Белов Геннадий Петрович «Катер арестован»

После противолодочного поиска бригаде дали недельную передышку.  Воскресный день.  Мирно стоят эсминцы у причала, и на рейде  флагманский корабль второй дивизии противолодочных кораблей крейсер “Александр Невский”.  Оперативное дежурство дивизии и бригады несут два флагманских минера капитан второго ранга Тимчин и капитан-лейтенант Дзюбанчук.  На флот с целью инспекции приехал Главнокомандующий Военно-Морским флотом адмирал флота Советского Союза Горшков С.Г. 

Стало известно,что в числе сопровождавших Главкома была группа офицеров, которая проверяла боевую готовность противолодочных сил флота.  Одним из проверяемых вопросов было наличие электрических взрывателей к торпедам на противолодочных кораблях.  По каким-то причинам этих взрывателей на кораблях нашей бригады не было.  Флагманский минер дивизии Тимчин очень забеспокоился узнав об этом и стал обсуждать проблему со своим подчиненным флагманским минером бригады капитан-лейтенантом Дзюбанчуком.  Процедура получения взрывателей была довольно сложной и раньше чем середина следующей недели их невозможно будет получить.  Но оказалось, что начальник склада боеприпасов Минно-торпедного управления (МТУ) флота в губе Окольная был однокашником минера эсминца «Сведущий» старшего лейтенанта Говорухина и Дзюбанчук высказал идею получения взрывателей без документов, используя дружеские связи Говорухина.

 

Около полудня Дзюбанчук получил приказание от оперативного второй дивизии направить катер в губу Окольная с поручением получить взрыватели.  По заведенному порядку, все плавсредства должен выделять дежурный корабль по бригаде — в этот день эсминец «Сведущий».  Катер спущен на воду и после короткого обсуждения задания по поводу взрывателей и инструктажа Говорухин отправлен в губу Окольная.  Спустя 30 минут у дежурного по бригаде по оперативной связи раздался звонок из губы Окольной:— Докладывает командир катера старший лейтенант Говорухин.  Мне разрешили воспользоваться связью только на 30 секунд.  Катер арестован Главкомом.             После этого сообщения связь прервалась.  Дзюбанчука прошиб холодный пот.  Он не мог предположить что же случилось.  По инструкции ему не полагалось проверять и досматривать катер перед отправкой, но, с другой стороны, он отвечает за организацию дежурной службы на бригаде и в том числе за дежурные плавсредства.  Он мучительно искал, какую же ошибку могут поставить в вину ему как оперативному дежурному.  Уж очень неординарный случай — арест катера Главкомом; значит, произошло что-то чрезвычайное, и он знал, что в этот день Главком должен быть в губе Окольной.  Звонок к оперативному дежурному в губу Окольная не прояснил ситуации.  Ему ничего не было известно об аресте катера.  Дзюбанчук доложил о случившемся оперативному дежурному дивизии, и тот, узнав, что командиром катера был назначен Говорухин, принялся отчитывать Дзюбанчука:            — Нашли кого послать командиром катера!  Говорухина!  У вас что, не было другого более толкового офицера?  Докладывайте о происшедшем командиру бригады.            Дальнейшие события развивались с молниеносной быстротой, и через тридцать минут на командном пункте бригады собралось все командование дивизии, бригады и эсминца «Сведущий» во главе с командиром дивизии контр-адмиралом Борисовым.            Дзюбанчук коротко доложил командиру дивизии о случившемся и о том, что катер был послан в губу Окольная по приказанию оперативного дежурного дивизии.  Командир дивизии выслушал по связи доклад оперативного дивизии и спросил, какая была необходимость посылать катер в губу Окольная, если туда должен прибыть Главком.  На что тот ответил, что такого приказания он Дзюбанчуку не отдавал.            — Дзюбачук!  Мало того что у вас случилось чрезвычайное происшествие, вы еще к тому же и врете мне! — выговорил оперативному бригады командир дивизии.  Дзюбанчук молча проглотил пилюлю от своего шефа по дежурству и по повседневной службе.  Водились за тем такие грешки, как свалить вину на другого при удобном случае.  Все собравшиеся обсуждали возможные версии причин ареста катера Главкомом и последствия этого события.  Досталось упреков и в адрес командира эсминца «Сведущий» капитана второго ранга Калинина, который был виноват лишь потому, что в любом происшествии на флоте обязательно должен быть виновник.  Час спустя к борту корабля подошел катер, вернувшийся из губы Окольная, и Говорухин был немедленно вызван на командный пункт.  Говорухин вошел как всегда с полуулыбкой и бодро доложил оперативному дежурному:— Товарищ капитан-лейтенант!  Ваше приказание выполнено. Взрыватели доставлены.                — Что случилось с катером?  Почему катер был арестован Главкомом? — спросил командир дивизии.            — С первым апрелем, товарищ контр-адмирал.                    

Все недоуменно смотрели на Говорухина, как в финальной сцене Гоголевского «Ревизора».  Дальнейшее трудно описать, да и сам Говорухин, рассказывавший потом эту историю, не мог вспомнить эти детали.  По его словам, никто из командования не произнес ни слова.  Все были одновременно в шоке от наглости Говорухина, и в то же время у всех отлегло от сердца.  Ведь катер-то Главкомом не арестован, и нет причин для беспокойства.  Командование не решилось издавать письменный приказ о наказании Говорухина, чтобы не тиражировать его первоапрельскую шутку на все корабли дивизии.

Уважаемые посетители сайта, Я Белов Геннадий Петрович прослужил на Северном флоте 18 лет, с 1959 по 1977 из них 13 лет прослужил на
кораблях: «Находчивй»,»Настойчивый», «Скромный»,»Огненный»,
«Севастополь» и четыре года в штабе Северного флота. Четыре года назад я опубликовал книгу «За кулисами флота».  Я горжусь что написал ее, не потому что это действительно большой труд, а потому что написал о том, о чем практически никто не писал в такого вида прозе.  Я описал атмосферу службы на кораблях в 60 и 70 годы.  Кроме того на своем примере я показал служебный путь офицера и описал конфликты и коллизии, которые возникали между мной и командованием корабля (а их было предостаточно), а также со своей командой матросов, старшин а потом и офицеров.  Но эта книга не обо мне.  В ней 420 страниц и 119 рассказов и только в 19 из них я пишу о самом себе.  Остальное это об офицерах, событиях и нелегкой службе.  В ней и печаль и смех и много юмора из жизни 170 и 121 бригад, на которых я служил.  Так что будете читать ее с улыбкой. Продажа книги некоммерческая, поскольку все средства от продажи я отдаю вдовам офицеров Российского флота.  Стоимость книги 400 рублей плюс пересылка по почте.  Напишите мне на мой  электронный адрес и укажите свой почтовый адрес (gbelov1@verizon.net).  Книга тут же будет вам выслана и сообщена стоимость полной оплаты.  Оплату сделаете денежным переводом на адрес который а вам укажу.
С уважением  Геннадий Белов 

Уважаемый Павел, Спасибо что вы откликнулись на мою просьбу.  Хочу заранее сказать, что в акции рекламы и распродажи своей книги не преследую меркантильных интересов.  Дело в том, что с самого начала все средства от продажи книги я раздаю вдовам офицеров флота.  Хотя это и небольшие деньги но может они немного кому-то помогут.  Я написал свою книгу девять лет назад а издал ее первую часть в 2004 году. Еще раз спасибо за проявленное внимание, которое я всегда воспринимаю: Любая забота — это благо.  Спасибо.   С уважением  Геннадий Белов