Алексей Солнышков. Стихи.

Прекрасной Лине Лукиничне Панченко
 Стихотворение на день рождения Бадри Догонадзе,
дописанное двадцать лет спустя

Упаси Вас Бог познать заботу –
О прошедшей юности тужить,
Делать нелюбимую работу,
С нелюбимой женщиною жить!
 К. Ваншенкин

О Муза! Выучи грузинский!
И к дню рожденья поспеши
воспеть торс Бадри исполинский
и широту его души!
 
Душа его в оправе тела,
должно быть, так же велика.
Она, коль примется за дело,
так это, верно, на века.
 
Но кто там точно разберется –
в чужой душе дорожек нет.
Зато как водка с Бадри пьется!
И как съедается обед!
 
Да, день рожденья – испытанье
для головы и живота.
Но всё – не то! Не в этом тайно
живет курсантская мечта.
 
Конечно, в том, чтоб меж закусок
обнять волнительный бочок
и ощутить взаимность чувства,
а не рассерженый тычок.
 
А впрочем, это эфемерно,
наутро – в строй. Вчерашний день
свои виденья и томленья
привычно убирает в тень.    
 
Но в промежутках увольнений
и дерзких рейдов за забор
вдруг прорастают озаренья
сквозь суеты пустяшной сор.
 
Недавно, Бадри, в книжке умной
я прочитал один завет.
Коль хочешь – ты о нем подумай,
ну а не хочешь – так и нет.
 
Итак, из книжки повторяю,   
переменив и ритм, и слог:
«Я в этот день тебе желаю,
чтоб счастье ты своё берег!
 
И под веселый звон бокала,
под шум седой волны морской,
чтоб белой чайкой пролетала
мечта, презревшая покой!
 
Судьбу не истереть, хоть годы
бегут своею чередой,
Любовь, Работа и Свобода
всегда пусть следуют с тобой!»
                                4 марта 1981 г. –  август 2001 г.

***
Неоконченное стихотворение
ко дню рождения
лейтенанта Андрея Левченко,
молодожена, медовый
месяц которого из-за
длительного плавания
затянулся почти на полтора года.

 Офицерам и лейтенантам построиться на юте!
объявление по корабельной трансляции.

Очень жарко, но не это главное.
Главное – что дома не были давно.
Я б в родной Владивостокской гавани
лег бы и лежал – хоть бы на дно!
 
Нет, наверно здесь все это кажется,
будь я дома – что там зря мечтать -
я б не лег на дно любимой гавани,
я б к жене на крыльях стал  летать!
 
Впрочем, не дадут летать начальники.
Крылья оборвут. А дело в том,
что трехсменка – тихим ли, отчаянным
лейтенантам – не дает увидеть дом…
 
Перед лейтенантом фотография –
все в ней: память, грезы и любовь.
Впечатленья очень небогатые,
но упорно пенящие кровь.
 
Катится волна у борта синяя -
ветер, море, солнце, да песок…
Где ты, нежная моя, красивая,
где твой колокольчик-голосок…
 
… Ладно, все пройдет. И может, к лучшему
то, что через год к своей жене
возвратится лейтенант, обученный
действиям, полезным на войне…
 
Не нашел конец стихотворению –
что Андрею было пожелать:
чтобы не сгорел от нетерпения,
а жена чтоб выучилась ждать?
 
… Но прошло полгода. И на пристани,
обезумев от такой любви,
безрассудно, яростно, неистово
бросились в объятия они.
 
А потом стояли словно пьяные,
и не слыша брАвурных речей, -
уж простите штампы окаянные, -
пили, пили счастье из очей.
 
Даже политическим работникам
стало стыдно. Скомкав словеса,
отпустили всех любви невольников
по своим домашним адресам…
 
…Двадцать лет прошло с тех пор без малого;
как бы в тот январь попасть опять –
я устал от сытого и вялого,
я хочу дружить, любить, мечтать.
                                 6 января 1985 г. – август 2001 г.

***

Истребителю

Я – Як, истребитель, мотор мой звенит…
 В. Высоцкий

Возвысьте меня, возвысьте!
Я песни вам буду петь.
И даже из неказистого
Казистое стану плесть.
 
Я экстрагирую совесть
Из тех, кто ее потерял.
Ведь помнят, наверно, как ссорились
Друг с другом за идеал.
 
Давно это было. Но – было!
Мы вспомним начало дел.
Сейчас, когда все застыло,
О прошлом я вам бы спел.
 
Душой не кривлю, не в правилах –
Я тоже ведь был молодым…
…Уметь надо спеть, чтоб понравилось:
И этим, и другим…
 
…Неужто уже и нечего –
Экстракта чуть-чуть набрал.
Тут есть кое-что. А подсвечивать
Поможет пусть наш идеал.
 
А ну-ка: в бутыль как в линзу,
Что светит где – всё сюда!
… И вот уже заискрилось –
То ли экстракт, то ль вода…
 
А снизу: и хляби, и пустоши,
А снизу: и вор, и вранье.
Я свет экстрагирую – слушайте!..
… Вот как только быть с вороньем?..
 
Усилье, еще усилье!
Талант мне на что мой дан!?
Я – поднят. И я осилю!
Свет – непременно создам!
 
…Вроде – парю победителем
Над лучезарной землей.
А лучше –
за истребителем –
Честно
и вниз головой.
                         26 декабря 1985 г.

***
Про поросёнка Петю

Грустно жить на свете
поросенку Пете.
Он не блеял в поле
как козленок Коля.
Он не плавал в луже
как утенок Жужа.
Но зато есть радость
тайная у Пети -
обещали Петю
продавать в буфете.
               октябрь 1987 г.

***
Про ананас

Снова в пруду утонул ананас.
Значит, опять плохо скажут о нас.
Скажут, что мы его бедного съели,
что он похоронен в прожорливом теле.
 
Это неправда! Ведь тот ананас
долго бежал, спотыкаясь от нас.
Долго петлял по дорожкам, полянкам,
ножку сломал на какой-то делянке.
И утомясь, подбегая к пруду,
он поскользнулся, на нашу беду.
 
В воду упал он – так было на деле.
Честное слово, его мы не ели!
                                  20 августа 1990 г.

***
Стихи, написанные по поводу
 предстоящей покупки цветов

Вы на прошлой встрече мне сказали,
Что цветы Вам в радость только летом
И еще три месяца весною,
И еще, быть может, в сентябре.
Этим я словам тотчас поверил –
Мне ведь тоже в это время в радость
Принимать подарки и цветы.
 
А еще я Вам тотчас поверил
Потому, что я хочу Вам верить.
Впрочем, есть еще одна причина,
Но о ней пока я умолчу…
Признаю и честно подтверждаю,
Что сейчас совсем уже не лето,
Да и осень снова в тяжкой коме,
Но какое дело мне до них!..
 
Я пройду лоточников лукавых,
Загляну в цветочные палатки,
Рассмотрю голландские гвоздики,
Надышусь бальзамом хризантем.
Вот теперь я назову причину -
Я люблю Вас. И хочу Вам верить
Просто потому, что Вас люблю!
 
… Если Вас признанье не устроит,
Или чем-то вдруг не приглянется,
Правду мне в ответ не говорите,
Отвечайте: «Ну конечно, милый,
Я давно ждала от Вас признанья,
И его хотела я услышать
Потому, что тоже Вас люблю!»
                        ноябрь 1995 г.

***
Гимн цивилизации в свете теорий И. Канта и А. Эйнштейна

Дальше, выше, быстрее
девиз олимпийского движения
Юная леди по имени Кэт
 Двигалась много быстрее чем свет,
Но попадала всегда не туда –
В прошлое можно влететь иногда   
фольклор британских астрофизиков

Я мчусь вперед, преград не различая,
разнявших бытие с небытием.
Я мчусь, безмерным пламенем сжигая,
усердие безмерное свое.
 
Но, что - один? – усилия растают.
Я призываю тысячи людей.
Мы - вместе мчим, мгновенья протыкая,
сворачивая остовы идей.
 
Весь мир трещит, срываясь с траекторий,
огни вселенных катятся во мгле…
Но мы сплотили тысячи теорий,
чтоб счастье принести родной земле!
 
И наше благороднейшее братство,
прорвав континуум, несется вопреки.
И искажая время и пространство,
по палубам гуляют ветерки…
 
Я верю: мы примчим к воротам рая
и счастье вырвем, и друзей вернем,
и всё поймем, и всё про все узнаем,
и всё, что мы разбили – соберем.
 
Мы жертвовали долго и напрасно,
мы не жалели многого в пути.
И нам, за эти муки - счастье, счастье, -
мы просим: путь наш тяжкий освети!
 
Мы ждем тебя с отчаяньем надежды,
зовем и молим, чтобы ты пришло,
изнемогая от своей одежды,
что нам вручило наше ремесло.
 
… Но всё ревут безумные моторы,
и с каждым мигом цель отдаленЕй.
А счастья нет. И не надейся скоро.
 
…И глазки бездны лезут из щелей.
                                    январь 2001 г.

***
Ты - женщина. И тихое «люблю»
В твоих устах вдруг развернет движенье
И превратит в победу пораженье,
И станет - как фортуна кораблю.
 
Ты - женщина, и значит, не вольна
Богам любви отказывать в согласьи.
Как здравый смысл ни требует участья –
Все поглотит бегущая волна.
 
Волна охватит берег весь собой –
Так, будто море стало вдруг полнее.
Я в нем тону, от радости немея…
Но отступает ласковый прибой.
 
И я лежу, заброшенный в песок,
Не осознав всей прелести волненья,
Когда волна волшебным вдохновеньем
Меня влечет, мурлыкая в висок.
 
Как мне, волна, тебя теперь найти?
И я иду по кромке побережья,
Храня мечту и пестуя надежду
Всем смыслам и законам вопреки.
 
…И нет в ответ ни взгляда, ни руки.
                                    8 марта  2001 г.

***
Письмо в город

Вы гостили у нас в прошлый год,
Вы снимали каморку за печкой,
Ели вишни, купались на речке,
Любовались на солнца восход.
 
Я тогда Вас на лодке катал,
Я носил Вам корзину с грибами,
У соседа глухими ночами
Я малину для Вас воровал.
 
А теперь – может отпуск Ваш мал –
Вы не едете – что за досада.
Наш сосед всю малину из сада
На варенье давно перебрал.
 
Я пишу Вам, что здесь недород,
Что без Вас у нас с климатом плохо:
В огороде посохла картоха,
И капуста никак не взойдет.
 
Приезжайте скорее сюда –
Возвратите нам цели и смыслы,
Оживите в нас чувства и мысли.
Я прошу Вас: ответьте мне «да».
 
Если вы пожалеете нас –
               Пожелаете нас хоть немного,
Вам туда и обратно дорога
Будет легкой. И короток час.
 
Только верю я, что навсегда
Вы приедете пренепременно.
В Вашей комнате, кажется, стены
Вспоминают о Вас иногда.
 
Если Вы к нам вернетесь домой
Расцветут все цветы в огороде,
Катаклизмы утихнут в природе,
И в душе воцарится покой.
 
Я куплю Вам в сельпо сапоги,
Будем вместе копаться на грядках –
Все у нас с Вами будет в порядке…
… Брошу пить… И отдам все долги…
                                    август 2001 г.

***
Эвтаназия. Сон

Доктор, дайте морфию
Потайную порцию.
Буду сладко умирать,
Буду тихо засыпать –
Будто плавно,
Будто нежно
На салазках уезжать.
 
Без ухабов и тычков,
Без обрывков и клочков,
Без бессмысленных прощаний
И хрустальных башмачков.
 
Словно ласковой рукой
Мама саночки со мной
По пушистому снежочку
Покатила за собой.

Ах, как славно я качу,
Как бессловно я кричу:
«Мама, мама, догадайся,
Что я ехать не хочу!»

- Что ты, милый, все кричишь?
Не пугайся, мой малыш,
Первый снег сегодня выпал –
Ты об этом говоришь?

«Это, мамочка, не снег –
Страшен мне салазок бег:
Я сейчас своей рукою
Расплету свой краткий век!»

Только мама не поймет –
Быстро саночки везет,
Превращаясь понемногу
В вихря снежного полет.
 
Заметает белый снег:
То ли это зайкин след,
То ли плачет у дороги
Мой любимый человек.

- Это, милый, только снег,
Здесь не ходит человек –
Между сном и между смертью
Для других дорожек нет.
 
Я один вперед качу.
Пусть хоть так, но жить хочу –
«Только снег этот оставьте» –
Как молитву бормочу…
 
Растворилась колея –
Прекратилась жизнь моя.
Вспоминайте, дорогие,
Что на свете жил и я.
                         август 2001 г.

***
На сегодня – все. Кольцо замкнулось:
Неподвластна уговорам и речам
Ты внезапно так мне улыбнулась,
Что в волненьи чуть не закричал!
 
Я в твоей улыбке нежной-нежной
Разглядел такую благодать,
Прочитал такую безмятежность,
О которых начал забывать.
 
И ходил потом весь вечер счастливо,
И не веря в то, что вдруг узнал
Осторожно, недоверчиво, опасливо
Я подглядывал в твои глаза.
 
И поймав мой взгляд, бегущий искоса,
Ты смеялась – тихо и светло.
А потом безудержно, неистово
Принялась мне целовать лицо.
 
… Только ночь свои приводит тени,
И никто не скажет наперед
Сколько из вчерашних обретений
До восхода солнца доживет.
                                               16 сентября 2001 г.

***
Диалог в коридоре учреждения

- Мы с Вами встретились во сне,
Позавчера, почти под утро,
Вы были влюблены, как будто,
И обещали счастье мне.
 
Надев прозрачный пеньюар
В том сне я Вас уже желала,
И обожала. И лежала
Преподнося себя как дар.
 
От страсти голос Ваш звенел
И тело наполнял он зноем…
Но тут будильник зазвенел
В одно мгновенье все расстроив…
 
Мне с Вами было хорошо,
Но Ваши чувства так опасны,
Они опасны, но прекрасны,
И я позволю вам еще.
 
Однако ж, нам в постели быть
Неосмотрительно и глупо –
Когда храпит под боком тупо
Мой муж, ленящийся любить.
 
Но если Вы и посейчас
Не растеряли Ваши чувства,
Я жду признания от Вас
Как вдохновенья от искусства!
 
Те ваши нежные слова
И страсть горячих поцелуев
Уже два дня в душе ношу я
Скрывая их едва-едва.
 
Так много лет ходили мы
В конторских коридорах мимо…
…Я догадалась – Вы незримо
Мне дали знать, что влюблены.
 
Что ж, пусть расправится петля
Судьбы, порвав запреты правил.
Мы с Вами вольны все исправить…
Как все чудесно: Вы и я…
 
- Простите, я не помню сон.
Я выпил сильно в этот вечер,
Наверно потому при встрече
В том сне сказал Вам, что влюблен.
 
Но Вы неплохо сложены
И очень даже симпатичны.
И чтоб не портились привычки –
Готов – покуда нет жены.
 
Про правила сказали Вы,
По-моему, весьма удачно –
Альтернативы связям брачным
Традиционно не новы.
 
Готов составить счастье Вам
И подарить себя на время,
Надеюсь я, что эта тема
Проветрит наш семейный хлам.
 
«- Да». Но сейчас она поймет
Как оскорбительно и жалко
Ее любви ночной полет
Закончился его подарком.
 
Но, может быть, в какой-то год
Вялотекущих отношений
К нему уже любовь придет
Не спрашивая разрешенья.
 
И если вытерпит она
Его ленивые забавы,
То будет вознаграждена
За годы верности по праву.
 
Но вероятнее всего,
Растает все до третьей встречи,
И станет стыдно ей за речи,
Что говорила для него.
 
А впредь, взамен волшебных снов
Лишь сериалы про любовь.
                        декабрь 2001 г.

***
Признание

Из конца в конец апреля путь держу я…
                        Б. Окуджава
- Неправда, неправда! Мы были не в экстазе, мы были в сарае!
                        Из протокола.

В первых строках своего стихотворенья
Я ищу у Вас взаимного ответа.
Даже если это повторенье –
Из известного поэта.
 
Я люблю Вас потому, что мне приспело,
Потому, что Вы готовите неплохо.
И к тому ж, взглянув на Ваше тело –
Ощущаешь дух эпохи.
 
В прошлый раз я Вас вниманием обидел –
И крупнее повидал я и круглее.
А намедни в бане я увидел –
Вашу шею, вашу шею…
 
Я прошу вас быть со мною благосклонной –
Ведь любовь мою увлечь не так-то просто,
Потому, что мыслью отвлеченной
Занят мозг мой, занят мозг мой:
 
По деревне босиком в грозу хожу я
Чтоб поймать немного кармы с того света –
Ох, и нелегка судьба – скажу я –
Настоящего поэта!
 
Настоящим быть поэтом так непросто,
Но шепну Вам по секрету:  и не сложно –
Приходите ночью ко мне в гости,
Ведь к поэтам ночью можно.
 
Лезьте к нам через забор – калитку мама
Запирает по ночам от всякой швали
И в сарай ко мне бегите прямо –
Чтобы дома не узнали.
 
Вас дворовый наш Полкан не покусает –
Я его собачью душу понимаю –
Как его душа по Вам скучает –
Завывает, завывает.
 
Если Вы ко мне придете этой ночью,
То к утру Вас Музой сделаю поэта –
Много многозначных многоточий
Сочиню я Вам  за это.
 
Ну а если Вас собака покусает,
Или, может, во дворе поймает мама –
Это жизнь, а в жизни все бывает –
Ведь любовь – немного драма.
 
Я открыл Вам поэтическую душу,
Жду ответного от Вас ко мне движенья –
Мы всю ночь в сарае будем слушать
Как приходит вдохновенье.
                                    июль 2002 г.

***
“Вышел месяц из тумана,
Вынул ножик из кармана”:
-  Эй! Несите колбасу,
Булку я уже несу!
Звезды выстроились в ряд:
- Будем кушать! – говорят.
 
Как все просто и понятно,
Даже то, что необъятно.
Свет торшера, вечер, дом,
И тепло мне в доме том.
Утром – двор, и там – друзья.
Это – можно, то – нельзя.
 
Но проходит десять лет
И простых ответов нет.
И с тех пор в пространствах мысли
Мы блуждать обречены,
Собирая блики истин
Из далекой глубины.
 
Из далекой глубины
Детства брошенной страны.
И по зыбкому мосточку
За своей судьбой идем,
Но не истину, а точку
Знаем лишь, что обретем.
 
Помогите, доктора –
Возвращаться нам пора.
Возвращаться в теплый дом
Где торшер, и мы вдвоем
С мамой думаем про месяц,
Что прошелся за окном.
 
Только нету докторов –
Не идут ко мне на зов.
                        декабрь 2002 г.

***
Когда-то в детстве ты была Ассоль,
Но жизнь тебя к другому приучила.
Прибой событий, как морская соль
Твою судьбу слегка припорошила.
 
И ты забыла имя корабля,
И цель его возможного визита,
Лишь алый парус, душу опаля,
Ласкал порой надеждой неизбытой.
 
… А Грей живет на третьем этаже,
Растит детей. Формальностям послушный,
С тобой встречаясь, много лет уже
Приветствует с улыбкой равнодушной…
 
Мир упорядочен. Сандалями пыля,
Мы движемся проторенной дорогой.
И, как и прежде, глупая Земля
Летит в пространствах, накренясь немного.
 
...Но средь чужих несущихся миров
На краткий миг сближения вселенных
Вдруг вспыхнет искрой смысла бытие,
Все осветив в момент соединенья.
                                    январь 2003 г.

***
…Где-то в туманной мгле городов
Иль в звездных скоплениях истин
Оставлю тебя на заботу веков
И буду тебе молиться.
 
Чтоб вечером, перед тем как заснуть,
Вспомнить твой образ зыбкий
И верить, что будет сиять мой путь
Светом твоей улыбки.
 
И никогда не коснуться лица
Мне твоего губами,
Чтоб дни пролетали, размыв до конца
Твой образ дождем и ветрами.
 
… А может быть, просто, сойти с пути,
Тореного долгом и ленью.
Окликнуть, взять за руку, рядом пойти…
Хотя бы одно мгновенье.
                                               февраль 2003 г.
 
***
По закону о смене трех поколений

                                               Вынесет все, и широкую, ясную
                                               Грудью …
                                                       А.Н. Некрасов

Страна, где клоуны в героях,
Где подвиги сжирает хам,
Тактично лапою прикроя
Отрыжку человечьих драм.
 
Где каждый маленький начальник
Имеет право на раба.
Где гражданин или молчальник –
Иной раз больше, чем судьба.
 
Страна, в которой половина
Народа лечится вином,
Чтоб не болела и не ныла
Любовь, заросшая го***м.
 
Страна лесов без измеренья,
Что могут хоть сто лет гореть,
Пока, сменяясь, поколенья
Успеют трижды умереть…
 
И сбудется закон – по праву
И за страданья прошлых лет
Над всё стерпевшею державой
Прольется благодатный свет.
 
И вот тогда к нам издалека,
Как в исторический музей
Пойдут печальные потоки
Из самых искренних друзей.
 
Они рассмотрят осторожно
И спросят тихим шепотком:
“Кормить их понемножку можно?
  Не станет плохо им потом?”
 
“Не станет плохо нам, не станет!” –
К ним руки жесткие с мольбой
Страна убогая протянет
Светясь мечтою голубой.
                                    апрель 2003 г.

***
Ночь набросала на крыши
Снег лепестков от вишен.
Ветер свивает их стаи
Вместе с нашими снами…
…А за спиною рассвета
Тихо крадется лето.
                                    9 февраля 2004 г.

***
В жизни всегда есть место подвигу

Ибо плоть Моя истинно есть пища, и кровь
Моя истинно есть питие.
Евангелие от Иоанна

Лучшие – сами хотели.
Служа добру и уму,
Они отрезали от тела
Кусочки – по одному.
 
И каждое утро для нищих,
Сдобрив кровью своей,
Клали дары эти в ниши
Уличных алтарей.
 
Их вера с дарами крепла,
Им проповедь – как бальзам.
И были средь них, чье тело –
Рука, да язык, да глаза.
 
А все остальное – рана,
Но брал их чудной азарт:
-«Пойми, мой товарищ, рано
Нам отступать назад.
 
Пока еще сердце бьется,
Не оскудеет рука.
Кто жаждет – пусть тот напьется.
Отныне, и – на века».
 
Они откликались зову
Набата в руках звонарей,
Который учил: с любовью
Себя отдавать для людей.
 
И было им в этом счастье,
И знали они, что жизнь
Убогих – в их доброй власти
И верно служили им.
 
И кто-то, отдав всю жертву,
С чувством, что выполнил долг
Падал, качаемый ветром
И гнил у обочин дорог.
 
И были ещё другие -
Заказывавшие набат.
Они к алтарям приходили
Тогда, когда все уже спят.
 
Знали они, что стыдно
Брать среди дня с алтаря,
Когда это глупое быдло
Режет себя зазря.
 
Они приходили ночью
И все уносили с собой.
Они вызывали рабочих
Трупы сгребать с мостовой.
 
А после нищие дети
Сползались под алтари.
И шарили в нишах этих
Под свет наступавшей зари.
 
И было иному счастье –
Найдя случайный кусок,
Под тумаки прозевавших,
Всосать живительный сок…
 
…А утром звучали речи,
И чистою мостовой
Тянулись ряды человечьи
Жертвующих собой.
 
И кто-то выкрикнул резко
Тянущимся к алтарям,
Что все принесенное дерзко
Ночами уносит хам!
 
Но благочестия полный
Скептикам вопреки
Ответил один умудренный
С обрезком вместо руки.
 
- Мы знаем об этом, но все же,
Сегодня, в рассветный час
Кто-то из нас, быть может,
Ребенка нищего спас.
 
- И пусть на копейку отдача
От нашей судьбы. Не беда.
Мы просто не можем иначе
И будем такими всегда.
 
- Поймите, не наше дело
Кто прав или виноват…
…А проповедь вновь гремела,
И звал к алтарям набат.
                                    ноябрь 2004 г.

***
Тане

Просто жить, не поправляя почерка
И ловить звучащую волну,
В пеньи птиц угадывать пророчества
И смотреть, как в зеркало, в Луну.
 
Просто знать, что всё везде поправится,
Просыпаться с верой в чудеса.
Просто – проходить и людям нравиться.
Просто – слышать счастья голоса.
 
Просто – чтобы звезды были яркими,
Чтоб заря багрила небосвод.
Чтоб судьба волшебными подарками
Отмечала дней круговорот.
                                    31 августа 2006 г.

***
Нынче утром вышел гений
Из тумана, как вуали,
Так как в ночь Больших Гонений
Мы его не догоняли.
 
Мы его теперь не ищем –
Пусть идет в свое блаженство.
Потому, что много пищи,
Много, то есть, совершенства.
 
Пусть идет своей дорогой
Сердцем чувствуя узлы –
Вслед глядим ему с порога
Тёмны, скученны и злы.
                                     1 сентября 2006 г.

***
К дню российского патриота

Я - поэт, хоть служу в магазине.
В прейскуранте своею рукой
я рифмую о зимней резине
и мешках с кукурузной мукой.

Каждый день я стою у прилавка
(если сменщик уйдет на обед),
а душа моя жаждет порядка,
а порядка - полвека как нет.

А я жду возрожденья России -
чтоб она, словно строгая мать,
с виноватых - за всё бы спросила,
чтоб любовь от безвинных принять...

Но кругом - нехорошие лица,
я, смиривши обиды, молчу.
А тем временем, из-за границы -
гадят, льют на Россию мочу!

...Как-то раз к нам зашел посетитель,
я ему - чтоб страну почитал -
"...где бы сеятель твой и хранитель..." -
в общем, стих про народ зачитал.

А ему - подавай апельсины,
а стихи про народ - западло!..
Будут плакать родные осины,
осознав небреженье его!

Он ушел, азиатская морда.
Он - не любит – суди его Бог!
Но за это - достойно и гордо
я обвесил его - сколько смог!

...И пускай бездуховные сразу
скажут плохо про наш магазин,
верю я, что чужая зараза
не изгадит родимых осин.

Убежден я, что лет через двести -
хоть кого в целом мире спроси
про соборность с духовностью - вместе
скажут все - это лишь на Руси!

Часто я запираюсь в кладовке,
чтоб мечтать о величьи страны.
Пусть, покамест, выходит неловко -
вы мне в этом мешать не должны!

Я в кладовку вам дверь не открою,
потому, что святые дела
греховодно делить с суетою:
суета-суесловье-хула...

И ничто б не мешало отраде
свет улавливать от алтарей,
только - как иноземные гады -
тараканы ползут из щелей.
Тут нисходит в меня вдохновенье
(потому, что Россию люблю),
я вхожу от него в исступленье
И давлю их! Давлю их!! Давлю!!!
                                    3 ноября 2008 г.

***
Ответ на стихотворение Николая Курина
[1] «Последний поход БПК Ташкент»


…А мне и нечего сказать...
Ушли года 
            и смыслы с ними.
"Нам не дано предугадать"...
            и не дано исправить линий.
Тех, что из нынешних времен
ведут путями прожитыми
в эпоху, где я был влюблён
в моря,
            в страну.
                        И горд был ими...
                                               2009 г.

[1] Николай – выпускник КВВМПУ, был старпомом, 
командиром корабля.


Солнышков Алексей