ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА МАРИЯ БАЙДА. ОНА ВЫДЕРЖАЛА АД ВОЙНЫ И АД ГИТЛЕРОВСКОГО ПЛЕНА, А ВЕРНУВШИСЬ В РОДНОЙ СЕВАСТОПОЛЬ, ПОШЛА РАБОТАТЬ В ЗАГС.

Байда Мария Карповна родилась 1 февраля 1922 года в селе Новосельское Ак-Мечетского района Крымской АССР в крестьянской семье. В 1936 году окончила неполную среднюю школу в Джанкое.

После окончания семилетки Маша стала работать в хирургическом отделении местной больницы, помогать сестрам и санитаркам. Ее первый учитель, старый хирург Николай Васильевич говорил: «У тебя, Маша, доброе сердце и ловкие руки». В ней, всегда собранной, трудолюбивой, готовой к самому трудному, он угадывал человека, таящего в себе немало сердечного тепла. Маша собиралась держать экзамены в медтехникум, они должны были начаться 1 августа 1941 года.

Но пробил час, и девушка, мечтавшая о хирургии, не задумываясь, стала «абитуриентом» Великой Отечественной войны. В составе бригады медиков Мария выходила к санитарным поездам, помогала менять повязки, умывать и кормить раненых. В один из налетов вытащила из объятого пламенем вагона пожилого солдата в окровавленных бинтах. Он тихо сказал: «Доченька, мне не страшно умирать, одно жалею, мало уничтожил фашистских гадин»… Я должна занять его место в строю, — твердо решает девушка. Так она стала бойцом 35-го истребительного батальона по борьбе с вражескими парашютистами и лазутчиками.

1942 год… После тяжелых боев наши войска отходили на Керчь и Севастополь. Под Севастополем Машин батальон влился в 514-й полк 172-й дивизии, входящей в Приморскую армию. Началась героическая оборона Севастополя. 250 дней непоколебимого мужества!

Немецкие войска в Крыму. Железнодорожная станция г. Джанкой.

Немецкие войска в Крыму. Железнодорожная станция г. Джанкой.

Атаки врага следовали одна за другой, гитлеровцы продвигались по трупам своих солдат и офицеров, редели и ряды защитников города. Маша ощущала ужас перед варварским истреблением людей и не могла привыкнуть к смерти друзей. Она шла, ползла, бежала среди адского огня, спешила, чтобы спасти жизнь каждому раненому, каждого защитить от врага, пусть ценою собственной жизни.

Опытную и смелую Марию стали назначать в боевое охранение и в разведку, где она оказывала помощь раненым и прикрывала огнем при отходе. Лихим ребятам из разведки очень пришлась по душе веселая и смышленая дивчина, умеющая ступать бесшумно, «по-кошачьему», как умеют ходить только истинные разведчики. И к тому же у Маши верный глаз, быстрая реакция и главное — смелое сердце, кипящее ненавистью к врагу. И вскоре санинструктор старший сержант Мария Байда — боец разведки.

На рассвете седьмого июня фашистские войска, обладая большим превосходством в живой силе и технике, начали новый штурм Севастополя. Взвод разведчиков отражал атаки фашистской пехоты на участке бельбекского совхозного сада у подножия Мекензиевых гор. Мария Байда была в самом центре кровавой каши, вела автоматный огонь, перевязывала раненых. Когда кончались боеприпасы, она молниеносным броском перемахивала через бруствер окопа и возвращалась с трофейными автоматами. Взрывом гранаты ее оглушило и ранило в голову. Придя в себя, наскоро перевязала рану и продолжала вести бой. Когда вечером фашистам удалось прорвать оборону на участке соседней роты и с фланга обойти разведчиков, Байда перенесла всех раненых в укрытие и организовала круговую оборону. В сумерках и зарослях высоченной травы гитлеровцы несколько раз натыкались прямо на них, но Маша всегда успевала вскинуть автомат первой… Под покровом ночи, хорошо зная расположение минных полей, вывела раненых к своим.

Ходатайство Военного Совета Приморской Армии

Ходатайство Военного Совета Приморской Армии

За этот подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1942 года старшему сержанту Байде Марии Карповне присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Указ Президиума Верховного Совета СССР

Указ Президиума Верховного Совета СССР

…Срок, отпущенный Севастополю, — 250 дней, истекал. И вот уже со всех высот, со всех кораблей, со всего города собрались те,

35-я батарея. 1942 г.

35-я батарея. 1942 г.

кто уцелел на небольшом участке у Камышовой бухты, который потом назовут просто 35-й батареей. Здесь стояла насмерть 35-я батарея, стояли насмерть последние защитники города. Все меньше оружия, патронов, продовольствия. И потери, потери… Еще раньше погибли школьный учитель Маши Ветров, потом командир полка Иван Филиппович Устинов, комиссар Осман Караев…
Третий штурм Севастополя длился весь июнь. Вот уже ушли последние корабли, полыхает взятый врагом город. А они здесь, на 35-й батарее, — и живые, и раненые, и мертвые. Чтобы спастись от обстрела, спускались с обрывистых скал к морю, прятались меж камней в гротах. Последние две недели — без пищи, без пресной воды: пили морскую…

Их группа пробралась вдоль берега чуть не до самой Балаклавы. У них была дерзкая мысль уйти к партизанам в Крымские леса. Ночь. Они вышли наверх. Фашисты заметили, открыли огонь. А им стрелять нечем. Все-таки не оставляла мысль вырваться из котла. Поползли — и надо же! — налетели на огневую пулеметную точку. Таню Рябову ранило в бедро, а враг поливает огнем — головы не поднять. Срывая с себя рубашки, кое-как перевязали ее, кто-то на руках спустил девушку снова вниз к морю.
А Маше приказ от командира разведки: взять двоих, обойти выступ, пробраться к морю, до рассвета обогнуть мыс и найти место, где можно спрятать людей. Нашли они большой грот. А вечером, возвращаясь к своим, встретили командира взвода

35-я батарея. 1942 г.

35-я батарея. 1942 г.

автоматчиков, оборванного, с измученными, запавшими глазами.
— Не ходите туда. Все кончено. Кого переловили, кто переоделся и в город ушел.
— А Таня? Где Таня?
— Многие раненые застрелились. И она тоже…
До сих пор это для Марии Карповны самая больная рана войны. До сих пор мучает мысль: если бы не ушла на задание, если бы не оставила Таню, может, и была бы она жива…
Еще дней десять провели они меж скал. А по морю уже вражеские корабли ходят, шлюпки. Автоматчики выкуривают ослабевших людей из гротов.

 Уйти уже было некуда.
… Плен. Два года плена.
Да, много чего было за два года. И симферопольская тюрьма. И лагерь для военнопленных в Славуте. Потом концлагерь в Люблине, Ровно, в австрийском городе Зальцбурге. Всего, что натерпелась Мария, и рассказать невозможно. (Вот если бы она сама книгу написала…) И побои, и пытки, и дымящиеся печи крематория, и псы, рвущие людей, и болезни, муки, которых не перечесть…

Защитники 35-й батареи. 1942 г.

Защитники 35-й батареи. 1942 г.

Она не была просто пленной, она всюду боролась. В Славуте познакомилась с женщиной из Симферополя Ксенией Карениной. Вместе с ней связалась с подпольщиками, выполняли их задания. В Зальцбурге была в интернациональной группе Сопротивления. И так борьба, борьба до конца.
Ей кажется теперь, что за эти два года на земле не было солнца, были только осенние, пробирающие до костей дожди, размытые дороги, туманы. Она с удивлением услышала потом, что Ровно красивый, зеленый город. А для нее он остался на всю жизнь мрачным, безрадостным. Кажется, ни в одном лагере так не зверствовали конвоиры, нигде она не была так близка к гибели.

 И все-таки, все-таки Ксения часто говорила ей:
— Ты, Маша, счастливая. Ты в сорочке родилась.
Видно, она была права. Сколько раз в Славуте грозило ей разоблачение, что связана с подпольем. Обошлось.

В Ровно удалось бежать из лагеря военнопленных в гражданский — «цивильный». Там она уже не была разведчицей, защитницей Севастополя, а просто бесплатной рабочей силой. Их угнали в Австрию. На какой-то станции высадили, пересортировали, повесили номерки. Ее купил зажиточный бауэр. Стала работать у него. Да вскоре узнала, что Ксению в Шепетовке повесили. Еще одна тяжкая утрата. Так ей горько стало, что она «своего» бауэра чуть вилами со злости не заколола.
За это отправили ее в лагерь, в Альпийские леса. Почти год там пробыла. Участвовала в группе Сопротивления. Выдал провокатор. За ней приехал сам начальник гестапо города Зальцбурга. Вся округа знала: у него пощады не жди. Начал допрос по-немецки, а закончил по-русски. Господин начальник гестапо родом был с Украины. Земляки, выходит…
Для начала «земляк» выбил ей зубы. Не выдала товарищей. Бросили в тюрьму. Сидела в цементном подвале, который постепенно заполняли ледяной водой, потом выводили к горящему камину. Пытка холодом и жарой казалась нестерпимой. Но не сказала ничего. Свалилась с крупозным воспалением легких.

Зальцбург освобождали американцы. Лежала у них в госпитале. Потом встреча со своими, долгий путь на Родину, разоренную, спаленную, измученную недугами, голодом. Звезду Героя Советского Союза Мария Байда получила позже…

И еще четыре года прошло на больничной койке. Такое даром не проходит. Резали, латали ее доктора, извлекали осколки после старых ранений. И все-таки она действительно родилась в сорочке. Даже после всего состоялась ее жизнь. Полюбила хорошего человека, вырастила двоих детей — сына и дочку.

Первое время М.К. Байда работала в системе общественного питания. Затем городской комитет партии направил ее руководить

М.К. Байда

М.К. Байда

«Дворцом бракосочетания». С 1961-го по 1987 год заведовала Севастопольским городским ЗАГСом. За 28 лет она дала напутствия и вручила свидетельства о регистрации браков примерно 60 000 молодых пар, зарегистрировала более 70 000 новорожденных. В ее честь на здании РАГС Ленинского района Севастополя установлена Мемориальная доска.

Мария Карповна неоднократно избиралась депутатом городского совета. В 1976 году решением Севастопольского городского Совета ей присвоили звание «Почетный гражданин города-героя Севастополя». 20 сентября 2005 года было принято решение присвоить детскому парку название «Комсомольский парк имени Героя Советского Союза Марии Байды». Ее имя высечено на плите Мемориала героическим защитникам Севастополя в 1941-1942 годах.

Награждена орденами Ленина, Отечественной войны I степени, медалями «Золотая Звезда», «За отвагу» и другими наградами.
Скончалась Мария Карповна, 30 августа 2002 года. Покоится на кладбище Коммунаров в Севастополе.

М.К. Байда

М.К. Байда

«Здравствуйте, Мария Карповна! Поздравляет вас с днем 8 марта бывший командир минометной роты № 3 второго батальона Зайцев Федор Пантелеевич. Во время обороны Севастополя, возле Итальянского кладбища, вы делали мне перевязку после ранения. Я услышал сегодня ваш голос по радио и вот пишу… Ждите от меня подробного письма.
Целиноградская область».

Мемориальная доска на здании, в котором работала Герой Советского Союза М. К. Байда

Мемориальная доска на здании, в котором работала Герой Советского Союза М. К. Байда

«Здравствуйте, Мария Карповна! Вам пишет Маврин Петр Григорьевич, бывший секретарь комитета ВЛКСМ 514-го стрелкового полка, помните? Много лет прошло с тех грозных и суровых севастопольских дней, много воды утекло, но память о боевых товарищах осталась в наших сердцах навсегда. Я хорошо помню бой в июне 1942 года, в котором вы проявили героизм, за что были удостоены звания Героя Советского Союза… Но я также отчетливо помню и другой «бой», который мы с вами немного раньше выдержали с командиром полка Устиновым, секретарем парткома Ковалевым, чтобы вас перевели в полковую разведку. Этот «бой» мы выиграли, и вы показали себя храброй, неустрашимой разведчицей…
После войны я окончил академию и сейчас продолжаю служить в Советской Армии. Правда, мне уже наступают на пятки не только сыны, но и внук Вовка. И, видимо, скоро придется уступить им дорогу…»

Аннотационный знак в парке имени Героя Советского Союза Марии Байды, Севастополь

Аннотационный знак в парке имени Героя Советского Союза Марии Байды, Севастополь

«Мариичка, дорогая, ты жива! Мариичка, здравствуй! Я тоже жива. Это пишет тебе Шура Арсеньева. Помнишь симферопольскую тюрьму, когда немцы с твоим портретом в руках тебя искали? Как мы тебя прятали, щеку перевязывали. Помнишь, когда нас из Симферополя везли в Славуту, я тяжело болела дизентерией, ты за мной ухаживала. Когда ты убежала из лагеря, ты мне через проволоку перебросила передачу, девочки ее принесли… После этого я ничего о тебе не знала, где ты и что с тобой. И вдруг вчера увидела тебя в кинохронике… Живу я теперь в Одесской области, село Фрунзевка».

Могила на кладбище коммунаров в Севастополе

Могила на кладбище коммунаров в Севастополе

«Здравствуйте, дорогая Мария Карповна! Получила от вас книгу «Черноморская твердыня» и фотографии пионерской линейки на братских могилах. Большое спасибо вам за все. Снимки мне дороже всего. Показала их детям и внукам. Поплакали. Особенно старший сын — он хорошо помнит отца. Если позволит здоровье, мечтаю съездить в Севастополь, сходить на 35-ю батарею, побывать на могиле мужа… Привет вам и вашим родным от всех Нешиных. г. Волжский».

Журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Над 35-й батареей

Над 35-й батареей

 

Стена Памяти. 35-я батарея

Стена Памяти. 35-я батарея

Это видео из Пантеона погибшим героям 35-й батареи. Вы переноситесь в трагические часы войны, когда на батарее уже не осталось живых защитников, поднимаете голову и видите, как  они смотрят на вас с высоты ночного крымского неба.
Звучит музыка, которая  была специально написана для музея, она охраняется авторским правом, запись в зале запрещена. Такие видео периодически удаляются.

Комментарий НА "ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА МАРИЯ БАЙДА. ОНА ВЫДЕРЖАЛА АД ВОЙНЫ И АД ГИТЛЕРОВСКОГО ПЛЕНА, А ВЕРНУВШИСЬ В РОДНОЙ СЕВАСТОПОЛЬ, ПОШЛА РАБОТАТЬ В ЗАГС."

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*

code