Анатолий Горбачёв «Бискай». Из поэмы «Океан»

1

Прошли Ла-Манш. Скрывается пролив,

Прощаемся надолго с берегами,

Привольно чайки реют над валами

И тает гор полуденных массив. Атлантика!

С землёю встреч довольно.

Корабль легко качают, нежат волны.

2

Гремит простор, не ведая преграды,

Стремятся волны свой ускорить бег,

Вершины в пене, кажется, что снег

Покрыл валов бессчетные армады.

Бросает туча стрелы дождевые

В пучину волн, под взрывы грозовые.

Шторм покоряет гневной красотой,

Пленительной, исполненной мечтой.

3

Открылся за далями в шквальную пору,

Утёс величавый. Биская волна,

Свободы, порыва и мощи полна,

Летит на скалистую, черную гору,

Что мрачно нависла своей крутизной,

Над бездной летучей, под нервной грозой!

4

Тревога! По вантам летим в небеса.

Ладони, как прежде, уже не стираем,

Любые команды стремглав исполняем,

Как просто: поднять и убрать паруса!

Взлетая на реи по скользким канатам,

Всё делаем четко, надежно, как надо.

5

Утёс Нормандии истаял в отдаленье.

Оснастка корабля звенит тугой струной

И вторит вихрям бури штормовой,

И вызывает юных душ волненье,

Что для сердец ещё милей,

Чем образ гневных вод, порою славных лет и дней!

6

Свобода! Шторм разгонный молод,

Неукротим в порывах и могуч,

Вздымает гребни волн до туч,

И сладко барка пахнут смолы!

Сектанты наши, в этот час тревожный,

«Снимают с неба» гаснущие звёзды.

7

Подлодок, в перспективе, штурмана

Ведём посменно корабля прокладку.

Гордись, наставник, астроном Девятко4,

Теперь твоя подсказка не нужна!

По мненью всех курсантских поколений,

И Степаненко5 — навигатор-гений!

8

До третьей реи волны хлещут.

Неистов их утробный вой.

Вот скрылся мостик под водой,

И чудится, «Седов» трепещет,

И голос тучи громовой

Витает над стремительной волной.

9

Барк бьётся с белогривыми валами,

Живыми, полными неукротимой страсти,

Не поддаётся их могучей власти,

Парит виденьем дивным над волнами,

Нет, не парит, летит, пронзая в блеске тучи,

Мятежных волн холмы, а следом бездны — кручи.

Луч солнца рвёт струистые туманы…

Минутою его уже не станет.

Тревожны и прекрасны ураганы!

10

В полночной мгле вдруг судно задрожало.

Сбил спесь с зазнаек ураганный шторм.

Заклокотала бездна за бортом,

Казалось, не спастись от злобы шквала.

Бискай не позабуду никогда:

Запомнилась ночь ада навсегда!

Не покидал свой мостик Митрофанов6,

Пример достойный дал о долге капитанов.

11

Так встретили мы первый ураган.

И подтвердилось, что Бискай — обитель

Штормов жестоких, мстительный учитель,

Не пустит слабых духом в океан!

О, как свежи давно былые дни,

Со мной останутся пожизненно они!

12

И до сих пор в моих очах

Волн штормовых ревущие стремнины,

Широкие бездонные долины

Между валов, чьи светятся вершины.

Покажется, что черт ярится в небесах…

Не передать прекрасный ад в словах!

Бесстрашно барк сражается с волной

Над океанской бурной глубиной!

13

Как эхо славной песни молодой,

Идёт «Седов» над бурным океаном,

Крылатым, исполинским великаном,

Под чёрной тучей грозовой.

И только соль волны или невольных слёз

Прервёт виденье милых сердцу грёз.

14

Уносит память вновь к звенящим парусам,

Туда, в объятья грозового шквала,

Где сердце стойким духом удивляло

И билось страстно, в лад другим сердцам.

Судьба, храни, что было славно, гордо, смело,

Считай гимн юности мечта в строках поэмы спела!

15

Атлантика. Цепочка гор Испании —

Повтор багрянца озаренных вод.

Заката пламень нежит небосвод,

Биская шторм ушёл в воспоминания.

Но внемлет сердце волшебству ночному

Движенью плавных волн по лону золотому.

16

Покой нарушен. Звездный свет угас.

Крылом аспидным наползает туча.

Сверканье молний. Дождь летучий!

Стеной волна! Барк захлестнет сейчас!

Он для неё теперь преграда,

Шутить с Нептуном в гневный час не надо.

17

Безумствуют порывы дождевые,

Мгновенье — тьма искрой озарена,

Фосфоресцирует упругая волна,

Неистовы раскаты грозовые,

И песня сердца отозваться рада

Потоку ливня в бриллиантах града!

18

И снова тишина, и звёздный небосклон

Лазурно чист, от шторма отдыхая,

Царит дыханье сказочного рая,

И чудится, что это только сон,

Прекрасный сон, редчайшее виденье,

Пред тайной океана очищенье.

19.

И чувства воспарили, где Испания

Ещё ждала прохладу из лазури,

Столь редкую для знойного июля,

Обитель гениев, священная Сервантия,

Проснётся скоро в аромате роз,

В туманах трав и росных блёстках грёз.

20

Я с ней душой. И пусть безмолвны тени,

Они ко мне идут из тьмы веков

Живым дыханьем песен и стихов,

Восторгом восхищенных поколений.

Благословенны дух её, перо и кисть, и холст,

Над Антлантидой наведённый мост!

На свете нет пленительней страстей,

Достойных пресвятейших алтарей.

21

Прощай, Испания, неси и ты свой крест,

Как я тебя, люби мою Россию,

Ответь добром страданьям пилигрима:

Им нет конца, взгляни окрест!

Покоя в мире нет поныне,

Как и надежды на Отца, на дух, на миф

о «сущем» Сыне.

22

Мы так близки по мукам вековым,

Кроваво наше поприще земное:

И грешное, и истинно святое,

Где твой народ, как мой, непобедим!

Любовь к Отечеству храним веками свято.

Есть общность судеб: брат пошел на брата.

23

Сервантия всё дальше уходила.

Вечерний бриз наполнил паруса.

Маяк последний бился в небеса,

Но и его тьма быстро поглотила.

Продолжен курс в открытый океан,

До тропиков желанных южных стран.

24

Европа за холмом. На ясном небоскате

Сахары виды удивляют взгляд,

На паруса советские глядят,

Под вечер тонут в озарённом злате.

Истаяла гряда песчаных волн и гор.

Вокруг безмолвие, Атлантики простор!

4   Капитан 1-го ранга Девятко -талантливый преподаватель 2-го
ВВМУ (подводного плавания), участник дальнего плавания бар­
ка «Седов» в 1956 г.

5   Степаненко — тоже.

6 Капитан 1 ранга Митрофанов командир барка «Седов» в 50-60 г.г.

Анатолий Горбачёв

Комментарий НА "Анатолий Горбачёв «Бискай». Из поэмы «Океан»"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*

code