Когда мы были счастливы. Общая беседа за столом.

 

Понятно, счастливы мы были, когда были молоды. Сейчас не о том. Как бы сказать…

Самое главное, для всего мира мы были …особенными. И именно это мы утеряли. Гордость. Единственность. Избранность, черт возьми. Уверенность.
Сейчас мы- как все. Бизнес, деньги, погоня за ними. Чтоб выжить. Блеск и нищета. В зависимости от успешности бизнеса… Или нищеты пенсии.

Раньше у нас было Лицо. Сейчас…  Нет, я в общем плане….
Мы были первыми на планете Земля во всем. Правильными, справедливыми, единственными.
И судьями. В нас была сила.
Ну, друзья по соцлагерю-младшие братья, с забубонами. И высечь не грех.
И каждый ощущал свою сопричастность к экзекуции. И экзекуция была правильной и справедливой. Как розги для юноши. А не смей шкодить!
И служили мы, зная, что на пенсию в 250 рэ проживет вся семья. А еще мы будем ходить на собрания ветеранов и выращивать овощи на участке. И этому ничего не будет мешать. И мы будем чувствовать себя востребованными для будущих поколений, выступая в школах и видя эти восхищенные нами и нашими жизнями глаза. И готовностью строить свою жизнь по нам — героям. И пускай мы выращиваем нынче овощи… Для удовольствия ведь, не для пропитания. Да, многие к овощам пришли, только вот глаз детских , тех, уже нет.
И у нас была духовность и чувство долга. Именно поэтому шли в фонящий реакторный отсек, гоняли фрегаты и подводные лодки «супостатов», выходили в торпедную атаку на вражеский ордер и успешно выполняли задачу по уничтожению главной цели. Или ракеты запускали. И занимались мы интересным делом.
И жизнь была интересна.
И кто враг — было предельно понятно и ясно. И мы видели его воочию.
Кому-то эта жизнь «та», а кому-то- до сих пор «эта».
И был закон и порядок. И было признание. Того, что жизнь не зря. И твои звезды на погонах — это настоящие звезды. Как в небе ночном. И ты — сопричастен. Особенно к МИРУ. А еще больше-  к войне. И именно ты можешь эти звезды в небе погасить для всех. Ну и пусть, что и для себя тоже. Долг, честь, совесть, идеалы. Мощь.
И тогда мы были счастливы не властью, не званием. Не должностью — причастностью. К великому. Управлению судьбами мира. Пусть команды отдавались свыше, а чей пальчик на кнопке? Вот то-то…
А мудрецы придумали нам эпоху перемен.И вместо стран-осколки кривых зеркал. Трюмо разбитое было обычным, гладким.
И три жизни — одна на службе, другая на гражданке и третья на нищей пенсии. А мы ж не кошки. Зачем нам три? Дай одну, но достойную. Мы ж к этому шли. Эх…
И не нужен был нам берег турецкий, и Тунис, и Кипр.
Нам вполне хватало Крыма и Сочи.
И это было лучше.
И мы бороздили океан.
И на мир смотрели или с мостика, или в перископ. И не скажу, что это было так плохо. И отстаивались в земном раю — Сокотре. Турфирмам не снились эти красоты….
И Командующий Флотом не брал взяток.
И достоинство было больше, чем жизнь.
И приказ был приказом. И все было просто и ясно: мудаку — мудаково.
Герою — героево.
И принадлежность к великому мужскому делу — службе.
И СПИД тогда еще не изобрели, и водка никогда не была паленой, потому что после нее мы пили спирт. Великим людям великой страны-большие градусы.
И девушки отдавались исключительно по любви…
Я люблю, тебя , жизнь! Та жизнь! Моя первая.
Научились, приспособились, перестроились.
Я — тогда вырос. И часть меня всегда «там». С Присягой вместе.
Деньги, деньги… Туда, во мрак, голыми все уйдем. Но- как?
Раньше — красиво. И с достоинством. Под раскаты трех залпов. А нынче?
Ну, кому-то и муэдзин-соловей.
К вере многие обратились.
А я — верую в Советский Союз, и себя в нем, пусть и в качестве винтика. И все ж вертелось? А куда без винтика!
Нет, тогда я был счастлив. И кто чего б не говорил и не мудрил,
все мы из этого родника. И не надо дегустаторов изображать. И морду кривить. Исток был чистым. Сами и загадили.

Андрей Данилов. Киев.