На краю ядерной бездны

 ( Из книги «Кроты ГРУ в НАТО» Часть 2, Глава 1)

Капитан 2-го ранга неторопливо развернул красную пап­ку— личное дело офицера, стал читать, забавно пожевывая толстенькими губками.

— Ну что ж, Любимов, — сказал он, оторвавшись от бумаг, и подслеповато глянул на старшего лейтенанта, который вытя­нулся во фрунт у его стола.

— Да вы садитесь, — спохватился капитан 2-го ранга, — отдохните пока…

Старший лейтенант Виктор Любимов присел на стул.

Аттестация

«Любимов Виктор Андреевич. Старший лейтенант. Год рождения 1926. Русский. Член ВЛКСМ. В военно-морском фло­те с января 1944 года. Образование — Высшее военно-морское училище им. М.В. Фрунзе в 1948 году. Награды: медали «За обо­рону Москвы», «За победу над Германией».

С августа 1948 года по октябрь 1949 года— командир башни крейсера «Молотов» бригады крейсеров Черноморско­го флота.

Получив назначение командиром башни, Любимов В.А. с интересом и настойчивостью стал ее изучать. К началу стрельб освоил ее настолько, что был допущен к стрельбам 1949 года самостоятельно.

Башня за 1949 год не имела поломок, аварий и пропусков, благодаря умелому руководству командира башни.

Дисциплина личного состава башни хорошая. Сам Люби­мов В.А. дисциплинирован, предусмотрителен, но обидчив, вспыльчив. Умеет быстро поправлять свои ошибки.

Морское дело любит, не укачивается.

Командир 1-го артдивизиона БЧ-Н крейсера «Молотов»

капитан-лейтенант В.Бреде».

—  Так, так, — пробурчал про себя кадровик, — «не укачи­вается…».

— Не понял, товарищ капитан второго ранга? — Любимов приподнялся со стула.

—  Да это я так, про себя, сиди-сиди, — успокоил кадро­вик. — В аттестации твоей прочитал — не укачиваешься, стало быть. Не последнее качество в нашем деле.

И капитан 2-го ранга вновь «клюнул» в бумаги.

Любимову интересно было смотреть на этого подслепо­ватого, в кругленьких очках, медлительного кадровика. На­строение у него что надо. Прибыл с флота, прошел медко­миссию, оставалось только получить предписание на офи­церские курсы повышения специальности… И!.. Это «и» просто пело в груди — встречай, Ленинград! Три года он не был в Питере, в родном училище. Черноморский флот, крей­сер «Молотов», эсминец «Боевой». Будет, что рассказать и лю­бимым педагогам, и зеленым гардемаринам. Как-то его при­мет альма-матер?

— Вы участник Парада Победы? — спросил «кап-два» и удовлетворенно хмыкнул, мол, когда все успел?

«Выходит, успел», — подумал про себя Любимов. Это потом, с годами, он придет к пониманию, что на тот Великий Парад по­пал, почитай случайно. Ведь исполнилось ему в 1945 году все­го девятнадцать лет. И особых заслуг перед Родиной у него не было, да и быть не могло.

Но Парад Победы — это нечто особенное в его жизни.

…Сводный полк Военно-морского флота состоял из пяти батальонов. Так вот, пятый батальон как раз и комплектовали из ребят его возраста, молодых и, по нынешним меркам, зе­леных. Однако тогда было иное военное время и в парадный расчет включили лучших из лучших. В этих шеренгах шли кур­санты высших военно-морских училищ, но многие из них уже успели повоевать, имели за плечами боевой опыт, награды. Некоторые ушли на фронт с первого курса училища, отвоева­ли по два-три года и были решением руководства страны ото­званы, чтобы завершить обучение.

Жили участники парада в Тушине, во флотском экипа­же, а тренировались в Химках, в районе речного вокзала и на центральном аэродроме. Командовал полком герой обороны Севастополя вице-адмирал Фадеев, а его замом по строевой назначили полковника с фамилией Дубина. Разуме­ется, он представился, делая ударение на последнем слоге, но курсанты произносили его фамилию в собственной транс­крипции.

Ох, и гонял их этот «сапог Дубина». Марш-марш, тянуть но­сок, видеть грудь четвертого человека. Прошло пять лет, а Лю­бимов и до сих пор помнит его уроки строевой подготовки.

Удивительное было время. Рядом с собой в каких-нибудь двух-трех метрах курсант Любимов мог видеть легендарных полководцев, маршалов Жукова, Рокоссовского, Мерецкова, Говорова. Они возглавляли полки своих фронтов, а Жуков, как известно, принимал парад.

А потом был Парад Победы. Их полк начал прохождение под флотский марш. Звучала музыка и дорогие сердцу каж­дого моряка слова: «Морская гвардия идет уверенно, любой опасности глядит в глаза. Морская гвардия в боях проверена, морская гвардия для недругов гроза».

Однако, когда начал движение их пятый батальон, марш вдруг оборвался и зазвучала барабанная дробь. Следом за их батальоном шла та знаменитая «коробка» знаменосцев, кото­рые несли фашистские штандарты и бросали их к подножию мавзолея.

А после Парада восторженные москвичи их буквально но­сили на руках…

—  Значит, с медкомиссией все в порядке? — услышал он далекий голос кадровика.

—  Извините… — стряхнул с себя остаток воспоминаний Любимов.

—  Спрашиваю, со здоровьем нормально? Медкомиссию прошли?

—   Так точно, товарищ капитан второго ранга!

—   Ну вот и славно, — и кадровик, причмокивая, протянул ему предписание. — Вам приказано завтра явиться в Фили.
Адрес там есть.

—   Как в Фили? — не понял старший лейтенант. — Какие Фили? Я же в Ленинград?..

Кадровик настойчиво показал головой и вскинул вверх палец. —           Вам доверено обучение на высших академических кур­сах офицеров разведки Генерального штаба.

—  Разведки? — ошарашенно прошептал Любимов.

— Так точно, мой дорогой!

—  Но я не просился в разведку. Я морской офицер и не желаю…

—  Стоп! — кадровик недовольно оттопырил  нижнюю губу. — Вы так и не поняли, товарищ старший лейтенант… По­вторяю! — он надавил на слове «повторяю». — Вам доверено обучение. Слышите?

—  Слышу, не глухой… — отозвался обиженно Любимов. Но я хочу служить во флоте. Во флоте, понимаете? Я окончил военно-морское училище…

—  Мы знаем, что вы заканчивали… — прервал его капи­тан 2-го ранга. — Мы знаем все! Как служили на крейсере, на эсминце, как перегоняли корабли с Балтики в Новороссийск.
Поэтому и направляем вас учиться на высшие академкурсы…

—  Разведки?

—  Да, разведки… Служить будете там, где прикажет Ро­дина…

Кадровик замолчал, всем видом показывая, что разговор окончен.

—  В таком случае разрешите обратиться по команде к старшему начальнику?

Капитан 2-го ранга медленно поднялся из-за стола. Теперь он совсем не был похож на подслеповатого добрячка с толсты­ми губками.

—  Тебе надо ссать кипятком от радости, понял? А ты в бу­тылку лезешь. Ладно, я доложу начальству. Свободен…

На следующий день Любимов оказался в кабинете началь­ника отдела кадров Военно-Морского флота вице-адмира­ла Виноградова. Рубанул строевым по ковровой дорожке, до­ложил. Адмирал, не проронив ни слова, выслушал аргументы Любимова. В его лице не дрогнула ни одна жилка:

—   Все? — спросил вице-адмирал.
— Так точно.

Идите, товарищ старший лейтенант. Выполняйте приказ.
И старший лейтенант, развернувшись на каблуках, вышел из адмиральского кабинета… в совсем другой мир. В мир, о котором он ровным счетом ничего не знал.

Михаил Болтунов

Комментарий НА "На краю ядерной бездны"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*

code