Леонид Юдников — Художник Арктики А.А.Борисов. Поэма.

А.Борисов. «У берегов Новой Земли». 1896 г.А.Борисов. «У берегов Новой Земли». 1896 г.

   

 

Вступление

 

На нефть и газ взлетает в мире спрос,

И бурят шельф арктический платформы,

И во главу угла встаёт вопрос –

Как в собственность морское дно оформить?

 

России ни земли и ни морей

Чужих не надо, на соседей глядя,

Так было, есть и будет, — уж поверь,-

Но и своих не отдадим, ни пяди!

 

Читатель мой, послушай тет-а-тет

О том, как русский наш приоритет

На Арктику обосновал Борисов,

Художник вечных льдов, для жизни с риском.

Писал холсты полярной эпопеи,

И их достойно оценить успели.

 

Был орденом английским награждён,

Престижнейшим, по имени Бани,

Каким  лишь до него Багратион

Из наших удостоен иже с ним,

 

А после них – один лишь маршал Жуков

Был награждён им – вот такая штука!

 

Честь отдавал ему полярник Нансен,

И орденом норвежским не авансом*

Он тоже был с почетом награждён,

И в рыцари, и в графы возведён!

И орденом Почетным Легиона

Отмечен Францией за свой успех огромный,

 

Сравнимый, может быть, с полётом в космос,

Ведь Арктика была в то время грозной,

Таинственной, далёкой, неприступной.

И свой прорыв туда на яхте хрупкой

 

Средь вечных льдов полярного безмолвия

Он для России совершил с любовью

И с верой, и с надеждой, и с «Мечтой» —

То было имя славной яхты той.

 

И Павел Третьяков картины купит,

И зал Борисова откроет в Третьяковке.

Всё это дорогого стоит вкупе!

И мне за современников неловко…

 

В Москве в запасниках сейчас холсты,

И обросла история рутиной.

Сжигает запад с русскими мосты.

Другие ценности сегодня и картины.

 

Российской Арктики границы прочертил

И Лаптев, и Седов, и вот Борисов.

И жизнь его, и творчество прочти

По-новому и вновь переосмысли.

 

Александр Алексеевич Борисов

Александр Алексеевич Борисов

 

Красавец статный,

Баловень судьбы,

Решал когда-то:

Быть или не быть?

 

За жизнь боролся и за место в мире,

Безропотно неся вериги-гири.

 

* Орден Святого Олафа

 

Современное фото с. Красноборска Архангельской области (до 1937 года территория Вологодской губернии)

Современное фото с. Красноборска Архангельской области (до 1937 года территория Вологодской губернии)

 

 

1 глава

 

Есть городок с названьем Красноборск

У Северной Двины, наш русский север.

В семье крестьянской там рождён и рос

Борисов Александр, сын Алексеев.

 

Сорвавшимися бревнами ему

Десятилетнему передавило ноги.

Семье крестьянской инвалид – хомут,

Несчастие большое – быть убогим.

 

Не чувствовал он больше своих ног,

И лекари помочь, бессильны были.

Надежда лишь одна – поможет Бог,

И за него отец и мать молились.

 

И он молился, не жалея сил,

У Соловецкой памятной иконы,

Зосиму и Савватия просил,

Отвешивая истово поклоны.

 

И всей душой к иконе прикипел,

И, живопись впервые близко видя,

Он чувствовал, как ангел с неба пел,

И таяли невзгоды и обиды.

 

Его пять лет болезни не сломали,

Хоть и лежачий, но упорный малый.

 

Он верил – исцеление придёт,

Готовясь к новой жизни наперёд.

 

А.Борисов «Гавань Соловецкого монастыря». 2012г. Архангельская картинная галерея

А.Борисов  «Гавань Соловецкого монастыря».  2012г.  Архангельская картинная галерея.

 

 

2 глава

 

И, верно, исцеление пришло!

Он ощутил беспомощные ноги,

И встал на них, испытывая шок.

Дошли молитвы, видимо, до Бога.

 

И горя, и болезни больше нет!

Крестьянский труд ему теперь не в тягость,

Но глядя на иконы на стене,

Кольнёт сердечко их святая благость.

 

Вот так бы и ему, как богомаз,

Творца изобразить движеньем кисти,

Чтоб этот образ много-много раз

Спасал кого-то своим ликом чистым.

 

Икона Соловецкая спасла,

И в благодарность за такое чудо,

Отец на Соловки его послал,

Где он служить послушно Богу будет.

 

Послушником живёт на Соловках

В учениках церковных богомазов.

Талант открылся и легка рука,

И начисто икону пишет сразу.

 

Усердье и талант – всему основа,

И Бог его готовит к жизни новой.

 

А.  Борисов. Святой Иосиф с младенцем Иисусом (копия с картины Гвидо Рени), 1885 г., Музей Красноборска

А.  Борисов. Святой Иосиф с младенцем Иисусом (копия с картины Гвидо Рени), 1885 г., Музей Красноборска

 

 

3 глава

 

На Соловки, на купола крестясь,

Со свитою сошёл Великий Князь –

Паломник и посол от Государя

В делах искусства. И игумен-старец,

 

Труды монастыря родного славя,

Рассказывал, что хлеб едят незря,

И творчество послушника представил

Высокому сановнику царя.

 

Иконописца юного приметил

Великий князь и с ним был генерал*.

И юноша, счастливейший на свете,

В столицу едет «с корабля на бал!»

 

Такое лишь бывает только в сказках,

Он генералом взят на пансион,

Крестьянский сын вниманием обласкан,

И грамоту осваивает он.

 

А вот и Академия художеств

Пред ним радушно распахнула двери.

И сам поверить в это он не может,

И только в Бога еще крепче верит.

 

Да верит, что терпение и труд,

Как жернова, все беды перетрут.

 

Ученье – свет, когда есть в сердце вера.

Среди сокурсников он прилежаньем  первый.

 

*Великий князь Владимир Александрович – президент Академии художеств и

    генерал Боголюбов Андрей Андреевич – известный собиратель живописи.

 

А.И.Куинджи с учениками. Фото 1897 г.

А.И.Куинджи с учениками. Фото 1897 г.

 

4 глава

 

В ученье прилежаньем первый,

Так воспитал крестьянский быт:

В страду и силы все, и нервы

Отдай, чтоб урожаю быть!

 

Учёба в академии – страда,

А урожай потом придёт сторицей,

Когда через эпохи и года

Мы будем этим выпуском гордиться.

 

Учились с ним и Рерих, и Рылов,

Чьи имена в истории остались,

И прочие достойны лестных слов,

Что тоже среди лучших проблистали.

 

Их педагог Архип Куинджи

Учил не только тайнам мастерства,

Учил по существу студентов жизни,

Чтоб личностью художник прежде стал.

 

Художником совсем непросто стать

В графическом и  в классе живописном.

При этом наш герой любил мечтать.

На Соловках ещё когда-то присно

 

Он, наблюдая птичьи стаи,

О путешествиях мечтает.

 

Под белым паруса крылом

На край земли мечтал умчаться,

Идти до цели на пролом,

И в памяти людской остаться

 

Первопроходцем, моряком.

А кто из нас в младые годы,

За синий горизонт влеком,

Не грезил о морских походах?

 

И облачать мечту в одежды,

И воплощать её в дела

Способны вера и надежда,

И у Борисова была

 

Любовь и вера, и надежда,

И Бог в душе, сильней, чем прежде!

 

 

А.Борисов. Лето на берегу Карского моря. 1901 г.  

А.Борисов. Лето на берегу Карского моря. 1901 г.

 

 5 глава

 

Первопроходцу-моряку

Нужны и яхта, и удача,

Терпенье до сведенья скул,

Расчетливость, привычка к качке…

 

Всем этим обладал Борисов,

И шёл к своей небесной выси.

 

Уж полюбить так королеву,

Уж получить так миллион!

Честолюбив, хотел быть первым,

Но в помыслах безгрешен он.

 

Летел в мечтах на край земли

И за предел земного края,

Куда не ходят корабли,

Лишь долетают птичьи стаи.

 

Сияние полярное влекло

Его игрой диковинною красок,

И тёплый юг сменил бы он легко

На крайний Север, дикий и прекрасный.

 

Авантюристом же он не был,

Хоть рисковать порой любил,

Но наобум он пальцем в небо

Не тыкал, и расчетлив был.

 

Таких вот и удача любит,

Идущих через тернии и льды,

И медные в их честь играют трубы,

Послушны им судьбы своей бразды.

 

 

А.Борисов. Северный пейзаж. 1896 г. Архангельская картинная галерея.

А.Борисов. Северный пейзаж. 1896 г. Архангельская картинная галерея.

 

6 глава

 

И как назвать ещё иначе

Про то, что вышло, чем — удача,

 

Ведь будучи ещё студентом,

Представлен он министру Витте.

Такие в жизни прецеденты

Вели Борисова к открытиям.

 

Он рассудительно и с толком

Выкладывал все аргументы

Про экспедицию настолько,

Что тот доверился студенту!

 

По государственному мысля,

Министр  Борисову помог

Конкретно, действенно и быстро.

Свершилось  чудо, видит Бог!

 

И воплощалась давняя мечта —

Писать этюд, под парусами стоя.

Художником он, выпустившись, стал,

И яхту он свою назвал «Мечтою»!

 

Про землю Санникова вы кино смотрели?-

Вот так же шёл Борисов к своей цели.

 

 С картины А.Борисова «Чум ненца. Новая Земля», 1896 г. Из фондов  Третьяковской галереи.

С картины А.Борисова «Чум ненца. Новая Земля», 1896 г. Из фондов  Третьяковской галереи.

 

7 глава

 

Чтоб головы за зря не класть,

И стать для Арктики своими,

В просторах белых не пропасть,

Не уронив ни честь, ни имя,

 

В ученье едет к самоедам,

Чтоб самому их жизнь изведать.

 

Он научился спать на льду,

Питаться рыбьей строганиной,

И чуять загодя беду

Перед полярной ночью длиной.

 

Он яхтой лихо управлял,

Морским премудростям учился,

Стал капитаном корабля.

И замысел похода сбылся!

 

На Север путь проложен корабля,

За горизонтом Новая Земля. 

 

С картины А.Борисова «Судно во льдах (яхта «Мечта»)», 1900 г.  Музей освоения Арктики имени А.А.Борисова в г. Архангельске. 

С картины А.Борисова «Судно во льдах (яхта «Мечта»)», 1900 г.  Музей освоения Арктики имени А.А.Борисова в г. Архангельске.

 

8 глава

 

Встречала Новая Земля

Их неприветливо, угрюмо,

Заснеженные голые поля

На все четыре разворота румбов.

 

Хозяйничали белые медведи.

Ни деревца на сопках, ни травы.

Пейзаж совсем безжизненный и бедный,

И каждый шаг мог стоить головы.

 

Собрав в кулак эмоции и нервы,

Борисов уходил за перевал.

Он был по праву там не только первым,

Он Арктику с натуры рисовал!

 

Благодаря Борисову на ней

В названьях живописцы прописались

Другой такой земли на свете нет,

Где имена художников остались:

 

Куинджи, Репин, Шишкин, Васнецов,

Крамской и Третьяков, и Верещагин

В названьях мысов, гор и ледников,

Благодаря Борисова отваге!

 

Он первый, кто открыл нам красоту

И космос заполярного пейзажа.

Он воплотил великую мечту –

Раздвинуть горизонт для нас отважно!

 

Полвека пролетит и возведут

На острове дома, дороги, шахты,

И термояд впервые будут тут

Испытывать в стране Советов. Яхта

 

У берега безмолвного стоит.

Борисов пишет первозданный вид.

 

С картины А.Борисова «Страна смерти. Августовская ночь в Северном Ледовитом океане», 1913 г. Музей Арктики и Антарктики г. Санкт-Петербург

С картины А.Борисова «Страна смерти. Августовская ночь в Северном Ледовитом океане», 1913 г. Музей Арктики и Антарктики г. Санкт-Петербург

 

 

9 глава

 

«Страною смерти» назовёт картину,

Где Новая Земля и океан,

И холодок тревогою по спинам

С холста невольно переходит к нам.

«Свинцовый блеск громады океана,
Блеск серебра в вершинах снежных гор,
Горящих в дымке нежного тумана,
И смерть, и холод, и простор!

Несутся облака туманною грядою,
Пока их холод в тучи не сковал,
И лижет море синею волною
Уступы белых, грозных скал…»*

— Так Гиляровский, пред картиной стоя,

В катренах этих выразил сполна,

Как яхту, наречённою «Мечтою»,

Льды поглощают, смерть и океан.

 

Ходила по пятам за ними смерть,

Ему ж не только надо было выжить,

Но в красках это всё запечатлеть,

И описать потом в одной из книжек.

 

Из тубы краска нехотя, с трудом

Выдавливалась, скованная льдом.

 

Как подвиг, был почти любой этюд,

Арктический, суровый, тяжкий труд.

 

* Стихотворный экспромт В.Гиляровского под впечатлением

   От увиденной картины А.Борисова «Страна смерти»

 

 

С картины А.Борисова «Весна полярной ночи», 1897 г. Из фондов Третьяковской галереи.

С картины А.Борисова «Весна полярной ночи», 1897 г. Из фондов Третьяковской галереи.

 

10 глава

 

Космический арктический пейзаж,

Борисов пишет океан безбрежный.

Сокурсники ж его рисуют пляж

Под итальянским теплым небом нежным.

 

Но он им не завидует, о нет,

Рисуя свой арктический сюжет.

 

Ему же позавидуют потом

И громкому успеху, и наградам.

Высокого искусства лучший дом

И галереи будут ему рады.

 

И сам американский президент

Художника впервые из России

Официально примет – прецедент,

Как Белый дом вдруг стал образчик стиля!

 

Берлин и Лондон, Вена и Париж

С успехом громким выставят картины.

И Третьяков, увидев только лишь,

Закупит их без объяснений длинных,

 

Создав отдельный выставочный зал

Публичных постоянных экспозиций,

Чтоб узнавали Арктику в глаза,

Чтоб нашими открытьями гордиться!

 

Но главное, что Павел Третьяков,

Нам отбирал искусство для веков,

 

И завещал хранить и эту залу!

Вот совесть бы кому-то подсказала:

 

Завещанное нам, восстановить!

И более о том интриг не вить.

 

Горки ленинские, где в 1919 г. произошла встреча А.А.Борисова с В.И.Лениным

Горки ленинские, где в 1919 г. произошла встреча А.А.Борисова с В.И.Лениным

 

11 глава

 

Его не только в море

С собой звала мечта,

Где со штормами споря,

Он первым в мире стал

 

Художником, воспевшим

Арктический пейзаж,

И на века сумевшим

Прославить Север наш.

 

Он – первооткрыватель

Ещё других дорог.

Он – практик и мечтатель,

Который в жизни смог,

 

Любя наш русский Север

И матушку Сибирь,

В их будущее веря,

С МурмАна до Оби

 

Соединить дорогой

Железной Север весь,-

Мечтал он, а  в итоге —

Дорога эта есть!

 

И этот путь железный

Великим  он назвал,

И для страны полезность

В брошюрах доказал.

 

При этом сам объехал

Он дикие места,

Расставив свои вехи,

Чтоб план реальным стал.

 

А время торопило,

И пользу для страны

Отстаивал он с пылом,

Но царские чины

 

С поддержкой не спешили

На рубеже эпох,

Проект в архив подшили

С отметкой, мол, неплох…

 

Решение на блюдце

Никто не принесёт.

И после революций

Он  к Ленину идёт.

 

Мечтателем кремлёвским

Того назвал Уэллс.

И зримо, крупно, броско

Борисов ставит здесь

 

Вопрос дорог железных

На Севере страны,

И Ленин, как известно,

Вполне согласен с ним,

 

На Совнарком выносит

Отдельно тот вопрос,

(Где тиф с испанкой косят),

Как в будущее мост!

 

Проект был этот даже

Внесен в План ГоэлРо*.

Такие вот пейзажи,

Такая жизнь его.

 

*План ГоэлРо (план эликрификации России) смотри

об этом в книге «В. И. Ленин и изобразительное искусство.

 Документы,    письма, воспоминания». М., 1977. С. 38-42,105. 

 

 

Картина В.Страхова «Вид из окна мастерской А.А.Борисова в Красноборске» 2014 г. На втором плане народный художник России Валерий Николаевич Страхов, вдохновивший  автора на создание поэмы об А.А.Борисове.

Картина В.Страхова «Вид из окна мастерской А.А.Борисова в Красноборске» 2014 г. На втором плане народный художник России Валерий Николаевич Страхов, вдохновивший  автора на создание поэмы об А.А.Борисове.

 

12 глава

 

Где он родился, там и пригодился.

Построил мастерскую в Красноборске.

И перед земляками не гордился,

И милостей не ведал компрадорских.

 

Трудом своим художническим жил,

На родине построил санаторий.

По своему проекту чертежи

Сам начертил, чтоб был дешевле втрое,

 

И интерьер искусно расписал,

Чтоб радостно там и уютно было.

И власть навстречу шла, о, чудеса,

Хоть до конфликтов раньше доходило.

 

Он помнит – в восемнадцатом его

Из дома – мастерской прогнать хотели

За то, что не уплачен был налог,

Мол, в лес иди, живи, рисуй метели.

 

Но раскулачить не успели те,

Кто чуждого узрел в нём элемента.

Он, юношеской преданный мечте,

Себе на старость не скопил ни цента.

 

В его активах: мастерская-дом,

Да ярко-ярко прожитая жизнь,

Его картины, его книжек том,

Проект дорог железных, чертежи.

 

Какой бы не возник в стране момент,

России он не чуждый элемент,

А честь её и рыцарь красоты,

И образец духовной высоты!

 

С картины А.Борисова «Карское море. Вид Новой Земли» 1901 г.

С картины А.Борисова «Карское море. Вид Новой Земли» 1901 г.

 

13 глава

 

О, ледоход на Северной Двине,

Он вечно неожиданен и молод!

И с детства у Борисова в цене

Чарующий его могучий молох,

 

Когда река несёт громады льда,

И слышен ледоход во всей округе.

За шестьдесят ему, но молода

Ещё душа, весло в руке упруго.

 

Художник вспомнил вкус полярных дней

И яхту в ледяном плену торосов,

И весла заработали сильней

В могучих лапах старого матроса.

 

Великая река швыряла льды

На утлого суденышка скорлупку.

Он бросил вызов ей, чтоб молодым

Почувствовать себя, хоть это глупо.

 

Ему кричали там на берегу,

Но разве, что услышишь в этом гуле?

А он себе твердил, что я смогу

Преодолеть реку в её разгуле!

 

Не в счет заслуги, званья, ордена

В открытой схватке: кто кого сильнее?

Весенняя вода бурлит без дна,

И глыбы льда изломами синеют.

 

И он преодолел реку, и смог

Опять вдруг ощутить душой и кожей,

Что с ним любовь, надежда, вера, Бог,

И он чего-то в этой жизни может!

 

И удивлялись долго земляки

Его единоборству и реки.

 

С картины А.Борисова «Зимняя сказка» из фондов Вологодской  областной картиной галереи. 1913  г.

С картины А.Борисова «Зимняя сказка» из фондов Вологодской  областной картиной галереи. 1913  г.

 

14 глава

 

Борисов вологодский наш земляк*,

Но он не только этим сердцу близок,

Художник, путешественник, моряк

Судьбе и веку сделал смелый вызов!

 

Сейчас грядут такие времена,

Когда Россия выбирать должна:

 

Быть ей Россией дальше иль не быть?

Иль газовой колонкой оставаться

И по теченью глобализма плыть,

Иль, как и должно, — победить, не сдаться!

 

Россия поднимается с колен,

Как некогда молитвами Борисов,

И чтобы не попасть в духовный плен,

Нам за Россию надобно молится!

 

Безвременье российских перемен

Закончилось в Крыму теперь, по сути.

Россия поднимается с колен,

И нас ведёт дорогой верной Путин!

 

Арктический российский наш фасад

От мусора  недавно поприбрали.

Как и в Крыму, не повернём назад,

Обороняясь и огнём, и сталью!

 

Наш Северный и самый сильный флот

Освоил заполярные просторы,

И пусть усвоят это наперед

Не очень-то корректные партнёры.

 

И Арктика была и будет нашей!

Пусть чужаки в других пределах пляшут.

 

* А.А.Борисов родился в Вологодской губернии, сейчас

   это территория Архангельской области

 

  

С картины Л.Юдникова «Заполярный пленэр. Групповой портрет  вологодских художников» (слева направо: О.Кулижников, В.Подгорный, Л.Юдников, В.Латынцев, В.Попов, А.Рябков с портретом А.А.Борисова) 2004 г. (ВОКГ)

С картины Л.Юдникова «Заполярный пленэр. Групповой портрет  вологодских художников» (слева направо: О.Кулижников, В.Подгорный, Л.Юдников, В.Латынцев, В.Попов, А.Рябков с портретом А.А.Борисова) 2004 г. (ВОКГ)

 

 

Эпилог

 

Да, Арктика была и будет нашей!

Мне Баренцевский вспомнился пленер,

Этюды Заполярные, нет краше.

Нас вдохновлял Борисова пример,

 

Арктического чудного пейзажа.

И вдруг из группы нашей кто-то скажет:

 

«Вот тюбик я борисовский нашёл,

Он сохранился, даже краской пахнет».

Да, мерзлота хранит всё хорошо.

И группа дружно от восторга ахнет!

 

Но рассмотрев бесценный артефакт,

Мы испытаем разочарованье,

Что «горе-археолог» блефовал,

И смехом удостоим завиранье.

 

И станет на душе у нас светлей,

Как будто утолили вместе жажду.

Не тюбик он оставил на Земле,

А память сердца и свои пейзажи!

 

У Арктики «похитил» красоту*,

Чтобы она доступной миру стала.

Он первым из художников черту

Преодолел. И в красках заблистала

Сиянием полярным красота,

Всех ледяных брильянтов и сапфиров.

И воплотилась давняя мечта –

Той красотою поделиться с миром!

 

И тянет нас, как птиц весной, туда

На крайний север, к черту на кулички,

На флот военный, в дождь и  в холода.

Борисов первый в нашей перекличке.

 

Он первым был, он и сейчас в строю

В Архангельском музее на картинах.

Кильватерную чистую струю

Оставил за собой из дел былинных!

 

Проект дорог железных, чертежи,**

И изданные им при жизни книги,

Не перечесть всего, что он за жизнь

Обдумывал, писал, творил и двигал.

 

В названьях улиц, звёзд и островов

Он именем своим увековечен.

И я признаюсь – не хватает слов

В повествованье этом быстротечном.

 

Он веру возрождает в чудеса,

В божественное дивное начало.

Ты с верой в Бога сделай себя сам,

Чтоб твоё имя гордо прозвучало.

Есть городок с названьем Красноборск

У Северной Двины, наш русский север.

Надгробный камень, текст предельно прост:

Борисов Александр, сын Алексеев.

 

* «Я похитил красоту у Арктики» — высказывание

     самого А.А.Борисова

** По проекту А.А.Борисова  была построена сеть

        железных дорог на Крайнем Севере: Обь-Мурманск

        и при его участии построена дорога Обь-Котлас-Сорока.