Максим Николаенко – Почетный член

Был у меня товарищ Саша (пост «В чем смысл»). Старший товарищ, он был мне вроде отца – в два раза старше меня, прошедший войну на срочной службе, сильный, волевой, притягивающий к себе людей. Невысокого роста, но заполняющий собой все отпущенное пространство. Обаяшка.

В армии он сознательно вступил в партию, которая была у нас одна. Он так был воспитан идейным отцом-работягой. Через короткое время стал парторгом автобусного гаража, где он работал. Его волновало все, он старался бороться с любой несправедливостью, потому и выбрали. Его подходы и вообще видение всего вокруг были нестандартны. В советское время это было ненужно, если не вредно, поэтому парторгом он был недолго.

Был 1979 год. Молодой Саша взошел на трибуну. Обычно партсобрание – это «слушали-постановили», «одобрили-определили», довольно грустная тягомотина, когда всем поскорее хочется домой. Но не так было в этот раз. Свежий парторг вышел, осмотрел зал и людей в нем, поздоровался, затем сказал следующее:
— Знаете, мне тут дали бумажку. В ней написано, что я должен предложить вам избрать почетными членами нашего партсобрания Генерального Секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, а также весь состав Политбюро ЦК КПСС. – Это была стандартная процедура, никто никогда не вслушивался и не всматривался в эти слова (и, конечно же, никто не понимал их). Эти волшебные слова были вроде заклинания, их нужно было просто произнести, затем все поднимут руки, голосуя единогласно «за», и после можно переходить к остальному.
— Но я этого предлагать вам не буду, – сказал Саша, и директор автопредприятия у него спиной, сидящий за красным кумачовым столом, подавился водой из стакана. – Я считаю, что у Леонида Ильича лично и у других членов Политбюро есть гораздо более важные дела, чем присутствовать на собрании нашего гаража. Поэтому я сразу перейду к первому вопросу.

– Дальше он пошел по положенному регламенту, особо не отклоняясь. Ну что сказать. В то время такие шутки не могли пройти даром. Он получил выговор с занесением, и, конечно же, его сняли с парторгов. Так у него прошло два собрания сразу, как говорят в одном южном городе – первое и последнее.