«МАРИНИСТ»

О флот, тебе пою я песню. Где еще можно встретить столько не писаных традиций, как на флоте? А в курсантской среде, так называемой системе, помноженной на легкий интеллект, их хватает с избытком.

Они появляются, как будто бы не откуда, и живут долгую жизнь, передаваясь из поколения в поколение, а те, что ушли в небытие по объективным причинам еще долго будоражат умы, живя в легендах и мифах. Есть общие традиции для всех, а есть индивидуальные, присущие конкретному училищу, взращенные и выпестованные не одним поколением курсантов. Чего только не придумает курсантская голова для увековечивания определенных дат своей жизни, а особенно такого события, как выпуск. Перед парадным входом в наше училище для обозначения флотского антуража были поставлены два якоря Холла по полторы тонны каждый. Вот их выпускники каждого курса добросовестно вытаскивали на средину Красной площади и оставляли на трамвайных путях. С началом дня гвалт и суматоха, но весь район знал, что в киевском политическом состоялся очередной выпуск надежных защитников Отечества. Командование естественно было не в восторге, особенно получая «фе» от городских властей. В итоге якоря были намертво вмурованы по месту стоянки и выдрать их уже возможности никакой не было, но память о их перемещении в умах всех бывших курсантов живет до сих пор. Потом добрались до князя Владимира, стоящего над днепровскими кручами. Шилась ему далеко не маленькая тельняшечка и надевалась на княжеские плечи, подчеркивая за одно, что он тоже к флоту относился с уважением. Но потом городские власти упростили задачу, соорудив прямо на площади перед училищем памятник Георгию Савовичу Сковороде, которого, по его определению, ловил весь мир и так не смог поймать. Его, конечно, не поймали, но в моряки посредством тельняшки определяли каждый год. Но это, как говориться, в глобальном масштабе, всего выпускного курса для примера будущим выпускникам. Понятно, что этого было естественно мало и каждая рота, каждый взвод придумывал, что-то свое, и с этим в памяти потомков уходил на флот. Наша рота, к примеру, осчастливила ротного командира Борю Мусиенко в ночь перед выпуском, заменив его парадную тужурку на зеленый сапоговский китель с капитанскими погонами, намекая, что он закончил среднее Житомирское зенитно-ракетное училище и на флот ( читай в наше училище ) попал благодаря женитьбе на дочери высокопоставленного флотского начальника. Он учился три года и будучи нашим ровесником по возрасту ходил в каплеях, на что мы с иронией говорили, что он закончил пулеметные курсы РККА. Теперь к прощальной гастроли нашего взвода. Где то в начале нашего четвертого курса к нам с действующего флота перевели капитана третьего ранга на должность заместителя начальника строевого отдела, лелея, наверное, надежду, что он кардинально укрепит дисциплину. За дело он взялся рьяно и за первую неделю записал в свой блокнот человек восемьдесят нарушителей формы одежды и прочая с нашего курса. На первом же разборе полетов вскрылся маленький конфуз, оказалось, что в училище учится куча однофамильцев Донатов Липковских, Ивановых, Петровых и других. Живых нарушителей оказалось человек пять, не больше, которые не успели сообразить ситуацию. Получив такой горький опыт «Маринист», такая кликуха к нему прилипла моментально, начал спрашивать военные билеты, но кто же их носит с собой не находясь в увольнении. Тогда начали писаться боевые номера, что привело к появлению кучи не существующих боевых номеров. В итоге он начал хватать провинившихся курсантов и тащить пред ясные очи командования батальона или роты. Любви в курсантской среде это естественно не пробуждало. Так эти перипетии и шли до самого нашего выпуска с переменным успехом. «Маринист» воспринимался, как необходимое зло и только. Но по выпуску было принято коллективное решение малость поиронизировать на эту тему. Было куплено тридцать блокнотов и ручек, хотя жизнь показала, что хватило и пяти. Вежливый стук в дверь и дальше, мол я зашел попрощаться перед убытием на флот, благодарю вас за мою науку и так далее и разрешите вам вручить маленький сувенир, блокнот и ручку. Все это естественно с самой серьезной миной и отход подход с фиксацией. Первые ходоки прошли без замечаний. Я был пятым и «Маринисту» дошло. Его рев с упоением слушал весь взвод, стоящий за дверью. Но, что возьмешь с выпускников, их ждут океаны, как писалось на училищных плакатах.

Олег Поливянный

9-й выпуск КВВМПУ

13.06.2015 г.