29 мая 1909 года погибла подводная лодка «Камбала»

Подводная лодка "Камбала"

События более чем столетней давности заставляют ещё раз всех причастных к подводному флоту вспомнить — что, служение на подводных лодках – это Религия, а быть подводником – это Судьба. Именно тогда, в начале 20-ого века, закладывались традиции русского подплава и вырабатывался новый тип морского офицера – офицер-подводник. Они были первопроходцами. Это они первыми вписали и тактику ведения подводной войны, и способы боевого использования подводных лодок. Это они закладывали тот высокий ценз знаний и человеческих качеств, которым должен обладать подводник. А их начало в накоплении опыта проведения ночных атак было предтечей атаки подводной лодки С-13 под командованием легендарного Маринеско, потом, в сорок пятом.

Подводная лодка «Камбала» была заказана Морским ведомством России на судоверфи Ф. Круппа в городе Киле (Германия) — 24 мая 1904 года. В это год был подписан контракт на постройку 3-х подводных лодок типа «Е» — по проекту кораблестроителя Раймона Эквиллей. Раймонд Эквиллей – испанец, работал в конструкторском бюро из-вестной верфи «Форж и Шантье» в Тулоне. В 1902 г. предложил разработанный им проект подводной лодки верфи «Германия» в Киле. Новый владелец верфи Фридрих Крупп принял предложение, и в феврале того же года нача-лись работы по строительству экспериментальной подводной лодки «Форель». Эта лодка впоследствии будет подарена России в качестве бонуса к заказу подводных лодок под заводскими номерами 109, 110, 111.

Подводная лодка «Камбала» была заложена под №- 111 в мае 1904 года. Через два года — 25 июля 1906 года была зачислена в списки кораблей Черного моря. 8 сентября 1907 года «Камбала» была принята с обязательством устра-нения выявленных на испытаниях замечаний за счет фирмы. 19 сентября 1907 года граждане немецкого города Экенферд вручили экипажу «Камбала» шелковый памятный флаг. В конце лета 1907 года подводная лодка своим ходом перешла в Либаву (Лиепая, Латвия), где и был сформирован экипаж из моряков подводного флота Балтий-ского моря. И уже 22 апреля 1908 года была отправлена по железной дороге в Севастополь вместе с экипажем. Здесь надо заметить что, в те впервые годы становления подводного флота России, экипажи набирались исключи-тельно на добровольной основе и взаимоотношения внутри команды ПЛ существенно отличались в лучшую сторо-ну от взаимоотношений на флоте в целом. Традиция братских взаимоотношений среди подводников живет и по-ныне.

Технические характеристики подводной лодки «Камбала»: — водоизмещение надводное 209 тонн, подводное – 235 тонн, длина – 39,62 метра, ширина – 3,12 метра, осадка – 2,82 метра. Имела два дизельных мотора по 200 л.с. и два электромотора по 180 л.с. Две выдвижных вентиляционных трубы: носовая – над торпедным отсеком и кормовая – над машинным отделением. Вооружение: один 457-мм торпедный аппарат, два 457-мм аппарата Джевецкого. Экипаж: 29 человек.

Весной 1909 года «Камбала» принимала участие в боевых учениях кораблей Черного моря. По плану командова-ния, 29 мая она должна была «атаковать» у входа в Южную бухту черноморскую эскадру, возвращавшуюся из Ев-патории. В 21 час 30 минут «Камбала» отошла от борта своей базы — линейного корабля «Двенадцать апостолов», взяв курс в сторону Стрелецкой бухты. Командовал ею лейтенант Михаил Аквилонов, заменивший командира ПЛ «Камбала» лейтенанта графа П.Ф. Келлер, который с 20-го апреля 1909 года находился в двухмесячном отпуске по болезни. Так же на борту лодки находился капитан 2 ранга Н.М. Белкин, заведующий отрядом подводных лодок Черного моря, сын участника Синопского сражения и 349-дневной обороны Севастополя контр-адмирала М.Ф. Белкина. Новшеством во всей этой операции была – ночная атака, которую ещё 23 мая на одном из офицерских совещаний предложил капитан 2 ранга Н.М. Белкин. Но так как начальство севастопольского порта осторожничало в этом вопросе, заведующий отрядом подводных лодок вызвался сам провести этот эксперимент. На что получил «добро» от морского руководства. Дождавшись полной темноты в намеченном месте, лодка застопорила машины и стала ждать эскадру. Оставив у перископа командира ПЛ лейтенанта Аквилонова, капитан 2 ранга Белкин занялся расчётами торпедной атаки. По их завершению Н.М. Белкин принял решение всплыть и произвести атаку в надводном положении, не решаясь атаковать корабль противника из-под воды. Лодка всплыла и погрузилась в позиционное положение, то есть, приняла только часть водяного балласта. Этим самым «уменьшила силуэт» и стала еще менее заметной. Дождавшись в темноте подхода «противника», «Камбала» успешно провела учебную атаку, выпустив торпеду по головному броненосецу «Пантелеймон» (бывший “Потемкин”, переименованный после событий 1905 года). После, пройдя на близком расстоянии по его борту, командир отряда начал маневр, решив лечь на параллельный курс эскадре с поворотом влево. Стоящий на мостике командир подводной лодки или отвлекся от маневра, или неправильно рассчитал дистанцию, но лодка, маневрируя, начала смещаться вправо, не справляясь с циркуляцией хода. Этот маневр был роковым! Существует ещё одна версия этой ошибки командира, она приведена в книге Василия Меркушева «Записки подводника». Эта версия говорит об управлении кораблем по румпелю, когда рулевая проводка была сделана таким образом, что при команде «право на борт» — рулевой должен был вращать штурвал влево, и наоборот. Возможно, ошибка произошла именно из-за неправильно выполненных действий. Но как бы там ни было, в 22 часа 30 минут 29 мая – подводная лодка «Камбала» была протаранена форштевнем броненосца «Ростислав», в результате чего была разрезана пополам по фланцам шпангоута креплений обичаек «отсечной трубы» и затонула.

Эскадренный броненосец "Ростислав"

Эскадренный броненосец «Ростислав»

Вот как это происходило:

29 мая 1909 год.

— 23 часа 26 мин. – после выполнения лодкой учебной атаки, с «Пантелеймона» у самой воды был замечен проблес-ковый огонь в 2,5 кабельтова впереди по левому борту

— 23 часа 27мин. — огонь замечен снова в 0,5 кабельтова от левого борта, по истечению 5 сек. он погас.

— 23 часа 28мин. — с «Ростислава» увидели вспыхнувший огонь в 15 саженях от корабля, после чего последовал та-ранный удар.

Погиб весь экипаж субмарины – 20 человек.

Сыгранная на броненосце «Ростиславе» тревога и включенные прожекторы, прорезавшие темноту южной ночи, об-наружили в море только одного человека, отчаянно боровшегося за свою жизнь. Спущенная шлюпка подобрала находившегося в полубессознательном состоянии временно исполняющего обязанности командира ПЛ – лейтенанта Аквилонова.

Утром, в спешке, не приняв надлежащих предосторожностей, на место гибели подводной лодки были спущены во-долазы, добровольно согласившиеся на рискованную операцию по спасению подводников на глубине в 56-58 мет-ров, приличную по тем временам. Операцией руководил младший врач с линкора «Георгий Победоносец» — над-ворный советник И. Попов, до этого закончивший водолазную Школу в Кронштадте. Начальник морских сил Чер-ного моря вице-адмирал В.С. Сарнавский назначил его в надежде на то, что кто-то мог остаться живой в отсеках затонувшей «Камбалы».

Обследование затонувшей субмарины водолазами показало: две части лодки лежали на расстоянии 32 метров друг от друга. Но все попытки водолазов обследовать отсеки подводной лодки изнутри, успехом не увенчались, а лишь добавило к погибшим ещё одну смерть, т.к. работы на таких глубинах требуют более тщательной подготовки, как самих водолазов, так и обеспечивающего их оборудования на берегу. Через день после спусков от кессонной болезни скончался один из лучших водолазов флота – Ефим Бочкаленко, который, не смотря на усталость и технические неполадки, совершил несколько погружений в нарушении правил. Дальнейшие спуски пришлось прекратить. А после расследования гибели водолаза, по суду И. Попов был приговорен к церковному покаянию, гауптвахте и запрещению производства по линии. Но через два года, по прошению начальника УОПП контр-адмирала Левицкого – был помилован, — Приказ от 27 февраля 1912 года. Не увенчалось успехом и поднятие лодки тралом, чтобы затем отбуксировать её на отмель.

Вызванный из Кронштадта начальник Водолазной школы капитан 2 ранга М.К. фон Шульц, только после тщательных тренировок водолазов и подготовки специального оборудования приступил к спускам. Медицинское обеспечение проводил молодой врач С.В. Сакович. В результате, им удалось завести подъемные концы на носовую часть лодки. Откачивая воду из подъемных кессонных понтонов, в несколько этапов, и часть лодки (носовую) удалось отбуксировать в сухой док Южной бухты. Это произошло — 9 сентября 1909 года. Этот подъем стал рекордным для начала XX века.

Из осушенной носовой части были извлечены тела четырнадцати погибших. В рубке у штурвала лежал рулевой, заведующий отрядом подводных лодок капитан 2 ранга Белкин — лежал у перископа, мичман Тучков и остальная команда – находились в самой оконечности носовых помещений. Ворвавшийся водяной поток при разломе корпуса лодки смыл их и сделал смерть – мгновенной.

Первый осмотр лодки происходил в присутствии начальника морских сил Черного моря и прокурора Севастополь-ского военно-морского суда. Следов удара в месте разреза лодки обнаружено не было, а ее излом, в результате ко-торого отвалилась корма, прошелся по соединительному фланцу. По словам очевидцев, ««… лодка была, как бы срезана бритвой».

Люк боевой рубки оказался не задраен, (этого сделать попросту не успели – авт.), и через него все увидели тела Белкина, Тучкова и рулевого Данилова. В тот же день были извлечены еще одиннадцать тел — все они лежали нич-ком, головой по направлению к офицерскому отделению, в котором находился резервуар с запасом воздуха».

Кормовую часть «Камбалы» предполагали поднять летом 1910 года, но работы так и не были осуществлены. Место нахождения кормовой части было утеряно, и летом 1932 года водолазам ЭПРОН так и не удалось её найти.

Подводники были захоронены в братской могиле на военном кладбище города Севастополя с почестями. Вот как описывает траурную церемонию журнал «Вестник военного духовенства» за 1909 год. «Посреди баржи на устлан-ном коврами помосте возвышались гробы жертв катастрофы, прикрытые Андреевскими флагами; вокруг гробов виднелись хоругви, иконы, а также множество венков с трогательными надписями на лентах. Тотчас послышалась команда, и баржа поплыла по бухте в направлении к Херсонесскому монастырю. Начался обряд отпевания усоп-ших. В начале обряда соборный протоиерей отец Якиманский обратился к семействам погибших с пастырским словом. Он призвал безутешных вдов и сирот покорно нести крест Великого Учителя и Господа и смириться перед Его Божественным Промыслом, а стоявших тут же моряков, примером возлежащих героев, убеждал нести тяжелую службу с готовностью во всякое время пожертвовать собою за Веру Православную, за дорогое Отечество и за Ба-тюшку Царя». На стоявших в бухте кораблях были приспущены флаги. Вдоль дороги, по которой двигался скорб-ный кортеж, был выстроен почетный караул. А за войсками шли тысячи жителей Севастополя — города русской морской славы. Все нижние чины были погребены в одной братской могиле (ныне это старое городское кладбище, ул. Пожарова). Затем в Николаевском адмиралтейском соборе прошло отпевание офицеров Н.М. Белкина и Д.А. Тучкова, на которое собрались командование и офицеры Черноморского флота и Севастопольского гарнизона, ру-ководство и именитые жители города. Огромный собор был заполнен народом. Жители Севастополя запрудили все примыкающие к храму улицы, стояли по всему пути траурного кортежа от церкви до железнодорожного вокзала. Прах капитана 2 ранга Белкина был отправлен в Ярославскую губернию, в его родовое имение. Он похоронен ря-дом с могилой отца отставным контр-адмиралом Михаилом Федоровичем Белкиным, умершим в Санкт-Петербурге 12 февраля 1909 года, незадолго до гибели сына. А мичмана Тучкова — в Москву, он был захоронен на кладбище Новодевичьего монастыря. Могила его сохраняется там и поныне. На памятнике написано, что офицер погиб на подводной лодке «Камбала».

В газете «Крымский вестник» — №-234 за 1909 год, был напечатан список подводников захороненных в братской могиле. Вот их фамилии — Данилюк, Федоров, Плотников, Казаринов, Латонов, Базик, Дмиткин, Королев, Грошев, Шаронов, Прилепа, Грилян. Остальные подводники – были взяты морем.

ПОИМЕННЫЙ СПИСОК МОРЯКОВ-ПОДВОДНИКОВ ПОГИБШИХ В КАТАСТРОФЕ НА ПЛ «КАМБАЛА» 29 МАЯ 1909 ГОДА .

Базык Андрей Григорьевич – минный унтер-офицер 1 статьи, родился в 1882 году в селе Трушевцы, Чигиринского уезда, Киевской губернии.

Белкин Николай Михайлович – родился 4 декабря 1873 года в родовом имении Белкино, село Введенское, Яро-славской губернии. В службе с 1891 года. Мичман с 15 сентября 1894 года, лейтенант – 18 апреля 1899 года, ар-тиллерийский офицер 2 разряда с 23 августа 1904 года, исполнял дела старшего офицера крейсера 2 ранга «РУСЬ» с 20 сентября 1905 по 1906 год. Командир миноносца № 214 с 17 апреля 1906 по 1907 год. Командир подводной лодки « Лосось» с 04 июня 1907 года. Капитан-лейтенант – Приказом от 11 июня 1907 года. Старший офицер учебного судна «Хабаровск» с 25 июня 1907 по 1908 год. Заведующий обучением управлению подводными лодками Учебного отряда подводного плавания – с 25 июня 1907 по 1908 год. Офицер подводного плавания – Приказ от 07 декабря 1907 года. Заведующий отрядом подводного плавания Черного моря – Приказ от 24 марта 1908 года. Капитан 2 ранга с 29 марта 1909 года. Исключен из списков погибшим на подводной лодке «Камбала» — 18 июня 1909 года. Похоронен в родовом имении Ярославской губернии.

Богатырев Иван – машинист 1 статьи, на службе с 1907 года, уроженец села Дубровки, Спасской волости, Самар-ской губернии. Взят морем.

Григян Владислав Бенедиктович – машинист 1 статьи, родился в 1876 году в Домниной волости, Курляндской гу-бернии.

Грошев Алексей Ильич – машинный унтер-офицер 2 статьи, родился в 1882 году в городе Дмитровске, Орловской губернии.

Данилюк Иван Зиновьевич – рулевой унтер-офицер 1 статьи, родился в 1885 году в селе Бабинец, Сквирского уез-да, Киевской губернии.

Дмиткин Дмитрий Степанович – рулевой боцманмат, родился в 1883 году, уроженец Полтаво-Панковской волости, Елатомского уезда, Тамбовской губернии.

Казаринов Петр Ильич – минный машинист, родился в 1882 году, в Ямской слободе, Фофановской волости, Ряж-ского уезда, Рязанской губернии.

Королев Владимир Васильевич – минно-машинный унтер-офицер 1 статьи, родился в 1880 году в селе Жлобовых-Борков, Сапожковского уезда, Рязанской губернии.

Лайко Иван Ильич – минный унтер-офицер 1 статьи, на службе с 1905 года, уроженец села Сибиречки, Хомявин-ской волости, Черниговской губернии. Взят морем.

Латонов Михаил Петрович – рулевой боцманмат, родился в 1883 году в селе Юрьевка, Мокшанской волости, Пен-зенской губернии.

Омельченко Даниил — минный унтер-офицер 1 статьи, на службе с 1905 года, уроженец города Вознесенска Хер-сонской губернии. Взят морем.

Парамонов Тимофей – машинный унтер-офицер 2 статьи, на службе с 1906 года, уроженец села Столбчало, Крас-никовской волости, Волховского уезда, Орловской губернии. Взят морем.

Плотников Андрей Степанович – рулевой унтер-офицер 1 статьи, родился в 1883 году в Чистопольском уезде, Ка-занской губернии.

Прилепа Иван Антонович – моторный унтер-офицер 2 статьи, родился в 1885 году в селе Тарасовка, Кистерской волости, Черниговской губернии.

Сальников Фрол Львович – минный кондуктор, на службе с 1899 года, уроженец города Кинешма, Городищенской волости, Владимирской губернии. Взят морем.

Соломенный Кузьма – боцманмат минер, на службе с 1903 года, уроженец села Плиски, Борзенского уезда, Черни-говской губернии. Взят морем.

Тучков Дмитрий Александрович – родился 7 июля 1883 году в Москве, дворянин. Юнкер флота с 18 июня 1904 го-да. Мичман с 12 декабря 1905 года. Служил на крейсере «Минин», эскадренном броненосце «Император Николай I» (1904), крейсере II ранга «Африка», миноносце № 216, крейсере I ранга «Герцог Эдинбургский» (1905). Зачислен в запас флота — от 03 июля 1906 года. Определен в службу с 05 сентября 1907 года. Служил на броненосце бере-говой обороны «Адмирал Грейг» (с 09.1907 по 11.1907), учебном судне «Хабаровск» (с 11.1907 по 03.1908). Пере-веден в Черноморский флот (28.04.1908). Офицер подводного плавания – Приказ от 08 декабря 1908 года. Помощ-ник командира подводной лодки. Исключен из списков погибшим на подводной лодке «Камбала» от 18 июня 1909 года. (1883—1909, † Москва, Новодевичье кладбище, 4-участок).

Федоров Константин Федорович – минный машинист, родился в 1883 году, на службе с 1905 года, уроженец Мос-ковской губернии.

Шаронов Иван Иванович – минный унтер-офицер 1 статьи, родился в 1884 году в деревни Минеево, Бежецкого уезда, Тверской губернии.

Ефим Бочкаленко – унтер-офицер Школы водолазов. Погиб при ведении спасательных работ на подводной лодке «Камбала».

Выброшенный в море с ходового мостика во время столкновения, благодаря чему и остался жив, исполняющий обязанности командира подводной лодки лейтенант Михаил Аквилонов был осужден приговором военно-морского суда города Севастополя. В официальном документе говорится следующее:

«№ 946. Ливадия, 27-го ноября 1909 года.

По Высочайше утвержденному приговору военно-морского суда Севастопольского порта по делу о гибели подвод-ной лодки «Камбала» определено: командовавшего названною лодкой, ныне отставного лейтенанта Михаила Аквилонова подвергнуть заключению в крепости на шесть месяцев, без ограничения прав и преимуществ, и предать церковному покаянию по распоряжению духовного начальства, а командира линейного корабля «Ростислав», капитана 1-го ранга Сапсая 2-го, в действиях коего никаких упущений судом не усмотрено, считать по суду невиновным».

Наказание Михаил Михайлович Аквилонов отбывал в Севастопольской тюрьме.

27 февраля 1910 года царь ужесточает Указ. В связи с этим официальный документ говорит:

«№ 955. Царское Село, 18-го января 1910 года.

Всемилостивейше повелено: отставного лейтенанта Аквилонова, взамен наказания, определенного ему приговором военно-морского суда Севастопольского порта, за преступные деяния, предусмотренные 226 ст. Военно-Морского Устава о Наказаниях и 362 ст. Уложения о Наказаниях уголовных и исправительных, и по совокупности с приговором того же суда, объявленным в Высочайшем приказе по Морскому ведомству от 27-го ноября 1909 года, считать исключенным из службы, с лишением чинов, орденов и знаков отличия, дворянства и всех особенных прав и преимуществ и подвергнуть заключению в крепости на шесть месяцев и церковному покаянию, по распоряжению духовного начальства»

Но через два года государь император пересмотрел свое решение.

«Царское село, 25-го марта 1912 года.

Всемилостивейше повелено: возвратить утраченные им по суду дворянство, чины, ордена, знаки отличия и все осо-бенные права и преимущества с тем, чтобы считать его уволенным от службы лейтенантом».

В 1913 году уволенный лейтенант Аквилонов подал прошение об определении на службу во флот, но прошение было отклонено. Отклонено за «грехи» молодого лейтенанта до произошедшей катастрофы, и упоминать их в этой статье я считаю не этичным. До 1917 года Аквилонов проживал в Петрограде. В 1919- 1920 годах он работал в со-ветских учреждениях начальником отдела Управления морского транспорта в Новороссийске. Дальнейшая судьба Михаила Михайловича Аквилонова неизвестна.

Краткая справка на Аквилонова Михаила Михайловича – родился 6 марта 1881 года, в городе Симферополь, в се-мье инспектора гимназий Аквилонова Михаила Ивановича – действительного статского советника с 1890 года. Мать Мария Аристидовна (по первому браку Арендт) владела садом на реке Каче в Бахчисарайском уезде. Дворя-нин по происхождению. Окончил Морской Корпус в 1902 году. Вахтенный начальник броненосца береговой обо-роны «Генерал – Адмирал Апраксин» (1902), портового судна «Лейтенант Овцын» (1902). И крейсера «Богатырь» (1902 — 1904). Обучается в институте восточных языков (1903- 1904), который не закончил в связи с началом войны. Командир десантной роты Сибирского флотского экипажа (1904). Флагманский ревизор штаба командующего 1-й эскадрой Тихого океана (1904). Флагманский офицер штаба начальника отряда крейсеров Владивостокского порта (1904-1905). Вахтенный начальник, позднее ревизор крейсера «Богатырь» (1905-1907). Слушатель Отряда Подводного Плаванья (1907-1908). Переведен в Черноморский флот – Приказом за 1908 год. Помощник командира подводной лодки «Камбала» (1908), временно исполнял обязанности командира (24.3.1909-29.5.1909). Единственный член экипажа, спасенный после катастрофы корабля 15.3.1909 года. После гибели подводной лодки «Камбала» судим, лишен дворянства, чинов и званий, подвергнут церковному покаянию и исключен из списков флота. С 25 марта 1912 года высочайшим указом восстановлен по линии дворянства, но как офицер признан уволенным.

Сразу после тех трагических дней в мае 1909 года, один из офицеров-подводников, старший лейтенант российского флота Георгий Федорович Дудкин, постоянный член Комиссии наблюдения за постройкой кораблей для Черного моря (наблюдающий за постройкой подводных лодок) на заводе в Николаеве, приступает к разработки проекта памятника погибшему экипажу ПЛ «Камбала». В 1912 году задуманный проект памятника воплощается в жизнь. Его сооружают на средства собранные офицерами подводного плавания. Он представляет собой – подлинную рубку подводной лодки «Камбала» на каменном цоколе, внутри которой «повесили образ с теплящейся перед ним неугасимой лампадой» (В. Меркушев «Записки подводника»). На рубке стоит перископ – «глаз подводной лодки», «около перископа водружен крест со склонившимся Ангелом. Памятник находится у входа на городское кладбище на возвышенном месте…» (журнал «Огонек» №-7 за 1912 год). В подножье памятника и на рубку были вмонтированы две мемориальные доски с посвятительным текстом. Освящение памятника погибшим подводникам на ПЛ «Камбала» состоялось 29 мая 1912 года на военном кладбище в Севастополе.

Кормовую часть «Камбалы» предполагали поднять летом 1910 года, но работы так и не были осуществлены. Место нахождения кормовой части было утеряно, и летом 1932 года водолазам ЭПРОНа так и не удалось её найти.

Судьба памятника подводной лодке «Камбала».

Над памятником погибшим подводникам с ПЛ «Камбала» с момента его открытия и до наших дней, цвет политиче-ского небосвода страны пребывания сумел поменяться трижды. Радугу российского триколора порвал на части буйный ветер революционных перемен. Выслав к Богоматери — цвет синий, вместе с вековой православной верой, и только посулив свободу и независимость – цвет белый, обагрил всё красным — цветом власти и идеологического великолепия. Но недолго шла страна к призрачным идеям, да и «Красному знамени славной Отчизны» верны, ока-зались не все. И всё тот же буйный ветер, однажды, как в страшном сне, или по ошибки, расплескал над Севастопо-лем желто – голубые краски, дрожащие над уворованной землей, как швед под Полтавой, оставив горожанам толь-ко свет веры и надежды. За это время и с памятником произошли «невосполнимые» перемены. Так в 1930 году подводниками Черноморского флота была установлена ещё одна плита к подножью памятника с надписью: «Слав-ные герои морских глубин, слепая смерть рано вырвала вас из славных рядов. Не довелось вам быть в победных боях борцов за свободу, увидеть клешные железные бригады и форменками вымощенный путь. Теперь в надежных руках нашей смены наше оружие, бороздит под лучистым флагом Красного флота Черноморскую зыбь. Братва с подводной лодки «Политрук». 1930 г.». Эта эпитафия на памятнике очень хорошо отражает конкретность того не-повторимого времени, и пусть вот так залихватски, но вполне искренне, дает представление эмоционального со-стояния моряков-подводников по отношению к своим коллегам.

В 1940-е годы плиты с надписью, как и мраморная фигура Ангела с памятника исчезли. Занимаясь темой памятника ПЛ «Камбала» на протяжении долгого времени пропажу не удалось обнаружить ни в одном из источников воспоминаний, а версии на этот счет могут быть разные. Первая – мраморного Ангела и гранитные плиты с надписями могли спрятать сами жители Севастополя во время войны, тем самым уберегая их от разрывов бомб и снарядов. И возможно, эти люди погибли во время Великой Отечественной войны, либо на фронте, либо в немецких лагерях. Вторая версия – это вандализм или же воровство фашистских захватчиков во время оккупации города, элементы этого памятника могли быть уничтожены или же вывезены в какую-то страну захватчиков. Но ещё раз приходится констатировать – элементы памятника 1912 года отсутствуют, и по всей вероятности с послевоенного времени этим ни кто серьезно не занимался.

С качественной фотографией или рисунком памятника ПЛ «Камбала» — тоже проблемы. На данный момент таких фотографий три. Одна из книги В. Меркушева «Записки подводника», составитель и научный редактор замечатель-ный историк военно-морского флота капитан 2 ранга В.В. Лобыцын – пока самая удачная для рассмотрения. Вторая из статьи журнала «Огонек» за 1912 год под №-7 «Открытие памятника первым жертвам подводного плавания в Севастополе», автор фотографии А.С. Адамович. Данная фотография дает ориентиры расположения фигуры Ангела, но абрис самой фигуры и четкость скульптурных элементов, оставляет желать лучшего. И третья фотография – вид памятника сзади, совсем плохого качества, т.к. данный снимок имел цель запечатлеть могилу морского летчика мичмана Б.Д. Светухина, разбившегося 20 января 1915 года. По всей видимости, фотография была сделана в тот же год. За ней — пропеллер на могиле штабс-капитана Б.В. Матыевича-Мацеевича и его брата мичмана С.В. Матыевича-Мацеевича. (Эти надгробия не сохранились). И только вдалеке, за лопастями пропеллера – рубка ПЛ «Камбала» с фигурой ангела, изображение которого очень не четкое и размыто.

Но есть ещё люди, которые помнят памятник до 1940 года. Один из них, участник ВОВ, кавалер ордена «Красная Звезда» и «Отечественной войны» первой степени, кандидат технических наук, инженер и бывший преподаватель Харьковского Политехнического института Алексей Алексеевич Касаткин, недавно он отпраздновал свой Юбилей – 85 лет. Он родился и вырос в Севастополе, и по его публикациям видно, что он влюблен в свой город и радеет за его память и благополучие. Он истинный сын города-героя. Находясь со мной в переписке, Алексей Алексеевич рассказал о памятнике следующее, привожу строки из его писем: «…О гибели «Камбалы» в свое время писали, как всё произошло, разбирала комиссия. А вот о надгробии братской могилы остался пробел. И это одна из загадок Се-вастополя. В истории Севастополя много тайн и загадок. Усилиями писателя Валерия Иванова и его многотомного труда «Тайны Севастополя» многие тайны, загадки, вопросы получили своё объяснение. Но не все. Одна из них — могила моряков подлодки «Камбала». Ныне над братской могилой погибших подводников стоит только рубка лод-ки с перископом и прикреплена доска с фамилиями погибших. Я могилу помню с рубкой, перископом, и ангела с крестом. Память у меня в детстве всасывала окружающее как губка и долго сохраняла мелкие детали. Например, щербинки на белоснежном теле ангела со следами свинца, кто-то развлекался, стреляя в ангела. Ангел был в виде девушки с крыльями почти до колен, из белого мрамора, величиною чуть больше метра. В руках он держал крест из черного мрамора величиной с человека. В 30-е годы, когда я её видел первый раз, скульптура была целой. 9-го мая 1944 года, сразу же после освобождения Севастополя, я побывал на кладбище. Ангела не было. Могу утверждать, что ангел исчез в отрезке времени 1942 – 1944 годы. Я не удивлюсь, если эта скульптура объявится в собрании скульптур какого-то коллекционера на Западе. И сейчас самый первый вопрос – вид надгробия, каким он был при его установке. Второй вопрос – куда делась скульптура. Возможно, есть и в архивах что-либо о скульптуре».

И ещё выдержки из писем Алексея Алексеевича: «…Скульптура стояла перед перископом, понурив голову, волосы распущены, в руках держала крест из четырехгранного черного мрамора. Размер креста больше её роста. Бросались в глаза необычные крылья ангела – раза в два больше принятых в православных картинах. Крылья, в сложенном виде, выступали над головой на размер головы. Внизу маховые перья были ниже колен. Высота ангела меньше обычного роста человека (думаю 150 см.) На белом мраморе ангела кое-где были следы от пуль. Ориентирована скульптура надгробия, как и принято в православии – с востока на запад»

Рубка ПЛ "Камбала"

Рубка ПЛ «Камбала»

В начале 1990-х годов по инициативе членов «Клуба любителей истории Севастополя» и моряков Черноморского флота на памятнике установили новую металлическую доску с фамилиями погибших подводников. Однако разъедаемый изнутри ржавчиной памятник нуждается в основательной реставрации, как впрочем, и памятные доски с фамилиями погибших подводников. Но над этим ещё предстоит поработать.

Традиции на флоте – не незыблемы, и на смену погибшим кораблям всегда приходят новые с таким же именем. 29 мая 1934 года с заводских стапелей сошла подводная лодка V-бис проекта Щ-203, с именем «Камбала» и с портом приписки – Севастополь, Черноморский флот. Одно время ею командовал легендарный командир-подводник В.И. Немчинов. Она совершила 18 боевых походов, принимала активное участие в Великой Отечественной войне и была потоплена итальянской сверхмалой подводной лодкой «СВ-3» 26 августа 1943 года в районе мыса Урет — по данным итальянской стороны. Вместе с субмариной погибло 45 человек. В конце 1949 года в районе мыса Урет «Щ-203» была обнаружена и обследована водолазами. Подводная лодка лежала на глубине 72 метра. Корпус субмарины был разорван на две части, причем нос был загнут по отношению к диаметральной плоскости вправо на угол 70°. В 1950 году эту подводную лодку подняли и сдали на слом.

Древнеримский комедиограф Тит Макций Плавт когда-то сказал: «Мужество в несчастье – половина беды», давая нам задуматься над сущностью второй её половины. И я так думаю, что вторая половина – это мы, которые так часто мужество наших предков придаем забвению, или относимся, порой, к этой памяти – так, для галочки. Черноморский город-герой Севастополь – город русской славы, и сам невольно становится только памятником в современной трагикомедии государственных отношений России и Украины. Памятником, о котором вспоминают лишь по красным датам календаря. Да и сами эти даты стали очень разница в последнее время, разница, разделяя некогда одно целое – славянский народ «страны с названьем кратким – Русь».

Автор — Акиндинов Сергей