. Нето командир десанта С. Ремизов. Луанда, 1977 г.

Отдельно представитель военной миссии заострил внимание командира корабля и мое на том, чтобы экипаж и десант не теряли бдительность. Отметил, что у противников народного правительства имеются очень толковые морские коммандос, способные выполнять любые задачи. Поэтому мы сразу организовали службу на берегу, выставив пост возле опущенной на пирс кормовой аппарели, поставили прожектора вдоль бортов, соответственно организовав и вахту ПДСС. Организовали и регулярные спуски под воду саперов-водолазов из состава десанта для осмотра подводной части корабля и прилегающей акватории.

В постоянную боевою готовность привели установки залпового огня БМ-21 «Град» и зенитные комплексы «Стрела-1» десанта, которые были размещены на верхней палубе. Словом, если бы потребовалось наше вмешательство в ситуацию в Луанде, и был бы приказ,  смогли бы легко «размести» пару городских кварталов. Но, слава Богу, этого не потребовалось. Пока суть да дело, занялись и бытом: поскольку напряженка с пресной водой (в море каждая ее капля на счету) закончилась, матросы занялись стиркой белья, приведением в порядок одежды. Чтобы у народа мышцы не дряхлели, как и в предыдущих портах, организовали физическую зарядку на берегу, естественно с соблюдением всех мер боевой готовности, то есть часть экипажа и десанта занималась зарядкой на берегу, а часть — на корабле. Утром, после зарядки, моряки каждый день по очереди бегали купаться на океан (один день пехота, второй танкисты, третий артиллерия).

Советские моряки на базе ВМФ в Луанде

Советские моряки на базе ВМФ в Луанде

Визиты в Луанду во всех отношениях оказались более насыщенными (мы заходили туда два раза), чем в другие порты Африки. Я постоянно общался с нашими моряками —  военными советниками, которые работали на базе ВМФ, заходил к ним ежедневно и они заглядывали к нам. Почти каждый день принимали на корабле делегации, наши и иностранные. Так, в первый заход 12 марта 1977 г. принимали и президента Анголы Антонио Агоштинью Нето, которого сопровождали советский и кубинский послы. Встретили президента на борту с подобающими ему почестями, то есть почетным караулом, который состоял из морских пехотинцев. Вместе с президентом прибыли и высшие командиры ФАПЛА. Почетным караулом командовал высокий и мускулистый офицер,   старший лейтенант Владимир Клоков. Но президенту Анголы особенно понравился правофланговый почетного караула десантник Тиеснесис, он был ростом около двух метров, остальные морпехи, кстати, были ему под стать! Глядя на него и В. Клокова, ангольский президент произнес вроде как бы в шутку фразу о том, что «готов поменять любой свой полк на наш бравый десант». Это было высшей оценкой для нас! Высоким гостям показали корабль, технику, бойцы продемонстрировали мастер-класс рукопашного боя. Все это завершилось реальной высадкой десанта с боевой стрельбой. От морского обеда президент отказался, сославшись на занятость.

Десантирование боевой техники на косе Илья де Луанда

Десантирование боевой техники на косе Илья де Луанда

В процессе показа высадки десанта произошел случай, который чуть не подмочил нашу репутацию. Когда техника (плавающие танк, БТР и транспортер) через носовую аппарель БДК вышла на плав, я по радиостанции давал нашего БДК, советских боевых кораблей в Луанде в тот момент не было. На корабль прибыл руководитель советской военной миссии в Анголе. С ним обговорили вопросы пребывания в Луанде. Он прямо сказал, что наше прибытие в Луанду имеет огромное команды экипажам на маневрирование на воде. Одновременно я, как командир десанта, по мегафону комментировал для всех собравшихся действия десанта. Все шло хорошо, но вдруг старший лейтенант А. Судников, командир танка ПТ-76, доложил мне по рации, что у машины перегрелся двигатель и его пришлось заглушить.

Скандал! Мы рекламируем нашу технику (это также входило в задачи боевой службы), а тут такая антиреклама! Судорожно соображаю, что делать. Приходит на ум единственно верное решение. Когда я рассказывал высоким гостям о боевых характеристиках и предназначении техники десанта, то упомянул, что плавающие танки и БТР предназначены не только для атаки, но и для спасения людей и буксировки поврежденной техники. Вот я и объявил в мегафон всем присутствующим, что танк условно поврежден и будет сейчас отбуксирован к кораблю экипажем плавающего транспортера (ПТС). Плавучести танк не потерял, действия по заведению буксировочных тросов на поврежденную технику были водолазами отработаны до автоматизма, поэтому этот процесс много времени не занял. Личный состав не подвел, сказались постоянные тренировки —  даже получилось очень зрелищно. Якобы поврежденный танк был отбуксирован к кораблю.

Боевая техника десанта с советского БДК на базе ВМФ в Луанде

Боевая техника десанта с советского БДК на базе ВМФ в Луанде

Впоследствии выяснилась причина поломки. В условиях тропической жары охлаждающая жидкость, залитая на Севере при температуре –30 градусов за время плавания разогрелась, сильно расширилась и просочилась через сальники, вследствие чего понизился ее уровень,  это чуть было не привело к заклиниванию двигателя. Чуть позже, после того как мотор охладился и мы долили антифриз в охлаждающую систему, танк завели, и экипаж продемонстрировал его движение на плаву с выполнением различных маневров, убедив присутствующих в боеспособности танка. Этот случай заставил нас сделать соответствующие выводы и более тщательно относиться к подготовке техники для высадки и боя на берегу в тропических условиях. А механика-водителя, который вовремя выключил двигатель и спас его, за проявленную бдительность я поощрил своей властью.

Кстати, во время этих маневров танк и БТР вышли на акваторию бухты и немного постреляли из пушки и пулеметов холостыми боеприпасами, что вызвало переполох среди портового начальства и экипажей гражданских судов. И окрестные жители Луанды подумали, что это унитовцы высадили десант и хотят захватить порт. Что тут и говорить: страна то воюющая! По ночам в городе были часто слышны выстрелы —  возможно, шли перестрелки.

Экипажу и морпехам удалось несколько раз съездить в город на экскурсии. Посещали крепость Сан Мигел, городское

С. Ремизов в водолазном костюме готовится к погружению для осмотра подводной части корабля. Луанда, 1977 г.

С. Ремизов в водолазном костюме готовится к погружению для осмотра подводной части корабля. Луанда, 1977 г.

кладбище, музеи. Население относилось к нам великолепно. Многие ангольцы с удовольствием фотографировались с нами. Но в городе ощущались следы недавнего вооруженного противостояния МПЛА с УНИТА и ФНЛА: во время экскурсий по городу приходилось наблюдать пробоины на стенах домов, следы от пуль и гранат.

Жизнь есть жизнь, и нередко случались курьезные моменты. Так, в ходе стоянки в Анголе мы получили известие, что у нашего командира танкового взвода Васи Замараева родился сын. Что тут было!!! Сообщение приняли наши корабельные радисты, мы Васю поздравили (почему-то его в шутку звали Василий Алибабаевич), а вечером смотрю, мои лейтенанты у себя в каюте веселые такие сидят, празднуют. Поднесли и мне. Спрашивать откуда зелье взялось вроде неудобно, хотя на корабле  сухой закон! Поэтому за здоровье Васиной жены и сына, да и за него тоже с удовольствием принял на грудь. Спустя несколько лет участники этого мероприятия поведали мне, что «НЗ» хранился у них прямо в каюте в баллонах из-под кислорода для дыхательных аппаратов. И никому невдомек, что в баллонах вовсе не кислород. Моряки на выдумки хитры!

С ангольскими военнослужащими. С. Ремизов в центре. Луанда, 1977 г.

С ангольскими военнослужащими. С. Ремизов в центре. Луанда, 1977 г.

Жизнь военного, а особенно моряка, да еще в одиночном плавании, непредсказуема. 4 мая мы получили приказ следовать в Республику Бенин. Через две недели прибыли в Котону, а оттуда направились в Гвинею. Никто из нас тогда не знал, что в будущем будут какие-то льготы, преференции. Для нас это была обычная работа. Мужская работа по защите интересов нашей Родины!


РЕМИЗОВ Сергей Александрович

РЕМИЗОВ Сергей Александрович

Полковник в отставке. Родился 3 февраля 1945 г. в г. Бор Нижегородской области. В 1966 г. с отличием закончил Московское высшее общевойсковое командное училище им. Верховного Совета РСФСР. По собственному желанию пошел служить в морскую пехоту. Службу начал в 336-м отдельном гвардейском полку морской пехоты Балтийского флота, затем участвовал в формировании 55-й дивизии морской пехоты на Дальнем Востоке. В 1974 г. закончил Военную академию им. Фрунзе. В 1977 гг. неоднократно находился в Анголе в качестве командира десанта БДК «Красная Пресня». С 1979 по 1980 гг. и 1985 по 1989 гг. находился на Кубе в качестве советника командира полка морской пехоты в РВС Кубы. С 1989 по 1992 гг. служил старшим преподавателем Севастопольского ВВМИУ. В 1992 г., в связи с отказом принять украинскую присягу, уволился в запас. Член Совета Союза ветеранов Анголы, руководитель секции ВМФ Союза.

Комментарий НА "Советские морские пехотинцы в Анголе"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*

code

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.