Рассказы

«Гидромуть»

Курс гидромеханики (за обилие формул мы его звали гидромутью) в «Голландии» 50-х годов и позже читал капитан 2-го ранга Л .А. Кивако — тогда кандидат технических наук. Бывший адъюнкт профессора Патрышева был большим оригиналом и умницей. Лекция начиналась с того, что, проскользнув мимо дежурного по потоку, махнув рукой, чтобы курсанты садились по местам, он от двери бросал крокодиловой кожи чёрную…

Читать далее

РУМЫН

Сторожевой корабль уже не один месяц находился в Средиземном море, поэтому ротацию увольнявшихся в запас воинов на молодых пришлось проводить в условиях, максимально приближенных к боевым. Молодое пополнение, прибывшее транзитом на попутном транспорте, было построено на юте. Старпом оглашал наименование боевых частей и фамилии молодых матросов, которые направлялись туда служить. Соответствующие командиры забирали своих новых подчиненных и уводили их в…


СУТКИ НА ДЕЖУРСТВЕ

Все события в рассказе вымышлены. Совпадения имен, фамилий и событий может быть только случайным… Корпус крейсера с бортовым номером, сумма цифр которого равнялась тринадцати, содрогнулся от очередного залпа. Грохот главного калибра ударил по ушам, снаряды с реактивным шорохом унеслись к горизонту – там, у границы неба и воды буксир тащил мишень. Белые полоски всплесков поднялись у мишени – один впереди,…


Сергей Антюшин «Правила и исключения»

Белые ночи давно закончились, и предрассветный час сковал все вокруг вязкой теменью, в которой человеческое сознание сбивалось, путая небо и землю, тепло и холод, дружбу и вражду, усталость и бодрость… Запахи и тени августовского дня давно уступили место непроглядной тишине, стирающей силуэты и отголоски минувшего. Плотную ночную неподвижность внезапно надрезал слабый свист; уплотняя и раздвигая густую черноту пространства взвился очередной…


Сергей Антюшин «Русский Марс»

Суворов, … сей Бог войны открывает воинству своему таинства науки, которым изучился он у самого Марса Е.Фукс История генералиссимуса, князя Италийского, графа Суворова-Рымникского     Явление   Солнце миллионами ослепительных струн, сплавившихся в наклонные сваи, прочно скрепило через оконные проемы мир, что был за ними, с полом библиотеки, на котором расположился довольно хрупкий аккуратный мальчик. Он присел на одно колено, слегка…


ПЕТР НИТОЧКИН К ВОПРОСУ О МАТРОССКОМ КОВАРСТВЕ

Нелицемерно судят наше творчество настоящие друзья или настоящие враги. Только они не боятся нас обидеть. Но настоящих друзей так же мало, как настоящих, то есть цельных и значительных врагов. Первым слушателем одного моего трагического рассказа, естественно, был Петя Ниточкин. Я закончил чтение и долго не поднимал глаз. Петя молчал. Он, очевидно, был слишком потрясен, чтобы сразу заняться литературной критикой. Наконец…